Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Поэзия Союза писателей XXI века на карте генеральной


Константин КЕДРОВ-ЧЕЛИЩЕВ


ТЫ СО МНОЙ
 
ШЁНБЕРГ

конечно ты не поняла
когда сквознуло в щель сквозную
и нежно вьюжная юла
вьюлила в радужку глазную

в мороз на стекла надыша
в средине вьюжного пространства
кристализуется душа
в узор из ледяного транса

лирообразные узоры
вморозил шёнберг ледяной
узоры превратив во взоры
во взоре взор где ты со мной

транслирую свое не-я
все ё-мое в тебя транслирую
транслирую ян-инь в инь-ян
себя транслирую транс-лирою

там тело лира лира тело
здесь лиратело телолира
во всех мирах в миры летело
из мира в лиру лира мира

я знаю — ты не поняла
и я не понял но запомнил
меня не мною обняла
а я тобой весь мир заполнил


да мы не поняли не поняли
как ударяясь лед об лед
в звенящей додекакофонии
расстаяли 12 нот

грусть тающего снегопада
таящего в дожде полет
грусть неизбежного распада
двух тел на 112 нот

транслируем свою транслирику
а к нам из бездны мировой
транслируют всемирный лимирек
из горла в горло мира вой



СКЛАДКИ ЮНГА

XX век вдали как Юнга складка
Но сладко сладко-сладко-сладко
За горизонт глядит моряк Колумба
А горизонт вдали как складка Юнга

За горизонтом зеркала украдкой
Узрел морщинку я как Юнга складку
Мы все матросы бедного Колумба
Морщинки наши это складки Юнга

И озаряетет странная догадка
Все горизонты это Юнга складки
Все волны позади как Юнга складки
Соленые от наших слез но сладки



ЧАШИ

Очевидно сегодня пуста
Чаша Гамлета — Чаша Христа
Ведь ее королева Гертруда
Осушила и допил Иуда

Припадали к ней неоднократно
И уста пожилого Сократа
Ведь ему-то ему-то ему-то
Предназначена эта цикута

И Спаситель в моленье о чаще
Не желал припадать к этой чаше
Но на небе все предрешено
В кровь должно превратится вино

До чего же горька эта Истина
Вечно Таинство Евхаристии
Постараюсь вовек не забуду
Чашу Гамлета и чашу Будды

Припадаю с годами все чаще
Я к своей переполненной чаше
Все исполнилось все исполнено
Вновь она до краев наполнена



ПОЭТ И СНЕГУРОЧКА

В Новый Год выхожу я на улочку
На глаза надвигаются слезы
Дед Морозу вернули Снегурочку
А Снегурочке Деда Мороза

Сколько лет Дед Мороз в одиночестве
Тосковал на холодных витринах
Слава Богу вернулась доченька
И на елках заговорила

Средь московских виляющих улочек
Не грустите друзья пешеходы
Кто остался один без Снегурочек
В эти странные страшные годы

Я не верил дизайнам придурочным
Я во всем доверяю Островскому
Он-то знал что вернется Снегурочка
Непременно к поэту московскому



АВАТАРА АВАТОРА

Открываю дверь в апельсин
Открываю дверь из апельсина
В небесах воскресает синь
Воскресает свет синь из сини
Воскресает все воскресает
Все от смерти Христа спасает
И Христос как мир воскресает
И от смерти весь мир спасает
Нет спасения тьме от света
Нет спасенья зиме от лета
Жезл небесный весь мир пасет
И от смерти зиму спасет
Все мы все мы во гробе Лазари
В сталин-гитлеровском концлагере
Гул Гулага свинец Освенцима
Немец с русским как русский с немцами
Ах как сладки и ах как горьки
Апельсины Гарсиа Лорки
Воскресите Гарсия Лорку
Это вам не в церкви кагор пить
Не ищу по морю Исхода
А ищу в земле Мейерхольда
Пусть его Беатриче-райх
Приведет в театрайный Рай
Я срываю с себя вериги
Кто тут Данте кто тут Вергилий
Пусть тот свет встряхнут хорошенько
Вознесенский и Евтушенко
Евтушенко и Вознесенский
Воссияют из тьмы вселенской
В небе солнечный апельсин
Снова вырвался из трясин
Будем солнцем — взывает Белый
Троцкий выхватил парабеллум
Из всех струн рванулся Высоцкий
И в гекзаметре умер Бродский
Как алмаз в небесной огранке
Был Любимов внутри Таганки
ад без занавеса и Рай
Маски сорваны — выбирай
Ах сыграл бы еще Антипов
Протобестий и прототипов
Протобога и протодьявола
Ах Таганка ведь ты всегда была
Протобестия хулиганка
Ах Таганка Тангитаганка
Ах шекспирова пиросмания
Манимани непонимания
Стивенкинговый апельсин
Заводноевый Стивен Кинг
Всем жевать нам в земной юдоли
Апельстивена горькие доли
Кожуры развернув сальватору
Прочитал я ее с изнанки
Мне актеру и режиссеру
Так уютно внутри Таганки
Не впускает меня вахтер
Ты ведь автор а не актер
Не сердись на меня редактор
В этом мире я только автор



* * *

Я от любви немею
Сердцем податлив как воск
Думать я не умею
Думает только мозг
Тонущий в море чувства
Только волнам подвластен
В чувстве я безыскусен
Плаваю только брасом
Нет не пишу стихи я
Просто девятый вал
Из мировой стихии
Образ образовал



* * *

не мне учить вас правилам любви
поскольку у любви нет правил
Хотя мой дядя самых честных правил
я их не знал простите — се ля ви
Не я любовью правил а любовь
Всю жизнь мной правила и будет править
вот так но уважать себя заставить
я не сумел и выдумать не смог
Была пора наш праздник молодой
никак не мог закончиться удачей
Он должен был закончиться бедой
но кончился немножечко иначе
Нас коммунисты втаптывали в грязь
я говорю о том без всякой связи
то плача то отчаянно смеясь
В конце концов им не хватило грязи



* * *

Реши за меня Луна
что я должен тебе сказать
когда улетает связь
между
между голосом и горлом
между губами и поцелуем
между я и не я
между выступом и ложбинкой
между жизнью и смертью
между быть или не
между юным Месяцем
и Луной на ущербе



Константин Кедров-Челищев — поэт, создатель общества ДООС, автор терминов: метакод, метаметафора, инсайдаут, Лауреат Пушкинской премии 2018 года. Родился в 1942 году. Окончил историко-филологический факультет Казанского университета и аспирантуру Литературного института имени А. М. Горького. Кандидат филологических наук, доктор философских наук. Главный редактор «Журнала ПОэтов», член редколлегии журнала «Дети Ра», член Союза писателей XXI века, член исполкома русского ПЕН-клуба. Автор многочисленных книг и публикаций. Живет в Москве.