Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Лев АННИНСКИЙ


ОЙ, НЕ МОГУ!


За полвека до официального открытия университетского театра МОСТ я поступил на филфак и успел его окончить. Театра вроде бы не было, но предчувствие было! Был кружок Оленина, привлекавший студентов еще и получше профессиональных занятий. Моя невеста (будущая жена) не пропускала репетиций. Кружковцы на общеуниверситетских мероприятиях читали со сцены Чехова и Горького... Один впоследствии прославился как автор радиопрограммы о детях и взлетел аж до Америки, где и скончался тихо вне сцены. Не буду тревожить его имени.
Театр же под бессменным руководством Евгения Славутина выработал свой неповторимый стиль. Какой?
А вот:
"Прислонившись носом к стенке, в темноте едва видны, спят брюнетки и шатенки, Спят евреи и слоны.
Свет на землю серебристый тихо льется с высоты, спят дантисты и артисты, рэкетиры и менты.
Сквозь волнистые туманы продирается луна, Спят бомжи и наркоманы, Лишь путанам не до сна..."
Все тут! Но путан мало. Зато интеллектуальной хватки — с избытком. И лингвистического блеска. Сильнее английского, французского и японского в этом "Кабаре" (навеянном "Патриаршими прудами") — немецкий. Или это война никак не уходит из памяти: едва обнаруживается на сцене прусский аккуратист, я прижимаю уши: вдруг он в шутку скомандует: "Хенде хох". Как будем примиряться?
И тут появляется великий философ и на языке Гете и Шиллера объясняет нам, что такое Категорический Императив!
Попадание — в десятку! Если от неиссякаемого юмора кто-то почувствует праздничное изнеможение, пусть скажет это по-английски.
Как-как?
— Ай кан-т! — подскажут из зала студенты.
А со сцены удостоверят:
— Тебе же сказано: КАНТ!
Снимаю шляпу перед университетским шармом МОСТа. Это же настоящий Мост в будущее.