Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ОЛЕГ ТОРЧИНСКИЙ


Олег Павлович Торчинский родился в 1937 году. Журналист, искусст-вовед. Окончил два факультета МГУ: журналистики и исторический (отделение искусствоведения), что помогло ему выбрать свою главную тему: культура и искусство.
Почти 30 лет был сотрудником Агентства печати "Новости" (АПН). В течение ряда лет работал по направлению АПН в Индии.
Автор статей по вопросам искусства в газетах и журналах и моно-графических альбомов о современных художниках. Книги и альбомы со статьями О.П. Торчинского изданы, помимо России, в Финляндии, Индии, Гонконге. Одна из них, "Россия", краткий обзор истории и культуры России, включена в фонд Библиотеки Конгресса США.


"Наконец-то я прибыл в Россию…"


Рабиндранат Тагор (1861–1941), великий сын Индии, писатель, поэт, драматург, мыслитель, педагог, музыкант, долгие годы мечтал о поездке в нашу страну. "Я не хочу умереть, не увидев Советского Союза", — говорил он. Его интересовала постановка школьного дела в нашей стране, особенно система просвещения крестьянства, так как он считал, что именно опыт распространения грамоты в деревне может решить ряд социальных проблем в Индии. "Когда я услышал, — писал он, — что в России почти на пустом месте народное просвещение приобрело гигантский размах, я подумал, что, если даже мое дряхлое тело, подвергнувшись испытаниям, не выдержит, я все же должен ехать".

Еще в 1926 году встретившись в Берлине с А.В. Луначарским, который высоко ценил его творчество, Тагор с благодарностью принял приглашение посетить СССР. Но плохое состояние здоровья вынудило его отложить визит почти на четыре года.

Осенью прошлого года исполнилось 85 лет с тех немногих дней визита великого сына Индии в нашу страну. Он пробыл у нас всего две недели и только в Москве, отказавшись от запланированных поездок в Ленинград, на Кавказ и в Сибирь.

Дни его были заполнены встречами с писателями, учеными, педагогами, работниками профсоюзов, крестьянами, студентами, пионерами. 14 сентября 1930 года Тагор посетил пионерскую коммуну, 16 сентября беседовал в Центральном доме крестьянина с колхозниками и крестьянами-единоличниками. 24 сентября в Колонном зале на торжественном вечере в честь гостя из Индии присутствовало более двух тысяч человек.

Множество людей приходило к Тагору и в гостиничный номер: группы студентов и преподавателей вузов, востоковеды, журналисты (по воле И.Ильфа и Е.Петрова в поисках смысла жизни там побывал и великий комбинатор Остап Бендер). И хотя пребывание знаменитого гостя находилось, вне всяких сомнений, под наблюдением соответствующих органов, доступ к нему был сравнительно свободным, ибо было ясно: мы принимаем друга. Не требовалось и особых подтасовок в информации, которой его снабжали: культурная революция была на подъеме, ликвидация неграмотности, особенно в деревне, действительно делала успехи. Впечатления от пребывания в СССР Тагор восторженно подытожил в знаменитых "Письмах из России", где горестно сравнивал увиденное в нашей стране с положением в Индии, зажатой в тиски колониализма.

Но при всем восхищении виденным старый мудрец сумел разглядеть тревожные тенденции, зревшие в советском обществе: попрание личной свободы, приближение единоличной диктатуры. Он изложил свои мысли в одном из писем, которое в русских изданиях было изъято и впервые опубликовано лишь во времена гласности. Вот строки, испугавшие советскую цензуру:

"Они (то есть советская власть. — О.Т.) не хотят признавать никаких препятствий в подавлении личности в интересах общества. Забывают, что, ослабляя личное, нельзя усилить общее. Если личность скована, общество не может быть свободным. Здесь существует диктатура сильной личности. Управление массой людей руками одной такой личности может иногда по счастливой случайности дать хорошие результаты. Но долго продолжаться это не может никогда... К счастью, несмотря на то, что они не колеблясь жестоко подавляют личную свободу, когда это касается советской политики, все же в общем плане с помощью образования, науки они способствуют росту внутренних сил личности, а не перемалывают ее систематически, как это делают фашисты... Кто хочет действительно растоптать личность, тот прежде всего убивает сознание. Они же дали простор жизненным силам интеллекта. Именно в этом путь к спасению".

Тагор до конца дней своих оставался другом нашей страны во всех ее достижениях и победах, горестях и бедах. В августе 1941 года, уже лежа на операционном столе, он еле слышно спросил хирурга: "Какие вести из России?" Не желая беспокоить умирающего, врач ответил: "Немецкое наступление остановлено". "Я знал, что их остановят", — прошептал Тагор. В последние свои минуты он был с нами, с Россией, на окровавленных полях войны.