Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Поэзия Союза писателей ХХI века


Нина КРАСНОВА



В ПАРАЛЛЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
 
Арарат

На горе Арарат
Растет виноград.
Старинное присловье

На горе Арарат
Растет аромат.
Второй вариант старинного присловья

Чтоб попробовать хороший, настоящий виноград,
Ощутить оттенки вкуса все его и аромата,
Нам не нужно забираться вон на гору Арарат,
Нам карабкаться не нужно на вершины Арарата.
Ты со мной всегда, везде встречаться «рад», а не «не рад»,
И в моменты нашего с Тобой сближения, сближенства,
Нам не нужно забираться, залезать на Арарат,
Чтоб почувствовать себя на высоте и на верху блаженства.



Подарок судьбы

В параллельной реальности я обнимаю его —
Моего дорогого мужчину не моего,
В идеальных условиях жарко-любовного климата,
В цветнике из цветов и цветочков с картины Климта.
Я его обнимаю, спасибо за это Судьбе,
Так его обнимаю, как будто его себе
Я беру у нее, как подарок бесценный, из рук,
И к груди прижимаю. И с ним не хочу разлук.
И становится временно этот мужчина моим.
В нас стреляют амуры, и радостно нам и им.
Нас они называют ласкательно, по именам,
И летают над нами, и радостно им и нам.
В запредельной реальности я обнимаю его —
Моего дорогого мужчину не моего,
Так и так обнимаю, и способом новым каким-то,
В цветнике из цветов и цветочков с картины Климта.
А в обычной реальности не обнимаю его,
Ибо в этой реальности нету, нема его
У меня…



Помада

Я в поэтические формы облекала
Любой контакт с Тобой, даренный мне судьбой.
...Совпали наших губ с Тобой лекала,
Когда в каморке целовались мы с Тобой.
Свиданий разных я во сне с Тобой алкала,
Но с ними в жизни был у нас какой-то сбой.
...Совпали наших губ с Тобой лекала,
Когда в каморке целовались мы с Тобой.
Я шла к Тебе туда, оделась вся по моде,
С тобой хотела я Софокла почитать,
Измазала Тебя в своей помаде,
Поставив этим на Тебе свою печать.



Цветочек ко Дню рождения

На окошке два цветочка —
Голубой да аленький...
Народная частушка

Два цветка полагается дарить
только мертвым...
Старинная примета

Вокруг Тебя проделав новый свой виточек,
Твоя... пока — не знаю, кто, но не вдова,
Я подарю Тебе цветочек,
На день рожденья подарю Тебе цветочек,
Один цветочек (самый лучший!), а не два,
И, обвязав зеленый стебель красной лентой
И ленту бантиком изящным завязав
И не спросясь у энтой крали или энтой,
Я обниму Тебя, на чай к себе зазвав.
Тебе дарить цветочки рада каждый день я,
Моей души не виртуальный господин,
И так приятно мне Тебе на день рожденья
В киоске брать не два цветочка, а один.



Любовный праздник
в каморке под лестницей

Мы с Тобой целовались в каморке под лестницей в среду,
Это было и... как бы такое... во сне, но и нет.
И об этом теперь для Тебя по горячему следу
Я пишу не рабочий отчет, а любовный сонет.
Мы устроили сами себе не по графику праздник,
Все заботы свои на короткое время забыв,
Болт на это на все и на все остальное забив,
И у нас получился особенный праздник — оргазник.
В щель за нами никто не подглядывал по-ЦеРеУ-ски,
Мы в «чертоге» своем целовались по-царски, по-русски,
И еще по-французски, и пили «агатовый» сок*.

Мы искусству друг друга в любовных делах поражались,
И к друг другу своими телами в одеждах прижались.
И с меня символический на пол упал поясок...

*«Агатовый» напиток — полезный для здоровья обоих целующихся партнеров (эпитет из образной системы китайского эроса).



Святая икона

Ты теперь — моя Икона Святая.
На Тебя-то я-то вот и молюсь.
В небесах любви высокой все витая,
И тоскую по Тебе, и томлюсь.
Твой большой портрет, написанный пастелью,
Над моей висит над чистой постелью.
Твой большой портрет в окладе картонном
Так от ран меня хранит болевых...
Я его своим украсила катреном
И букетиком гвоздик полевых.
Пред Тобой, благоговея вся и тая,
Я стою, Твоя НеДева Святая.



Рандеву со звездой

Ты — не кто-нибудь, а небожитель.
Ты — звезда моя и неба житель...
Независимо от этих «этикеток»,
Я люблю Тебя и так и этак,
Визуально и не визуально,
Пылко, горячо, везуви-ально*,
Очень нежно также и лилейно...
И по-женски как-то так жалейно.
Да, не слабо я люблю Тебя, а ссси-и-ильно,
То джульеттно, ну а то — ассольно,
Как-то так всегда особо, разно,
Каждому мгновенью сообразно.

Сделан Ты на диво гениально.
Я люблю Тебя и вагинально,
И сосудисто-сердечно, и ротично,
Эротично так, и игротично,
Я люблю Тебя и мануально...
Я люблю Тебя эммануэльно**.

*С вулканом страстей, как Везувий. (Прим. Н. К.)
**Как Эммануэль, героиня фильма режиссера Боровчика. «Эммануэль», в совершенстве владевшая искусством «Камасутры» и «Веток персика». (Прим. Н. К.)



Потаенное

Я хочу с Тобой общаться и на людях, и без них,
А особенно без энных, без иных.
Я к Тебе хочу бежать с веселым тó-по-тóм,
Ожидая: что-то будет, что-то будет-тó потóм?
Я хочу с Тобой сидеть в закрытых стенах... тет-а-тет...
Целовать Тебя и гладить... тут и тут...
Говорить с Тобой о главном, о бесценных о вещах,
Не о долларах в кармане, не о курице во щах,
Не о тряпках супермодных иль об ó-бу-вú,
А о наших отношеньях, о «любóви» и любвú.
Я хочу с Тобой сорадоваться и согоревать
И Тебя душой и телом согревать...



Плед от Марцотто*

Я в своем тесноватом перовском жилище, в дупле, да,
Вот лежу на кушетке под тонкой материей пледа,
Мне Тобою даренного пледа от некоей фирмы,
Да и греюсь под ним (да играюсь в прикольные рифмы,
В этом деле заслуженным пользуясь приоритетом),
Греюсь ночью морозной. И что ощущаю при этом?
Через плед и его шерстяное тепло (чье?) овечье
Я Твое ощущаю простое тепло человечье.
Вся в блаженстве и в счастье лежу, да в любви, да в тепле, да
Вся в телячьем, теплячьем восторге своем от Тебя да от пледа.

*Marzotto (Марцотто) — итальянская мануфактура, выпускающая высококачественные изделия текстиля, в том числе и шерстяные пледы.



Пальмовая ветвь

Герой сего стихолирического текста,
Ты из какого-то такого сделан теста...
Не из какого — все,
не из того, НЕ ИЗ ТОВО.
И я люблю Тебя, люблю Тебя НЕИСТОВО.
Я всех Твоих забраковала «конкурентов»
И вот иду к Тебе во сне под бой курантов,
Я пальмовую ветвь
вручить Тебе ИДУ МОЮ
И о Тебе одном и думаю, и думаю, И ДУМАЮ...



Свеча в спальне

Горит моя свеча...
горит и плачет... догорая
И доводя меня до слез души, до дрожи...
И никакая я Тебе не дорогая.
Тебе другая в тыщу раз меня дороже.
Хотя она же и ничуть меня не лучше,
Я даже лучше ведь, не только же не хуже...
И ведь она — не луч же света... ну не луч же.
И не нужна ни одному же жениху же...
Я погашу свечу,
накроюсь старою дохою,
Сама себя в ночи жалея да ругая
За то, что я Тебе не стала дорогою,
Какою стала дорогою та, другая.



Нина Краснова — поэт. Родилась в Рязани. Стихи пишет с семи лет. Окончила Литературный институт им. М. Горького (семинар Евгения Долматовского). В 1979 году выпустила в первую книгу стихов «Разбег» (в «Советском писателе») и была принята с нею в Союз писателей СССР. Печаталась в журналах «Юность», «Другие», «Зинзивер», «Москва», «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов», «Студенческий меридиан», «Крокодил», «Обозреватель», «Наша улица», «Время и мы» (Нью-Йорк — Москва), в альманахах «Поэзия», «День поэзии», «Истоки», «Кольцо А», «ЛитРос» и т. д., в газетах «Литературная Россия», «Литературная газета», «Независимая газета», «Московский комсомолец», «Книжное обозрение», «День литературы», «Слово», «Экспресс-газета» и т. д., и в разных коллективных сборниках и антологиях, в том числе в антологиях «Поэзия. XX век», «Поэзия. XXI век». Автор более 15 книг стихов и прозы. Лауреат премии им. Анны Ахматовой и других премий.