Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы

Союз писателей XXI века

Поэзия


Татьяна Кайсарова
Поэт, журналист, критик, художник. Окончила художественно-графический факультет Государственного педагогического университета. Работала преподавателем, художественным редактором, редактором энциклопедических изданий. Член Союза писателей России (с 1999 г), Союза писателей ХХI века (с 2011 г.), Союза литераторов России (1999), Международного Союза журналистов (2001). Сопредседатель секции поэзии СЛР. Автор многих публикаций.



НЕПРИКАЯННЫЙ ВЕТЕР СВОБОДЫ
 
*   *   *

Такой же, как и раньше, вид с холма,
Но неуместны прежние раденья.
Все ближе, все безжалостней зима,
И только мы все дальше от рожденья.

Иди себе, не помни обо мне.
Моих стихов прибрежия рябые
Пусть больше не привидятся во сне —
Бери себе на выбор сны любые:

Сны-вещуны ли, сны-говоруны,
Сны ожиданий ложных и тревожных.
Возможно, мы для снов и рождены,
А не для этих будней невозможных.

Спи со Cлучайной, обнимай во сне,
Пей темный мед примет и предсказаний
И никогда не помни обо мне.
Тебе неведом код моих желаний.

Покуда дремлют горы и холмы,
И прилетают ангелы оттуда,
Откуда родом мирты, и зимы
Там испокон не ведома остуда.

Ты будешь ждать свершения надежд,
Как та, что у разбитого корыта.
Не надо размыкать сомкнутых вежд —
Уж слишком широко они закрыты.



*   *   *

Я тебя не люблю — это просто весенние сны.
Череда облаков опускается в темные воды
И, касаясь, дробится о всплески летящей волны,
А в остывшей душе — неприкаянный ветер свободы.

Я тебя не люблю, я до дрожи тебя не люблю.
Не заманишь уже на обманный огонь вдалеке.
Мой «Летучий голландец» — не брат твоему кораблю —
Он невидимый призрак, летящий давно налегке.



ГРОЗА

Тревожен бор и полон хвойной тьмы.
Не спит стихия: ветряно и зябко,
Но, Боже, как глаза твои темны,
И наважденье слов твоих — загадка,
Как шепот ветра.
Взгляд не отведу,
И если заштормит, то буду рядом —
Чужая ветка в сумрачном саду
Густого бора — лишь крупинка лада.
Так медленно далекая гроза
Крадется. Но раскаты ближе, ближе…
Беззвездный небосвод прикрыл глаза.
Он только внемлет: слушает и слышит…
Давай не станем время торопить.
Тепло к теплу еще припасть не смеет,
Но сохнут травы, хвоя просит пить,
и ливень призывает, как умеет.
И вот уже вовсю гремит гроза,
Потоки обволакивают тело…
Как не кричи теперь: нельзя, нельзя —
Но гром гремит: «Люби!
Ты жить хотела!»



ЭТО ТОЛЬКО ВОДА

Это только вода, что смыкается с небом на воле.
Это только звезда, что, мерцая, летит к берегам.
Я навеки твоя, как себя позабывшее поле,
Сплю в рассветной росе, отпускаю на волю стога.

Задыхаюсь туманом, глотая ночную прохладу.
В безымянном просторе плывут надо мной облака…
Я навеки твоя — никуда торопиться не надо,
Даже тайну разлуки уже разгадала строка.

А когда ты вернешься — я буду немой и покорной,
Будет полдень — подтянутся тени к стволам…
Мы до красной луны, что на небе появится черном,
Не очнемся от счастья, судьбой отведенного нам.