Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы

Союз писателей XXI века

Инесса Ильина

"Маски"



М.: "Вест-Консалтинг", 2012

Если человек не любит, он мертв душой. Если нет семьи, нужно любить хотя бы домашнее животное. Если нет домашнего животного, можно любить искусство, музыку, книги. Любовь к Богу вмещает в себя любовь ко всему окружающему. Без любви нет жизни, поэтому когда мы слышим, что Бог — это любовь, мы понимаем, что, получив жизнь от Бога, человек рождается для того, чтобы доказать свою способность любить. Ведь когда душа окажется за пределами земной жизни, там, в первую очередь, спросят нас не о профессии, не о том, чего мы достигли в жизни — это всего лишь инструменты к тому, чтобы выявилось основное: способны ли мы любить или нет, состоялась ли наша душа именно в этой области?
Новый поэтический сборник Инессы Ильиной "Маски" доказывает нам эту способность в человеке — актрисе, поэтессе, жене, дочери, просто красивой и необычной женщине. Ее поэзия посвящена родным и близким: матери, мужу, "крестному отцу в литературе и поэзии" Шурко Илье Ильичу: "Низкий вам поклон и благодарность!",— этим обращением открывается второй поэтический сборник И. Ильиной. Из "Слова о поэте" Ильи Шурко читатель узнает о том, что "Маски" — оживший сон поэта — ее новая, гораздо более полная и более разнообразная книга, подобно театральной постановке разведена автором на три самостоятельные, последовательные сцены: "Напевы", "Откровения" и "Наваждения". Поэтическая трилогия "Маски" — высокая поэзия. И ее читателям, независимо от возраста, порой придется вставать на цыпочки, чтобы взглянуть за горизонт авторской фантазии.
Поэтическая трилогия открывается стихотворением, посвященным матери, есть в книге и посвящение мужу:

Манит грибами последними осень,
Птицы в лесу не поют.
Стелется неба унылая просинь,
Лета прощальный приют.
Пахнет костер можжевеловой стружкой.
Жарко поленья горят.
Вот бы сейчас сговориться с кукушкой —
Время отправить назад…

Удивительно, что в стихах Инессы Ильиной почти нет метафор — если есть, то они просты, незамысловаты, а, тем не менее, созвучие рифм рождает то, что называется поэзией. Простота и доступность строф не исключают появления тайны музыки слова. Поэтессе было у кого учиться. Ее кумиры — Марина Цветаева, Александр Блок, Редьярд Киплинг. Именно им — стихотворные признания в любви и поклонении. В блоковской манере парцеллированной строфы ("Ночь.Улица. Фонарь. Аптека".) написано посвящение Поэту:

…Тени сгустились. Город пуст.
Слышу слова с неподвижных уст:
"Все не случайно в нашей судьбе,
Все свои тайны носим в себе…"
Легкий ночной ветерок пролетел,
Мокрые ветви акаций задел,
Солнечный луч пробудил ненароком,
Тайной осталось свидание с Блоком.

Еще одним примером для подражания был родной дедушка — известный советский поэт и драматург, заслуженный деятель искусств, народный поэт Узбекистана — Сабир Абдулла. Он поведал маленькой Инессе, отвечая на ее вопросы о жизни и смерти, что умрут все — и мама, и бабушка, и он, и она, но герои из ее любимой детской книжки не умрут никогда. "Вот так можно объяснить, что искусство бессмертно, что рукописи не горят…". В небольшой по объему книге поэма "Встреча вне времени" посвящена Ильиной деду. Прозаические отрывки к каждому из разделов стихов помогают лучше понять духовные искания поэтессы, ее вхождение в мир искусства и литературы. Вкладывая в свой сборник любовь и уважение к людям, Ильина старается отдать дань каждому дорогому ей человеку, считая, что "книга — это памятник". Духовные нити связывают ее со множеством людей, "как барометр, указывают… верный Путь".
Перекличка "Масок" с блоковской "Снежной маской" не случайна. Инесса Ильина не только поэтесса, но и актриса. Вспоминается также гумилёвское:

Все мы, святые и воры,
Из алтаря и острога.
Все мы — смешные актеры
В театре Господа Бога.

Оформление обложки книги — яркое, сценическое, наполненное стихами, — выдает душу возвышенную, в чем-то даже детскую, насыщенную творческой радостью и предвкушением удачи.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД