Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Перекличка поэтов


Сергей БРЕЛЬ


ОТПУЩЕННОЕ ИЗМЕРЕНЬЕ

* * *

А. Л.

Который месяц суета.
Как губ твоих горяч экватор!
И убыль белого листа
самарской мукою чревата.

Резвился август-Герострат,
тянулась набережных стачка,
чтоб девять месяцев подряд
торжествовала губ горячка.

Но нет, не зря призвал песок
поэзию ступней и хвои.
Заря просачивалась в срок
в твои походные покои.

Над пепелищем неба край
верстался, как признаний сборник;
и Сызрань превращалась в рай
там, где пускало чувство корни.

апрель 2000



Титаник

In a solitude of the sea
Deep from human vanity...
T. Hardy

Гнет пустоты, которой он сокрыт —
посулами наполненною тарой.
Спокойствие сошедшихся орбит...
Не старый,

но странно юный девственник морей,
две тысячи подвигнувший к соитью
с праматерью-водой. Воды щедрей
в наитьи —

штурвалом не владея, плыть и плыть,
с низин взирать на воздуха подвздошье.
Откуда у металла птичья прыть?
Но ложью

кормить материки — меню Европ!
И как вас терпит глупая Эвтерпа?
Сегодня флейта провожает в гроб
да нерпа.

Могила — ночь, по азимуту — штиль.
Лавина звезд; во рту не тает ice-cream
отчаянья. Все сущее — утиль
пред райским!..

Архангелы кружили? Beaujolais
глотали напоследок, сливки сливок?
Лиха беда... Билет, а не жилет
счастливый!

То — пустошь жизни. Три угла беды.
Сроднило души радужное жало.
Проходят льды. Опять приходят льды.
Пожара

просила грудь! Барахтались ступни.
На темени волны роился иней.
Лепнину небосвода колупни,
о, Плиний! —

и с линии руки — из глины глин! —
судьба стечет, оставив тело разом.
Так погружался в мох иных долин
их разум...

Шагал во тьму расплаты — Полифем;
голодный винт кроил куски уюта.
Бессмертие врывалось по строфе
в каюты.

Цветет в глазнице гибельный вопрос
водоразделом меркнущему зренью:
невиннее резец или колосс?
Иль время?

Кто следующий? Кому мерцает ост?
Кому из темноты ударит склянка?
За чей шпангоут поднимает тост
морзянка?

По воле карм армада шатких тонн —
гордыня рыбья — биться не устанет!
Помолимся о жатве жалким ртом
скитаний...

Кренится глубина над головой;
ковчегова голубка сердце греет.
Титаник-мир, сиреною завой
скорее!

декабрь 2001



Большая элегия Атлантическому океану

Не прячешь плоть передо мной,
как Ной,
громаду тела расплескавший
старший
брат моря, спертый тишиной
двойной,
напором заложивший уши
суши,
бываешь скучен ей. Среди
двух льдин,
двух континентов узколобых
злобу
не затаил, но развязал —
слезам
отпущенное измеренье,
тренья
третейский суд; в горсти — металл.
Дедал
вполне бы мог тобой гордиться —
птицей,
что наблюдает под крылом
то гром,
то слом пространства в шторме,
кормит
собой порожнюю среду,
в бреду
перемещается и длится,
принцип
строки распространяя в мир, —
лишь тир
для солнечных лучей, а перья
вверив
руке Творца. Но Сын сокрыл
и пыл,
и труд Отца. В отместку рыбам
выбыл
из очередности сансар. Здесь ста
с поста
апостолов удравших мало:
скалы
да обнажаемый песок…
Висок,
прижатый к раковине бледной,
вредно
давать в залог заре, —
согрет
скольжением лучей, дичает.
Чает
твой лоб базальта высоты,
но ты
и есть — о высоте понятье
в снятом
виде — повернутое вниз.
Хафиз
в иной среде, отшельник.
Шейных
дерзанье позвонков — взглянуть
в ту муть,
за горизонт, за край, за обод, —
опыт!
Ты мой прозрачный след связал,
а сам
к себе вернулся — в вещный сумрак.
Суток
кувшин разбитый и немой
лишь тьмой
соединил, лишь тьмою…
Ною
что? За уготованной лозой
босой,
нагой и трезвый — был ведомым.
Кто мы?
Кто ты? — вопрос не задавал,
кивал
на Провиденье. Я же
склонен
в лоне
твоем искать и цель, смысл,
но мыс
в отображенье смутном
тонет.
То ли
здесь слишком разнолик масштаб
(душа б
смирилась с неизбежной волей!),
то ли,
прийдя едва ль не от ядра,
ты прав
в жестоком правил отрицанье.
Сами
измыслив построений ряд,
навряд
ли обладаем суммой мер —
химер
в зрачке непроходимой тьмы.
И смыт
наш разум, пустотою полный,
как волны…

февраль 2002



Сергей Брель — поэт, прозаик, публицист, сценарист. Кандидат филологических наук. Родился в 1970 году в Москве. Преподает в школе № 179 при МИИО.