Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Александр Поповский
"Главное останется за скобками"



М.: "Вест-Консалтинг", 2016

Скажу так: Александр Поповский — мастер разговорного жанра. Он словно бы пишет не задумываясь, у него постоянно в жизни что-то происходит, и он торопится это запечатлеть; например: "Извлек аккуратно все то, что хранил в тайнике…", "Сошел благодатный огонь. И картофель взошел"; "Поочередно становлюсь на пятки –/ Так меньше раскаленный жжет песок", и вот такими пустяковыми событиями полна вся эта книжка в 52 страницы. Ее читаешь — и отдыхаешь, понимая, что есть время для "духовного труда", а есть — для того, чтобы просто поваляться на диване. Поповский местами напоминает мне Николая Глазкова, пишущего "не всерьез", а представляющего собой антипоэта — то есть имитирующего поэзию, играющего с ней. Но стихи Александра Поповского далеки от серьезности не потому, что он уж сильно заигрывается, а потому, что автор, человек начитанный, хочет в стихи превратить каждое мгновение повседневности, представляя ее в добром и забавном стихотворном облачении. Иногда мне видится, что он в утрированной форме выражает стремление к образности, вышучивает само "мышление в образах", ну и себя заодно.

Летят в силки моих усов
Снежинки. От восторга — вою.
И битый час с нуля часов
Ношусь я с этой красотою.

В глазах невероятный блеск —
Мне мнится жизнь иного толка.
И нет отбоя от невест
По обе стороны поселка.

К слову, "поселок" применительно к автору можно понимать буквально. Александр поповский живет в поселке Первомайском Челябинской области, — что несомненно накладывает отпечаток на стихи: в них нет надуманной сложности, а есть, напротив, отказ от мастерства в пользу рифмованной простодушной речи, приправленной юмором и самоиронией "обычного мужика":

Пылится зонтик в гараже –
Перед грозой я безоружен.
Все хорохорюсь, но уже
Реально никому не нужен.

Мой неуместный эпатаж.
Пора, без белого каленья,
На свалку выбросить багаж
Такой, а вместе с ним — сомненья.

Пуститься тут же наутек,
Ругаясь бранными словами,
Пока стремительный поток
Не вымыл почву под ногами.

Из современных авторов наиболее близкий Поповскому по восприятию жизни  — поэт Владимир Салимон. Но Салимон человек городской, он сдержан в словах. Поповский — по-домашнему распахнут и по-крестьянски энергичен:

Бурлит село, вовсю ревет в овраге
Взбесившаяся талая вода.
И брага подпевает ей во фляге,
Поскольку скоро празднеств череда. <…>

Чтобы талой воде подпевала брага — тут нужно особое ухо; спасибо, что есть Александр Поповский!

Эмиль СОКОЛЬСКИЙ