Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы

Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Новости

Обзор журнала поэзии «Дети Ра», № 4, 2022


Рассыплются пригоршнями сияющих слов стихи литературного клуба (руководитель Юрий Казарин) при журнале «Урал» – одно издание приветствует другое. Четвертый номер «Детей Ра» открывается именно уральской поэзией.

Ольга Фадеева показывает глубины бытия через вечные образы воды и колодца и делает это с тою мерой оригинальности, которая не позволит усомниться в даровании:

Чего искать, когда
вода глубин колодца
темна и холодна —
и манит, и страшит, —
а сердце, вот беда,
к огню упрямо рвется,
где чашу пьешь сполна,
а — вспомнишь, заболит.

Красиво, не требуя знаков препинания, растянутся, точно играя с вечно идущим временем, стихи Надежды Болтачёвой, используя – вполне по-своему – вечные поэтические символы:

эта звезда станет бархатным сердцем великой реки
места в растраченном небе однажды твоем не найдя
эту звезду ожидают иные силки
нитки дождя

Ритм – рвущийся и метафизический, осколочный и своеобычный  –  определяет глубины кратких поэтических исследований москвички Ольги Ефимовой, тоже участницы казаринского семинара:

тише глухих вод
ниже сухих трав
тонок седой лед
сумерек зол нрав

этот густой мрак
тысячу лет нем
кто-то чужой прав
или уже нет

«Чувство травы» Богдана Бейка отличается той мерой тонкости, когда строки, поданные прозаической записью, вспыхивают метафизическим серебром:

Чувство травы — расстояния ощущений, пути блуждающих лун. Пути, раскрытые ветром. Мои ладони раскрыты к тебе. Между губами и шрамом — чувство травы.


Необыкновенной нежностью, напевностью, плавностью расходятся поэтические орнаменты Ирины Молочковой:

Потянулась ниточка —
Вздрогнул колокольчик.
Тоненькая веточка
Сбросила чехольчик.

И дугою-жилкою
Потянулась к лету,
Да медово-жидкому
Не теплу — не свету.

Стоит вглядеться в поэтическое лицо каждого из участников клуба, представленного на просторах «Детей Ра»; белые листы густо засеяны поэзией отменного качества, где метафизическое постижение и глубина соотносятся, представляя золотой баланс, с яркостью формы.


В отдельной рубрике – поэты Союза писателей ХХI века (руководитель Евгений Степанов).
Развернутся, играя витражами и миражами истории, произведения Константина Кедрова-Челищева:

Сначала Бог создал Моцарта
А Моцарт создал себя
Вы можете все что сможете
В мирах сотворить любя

Культурологический строй поэзии поэта пересекается с мерцаниями жизненных констант, где любовь есть наиважнейшая, дающая дыхание, оттого:

Давай отразимся в собственных отраженьях
Пора учиться жить вечной жизнью без наших тел
Если получится опять будем вместе
Если не получится пусть летят отражения в отраженья

Слишком сложно постижимый мир вне тел принуждает напряженно работать воображение, заставляя, как железы – секрет, выделять неистовую поэтическую субстанцию.
Молнией расколет жесткая простота откровения мир, исследуемый поэтом, собственный мир; и метафизическим серебром блеснет стоицизм, требующий и мудрости, и многих душевных усилий:

Не надо горе поэтизировать
И перед камерами позировать
Плачь только ночью когда один
Среди морщин и среди седин

…Густым напором пойдут, загудят, зазвучат множеством музыкальных инструментов стихи Владимира Алейникова:

Ты горемыка проклинай гостей
бумажный аист под шумок забредший
латунный лист не полно ли — о ней
нет эпитафий — я такой же прежний

где арфы слог недолго шлифовать
где жив шельмец с шагреневою кожей
и только набекрень и танцевать
и вслух сказать: поверьте мне — похожи

на ясновидцев наши мастера…

Словарь Алейникова благородно-избыточен, византийски-пышен. Кажется, ни одно из слов, присутствующих в языке, не должно быть упущено; а суммы их рвутся к небесам – садом, черпающим силы из них же.
Неожиданность, непредугаданность сопровождают поэтический стиль Алейникова, поэт точно летит над земным бытованием:

С коромысла венок изнемог
мы еще не вернулись из промысла
выпью кофе и выберу слог
нержавеющей стали и домысла

это верного рая залог
мы опять понаслышке знакомимся
никого не услышав запомнимся
я надеюсь под самый зарок

и настанет дневная пора
и на дне суматохи оттаявшей
мы увидим души в нас не чаявший
междуночный разбег до утра.

…Вопрос, задаваемый Ольгой Андреевой, не имеет ответа, но изящество, с каким сформулирован оный, вложенный в философское четверостишие, завораживает, гипнотизируя жаждой ответа:
Кто в песочных часах отмеряет песок
в час, когда акушерка серьезно и строго
ставит точку — завязывает пупок,
привнося свою лепту в творение Бога?

Есть в поэзии Андреевой особые зеркальные мерцания – точно отблески небес, отражающих нечто, нам неведомое, точно поверхности вод, отражающие небеса, которые мы, грешные, не представляем в полном объеме:

По камням, по булыжникам,
по мостовой,
оставаясь водой,
оставаясь живой,
вечным калейдоскопом —
планеты узор,
равновесие луж,
океанов, озер —
          это все нереально зеркально,
          изначально  горизонтально.

Но – упомянутая горизонтальность вспыхивает вертикалью поэзии, вечно устремленной в предельно-запредельное.

Сумма верлибров Елены Богатырёвой хорошо насыщена современностью, подразумевающей дыхание вечности – хотя и меняется антураж, на котором приходится разыгрывать поэтическое действо:

виктория никифорова в фейсбуке делает сенсацию:
кошмар имеет классовый характер
им в гулаге страдали (убираю кавычки) только столичные интеллектуалы, бывшие купцы и кулаки
но лагерные нары стали вожделенным раем для сотен тысяч простых людей
(убираю кавычки) для крестьянина-бедняка, для городского люмпена, для беспризорника — людей, которые буквально голодали всю свою жизнь

Игольчато исследуется нынешнее время; и в проколах, точно сделанных в пространстве, каналами видно то былое, то будущее.
Великолепные иронические волны Евгения Лесина обоймут действительность, играя метафизикой осмысления будней.
Поэт учит видеть смешное, когда трагизм берет за горло:

В квартире нищей и пустой
На старом порванном диване
Лежал я пьяный и больной,
Напрасно рыская в стакане.

Но вот я встал среди планет
В сиянье звезд и телебашен...
Не потому, что я бесстрашен,
А потому что водки нет.

А еще Лесин – замечательный лирик.  И нежность, проливаемая в стихи особой субстанцией, вспыхивает не просто весной, а сущностью оной:

Апрель. Появились тюльпаны
На рынке. И пиво в ларьке.
И лед еще есть на реке,
И солнцу залечивать раны

Придется. Но разные планы
Изменят простые слова,
Которых нет лучше: Москва.
Апрель. Появились тюльпаны.

Очень разных поэтов представляет новый номер журнала «Дети Ра», высоко вздымая ажурные и прозрачные поэтические арки, разбивая прекрасные словесные цветники, заставляя читателя тянуться вверх, выше, по световой вертикали, которую открывают горизонты поэзии.

Александр БАЛТИН

2022-08-04