Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Борис Шапиро

В прозрачном кубе

Людоеды

Тяп-ляп,
во рту кляп.

Размахнулся раз,
не в бровь, а в глаз.

Мы люди простые,
водкой налитые.

Лаптем щи хлебаем
да байки баем.

Едим с потрохами,
говорим стихами.

* * *

КОГДА КАЛИГУЛА назвался божеством,
с латинским не считаясь естеством,
чтоб кончить с неугодным трону злом,
крестом орудуя и висельным узлом,

Рим был доволен новым торжеством.

* * *

КРАСНАЯ осень.
Мокрая осень.
Mерзлая осень.
Мертвая осень.

Из книги "ПРЕДРАССУДОК"

1999 — 2006

Псалм

Пять тысяч семьсот шестьдесят четыре
вместе прожито лет.
Земля затвердела,
небесные воды
от вод земных отделились.

Всему свое время.
Похоже, и я отделяюсь
от того, что будущим было
и становится медленно прошлым.

Как змея выползает из кожи,
уползаю медленно из тела.
Из пространства истончаюсь, Боже,
покидаю времени пределы.

Ухожу туда, где нет различий
между было, не было и будет,
где ни рык звериный, клёкот птичий,
ни безумье
жизни не остудят.

Ни безумье, ни тюрьма, ни голод
нас не различат и не разлучат,
где одновременно стар и молод,
где не хуже будет и не лучше,

где за общий стол со всей Вселенной
сяду пировать в Твоём колодце.
Не свободный стану и не пленный,
как с Тобой когда-то переплёлся.

* * *

КАКАЯ СВЯЗЬ между водкой и девкой?
Дело тут не в форме бутылки,
в природе пьянства тут дело,
наркотик в затылке.

Что общего между водкой и девкой?
От обеих трудно отвыкнуть.

А разница в том,
что одна
горька поначалу, сладка потом.

Другая же сладостью манит,
а горечью убивает

на этом свете
и том.

* * *

И. Р.
В ПРОЗРАЧНОМ КУБЕ зреет смоковница,
шелковицы малиновый сосок
в язык впивается, как в птицу
полет влетает, как тоска в висок,
как песня взламывает голос,
как время в будущее мчит.

Так пьяный бык свой рог впивает в волос
безумный твой и страшное мычит.

* * *

ЧУВСТВЕННОСТЬ отчуждения,
тачка памяти громыхает
от одной булыжной ухабы
к другой о том, как
заживо рван.

Судьба, кузнечик,
зеленый фрак,
любезно так предлагает:
Подано, господа,
зализыванье ран.

Отъезд 1999

Валерию Валюсу
Луковица судьбы:

Пятиконечная красная,
в ней светит звезда Давида,
в ней — тюремная роба,
а в ней Маленький принц.

* * *

СТРУНА из расплетенной тетивы,
смычок танцует.
Звук-стрела
мембрану протыкает как границу.

Она смыкается за ним.

В момент протыкновенья
звук и свет
вполахивают в этот мир
из бесконечной тишины
потусторонней.

Она смыкается за ним.

Слышны тончайшие дрожания струны,
виолончельная игла
уперта в ухо.

Пляши, танцуля, —
лук стреляет
на струнах расплетенной тетивы
уже не во врага
и не в косулю на прокорм семьи,
и не игривый мальчик
любимой целит в сердце.

Вдох, выдох, пиццикато.
На струнах расплетенной тетивы
прогнулся и метнул
твой смертоносный лук
сухой, каленый звук
и вспышку слуха.

Она смыкается за ним.
Смердит прогоркло эхо —
палакш, палакш.

Шехина
(поэма)


"Мой брат по лотманским прогулкам..."
Ирина Рашковская

1.

ДУША обнажена до бестелесности,
и глас отверзт до бессловесности,
и до беспамятства апрель.

Капель.

2.

СКОЛЬКО НЕБА под ногами —
талая вода.

Сколько света над ночами —
да и никогда.

Сколько сна и сколько смерти
ждут на берегу.

Сколько светлого бессмертья
на бегу.

3.

КАК НЕОЖИДАННО: сестра.
Какая точность: "Сны не мучай!"
Как замечательно остра
простая рифма и певуча!

Как ты права — из детства в рабство,
в Египта страстный разворот
Иосиф продан был из братства —
идут и я, и мой народ,

и неизбежная дорога
в непредрекаемую высь,
в которой срока нет, ни слога —
о, длись, мгновенье, только длись, —

не смерть и даже не прощанье,
конец, сказанье, новый день
и новое очарованье,
сестра, иллюзия, сирень.

Ни строчек нет, ни букв, ни линий
неопалимого куста,
а только свет пурпурно-синий,
и голос просится в уста.

И звук так тих, непроизнесен
на незнакомом языке,
как только радость первых весен
и как дыхание в строке.

Непредсказуемое прежде
и неизбежное потом,
как восхождение к надежде,
как слово, сказанное ртом.

Не эта торная дорога
и не скамейка во дворе —

улеглись суета и тревога
по дороге к Синайской горе,

и не в призрачной круговерти
зажигает молитвою день
Элизиум, презренье смерти,
иллюзия, сестра, сирень.

4.

МЕЖДУ НЕБОМ и землей
так пируем мы с тобой,
свет мой солнечный и лунный,
звездный жар и хлад ночной,

воздух легкий, ветер трудный,
детский сон как пес приблудный —
вознесенье и покой,
звук и запах струнный —

отблеск золотой.

5.

ПУСТЬ ЭТА РОЗА налегке тебе все скажет.
И пусть росинка в лепестке тебе все скажет
и не иссякнет никогда.
Тебе все скажет
Тот, кто из сердца налегке тебе все скажет.

2002

Борис Шапиро — поэт. Родился в 1944 году в Москве. В 1986 году окончил физический факультет МГУ. В 1963-1965 годы — один из организаторов студенческого поэтического объединения "Кленовый лист", двух поэтических фестивалей и "Поэтического театра" в МГУ (запрещены властями в 1966 г.). В Германии с 1975 г. Инициатор и ведущий "Регенсбургских поэтических чтений" (Германия, 1981-86 гг.). Выпустил книги стихов и поэм на русском и немецком языках: "Начало", "Соло на флейте", "Две луны", "Metamorphosenkorn" ("Зерно метаморфозы"), "Nikeische Loewin" ("Никейская львица") и др. Четыре литературные премии, в том числе от международного ПЕН-клуба, от германской Гильдии Искусств за лучшее (немецкоязычное) стихотворение года, от Фонда им. Конрада Аденауэра.