Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Литобоз

Виктория Токарева. Перелом. Сборник, М., издательство АСТ, 2005.

Виктория Токарева в рассказе "Римские каникулы" заметила: "...Фазиль Искандер пишет один и тот же рассказ "Чегем". И Маркес всю жизнь пишет свое "Макондо". Большой художник открывает свой материк, как Колумб — Америку. И населяет своими людьми".
Эти мудрые слова в полной мере можно отнести и к самой Токаревой.
Книги Виктории Токаревой можно открыть с любой страницы и начать читать. Сюжет все равно будет понятен. Потому что пишет писательница всегда об одном — о взаимоотношениях людей. Разных людей, в основном хороших. Пишет не зло, иронично, объясняя суть происходящего с ними. Токарева — своеобразный психотерапевт, которому не надо платить большие деньги. Купил книгу — получил ответы на вопросы. Не случайна следующая закономерность. Несмотря на то, что в книге в основном рассказы из советской эпохи (например, "Перелом", "Римские каникулы" и т.д.), актуальности они не потеряли. Потому что любовь, ревность, судьба — категории вневременные.
В рассказе "Лошади с крыльями" между героями происходит такой диалог:
"— Наверное, нет общей истины. У каждого — своя. Главное — ее выделить и не затерять. Как драгоценный камешек в коробке среди пуговиц и бус.
— А как разобраться, что камешек, а что буса?
— Дело и дети — это камешки.
— А любовь?
— Это смотря что она после себя оставляет."
Творчество Виктории Токаревой оставляет нам, ее читателям, надежду на Свет и Любовь. Свой драгоценный талант писательница не затеряла.

"Наша улица", № 74 (1), январь 2006.

Когда я начал читать этот номер журнала, сначала подумал, что это шутка, розыгрыш редактора Юрия Кувалдина, а потом понял, что он, кажется, всерьез...
Цитирую:
"В сущности, я, Юрий Кувалдин, — человек-литература" (стр. 42). "Это место — Литература — для Христа, Платонова, Достоевского и Кувалдина" (стр. 43). "Из открытых мною авторов журнала..." (стр. 44). "По собственному писательскому опыту знаю..." (стр. 45). "А так как дыхание у меня длинное, то есть я стайер (хотя и в спринте вряд ли кому-то уступлю)..." (стр. 52). "В своем творчестве я как бы стараюсь объединить эти два великих начала, Чехова и Достоевского, с одной стороны, у меня есть повесть "Ворона" (выворотка "Чайки"), опубликованная в 1995 году в "Новом мире", и есть повесть "Поле битвы — Достоевский", опубликованная в "Дружбе народов" в 1996 году" (стр. 59).
Это все редактор пишет сам о себе! А что, неплохо, главное — самокритично и с чувством собственного достоинства — Достоевский и я, Христос и я... Да чего уж мелочиться, лучше сказать прямо: я и Достоевский... Или еще конкретнее: Я!
Интересны также стр. 75 — 106 журнала, на которых дается стенограмма презентации книги Юрия Кувалдина "Родина". Здесь уже о Кувалдине другие люди взахлеб говорят. Цитировать можно долго и упоительно. Честное слово, захотелось этот роман "Родина" купить и прочитать. Это наверняка тоже шедевр!

Евгений СТЕПАНОВ

С Шолоховым в России и Казахстане. Встречи, беседы, воспоминания, переписка, редкие фотографии. Составитель Н.Ф. Корсунов. Оренбург: издательство ООО "Оренбургская книга", 2005.

Когда держишь в руках книгу, издание которой приурочено к круглой дате со дня рождения/смерти какого-либо известного лица, заранее ожидаешь официоза, "ограничивания" (от слова гранит) "виновника торжества", его полного расчеловечивания. При знакомстве с этой книгой ожидания приятно обманулись. Круглая дата (книга посвящена 100-летнему юбилею Шолохова) не лишила авторов сборника той теплоты, которую можно испытывать только пусть и к великому, но — человеку, не к классику в общепринятом забронзовевшем смысле этого слова.
На неофициальный лад настраивает уже фотография на форзаце книги. Фотографии Шолохова, взятые из семейных архивов авторов сборника, — это отдельное повествование. И не только о "юбиляре", но и о людях, его окружавших. Снимки живые, теплые, дружеские, в какой-то мере даже "семейные".
"Дорогой уральский казачишка" — обращался М. Шолохов в письмах к Н.Ф. Корсу-нову, составителю и одному из авторов сборника. Семья Корсуновых дружила с семьей Шолоховых, так что информация, можно сказать, из первых рук. От трагического до смешного: например, Николай Федорович как-то был заснят "в ногах у классика" — проиграл в карты, пришлось кукарекать под столом (см. фото IV). Интересны письма, где без обиняков комментирует Шолохов происходящее, воспоминания о встречах с Михаилом Александровичем, фотографии, — чисто человеческие штрихи к портрету писателя, депутата и лауреата Нобелевской премии.
После смерти знаменитого человека общепринятое "De mortius aut bene, aut nihil" не срабатывает: начинается бум "разоблачительных" "желтых" статей и псевдоисследований. Конечно, заманчиво погреться в лучах чужой славы, снискать себе известность на пару дней, но — стоит ли? Ведь и говорить, и писать можно все, что угодно, но лучше — то, что действительно стоит сохранить в памяти. "Незабываемое" — так называются воспоминания Н.Ф. Корсунова, открывающие книгу. О своих встречах с писателем, о его музее и пр. рассказывают на страницах книги также Бисен Жумагалиев, Алексей Трофимов, Ольга Чеканова и Валентина Равина.

Алла РОМАНОВА