Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Сергей Денисенко

"Кар-р-р-а-пари..."

Из цикла "Сюжет для небольшого рассказа"
 

…Она снилась ему даже днем, когда он, плотно пообедав, по привычке ложился вздремнуть на пару часиков. Первые мгновения этих снов были легкими, свежими, словно дыхание реки в мае. Она появлялась, как всегда, неожиданно. Он замечал ее издалека и быстрым шагом шел навстречу, надеясь, что вот сейчас, сегодня, сможет ее понять. Или, быть может, она поймет его. Но — нет! Каждый раз на его желание познакомиться она отвечала на совершенно незнакомом ему языке — громком, певучем, с неповторимым и раскатистым "р"; такое же "р" он много раз слышал и дома, когда хозяйка включала аудиокассету с красивыми песнями, в которых часто звучало "А Пар-р-ри" ("A Paris, Quand un amour fleurit Ca fait pendant des semaines…"1). И сон сразу терял свою легкость, становился тяжелым и тягучим, как преддождевые тучи над рекой. Он снова и снова объяснял ей про свое желание познакомиться, рассказывал про себя, улыбался, что-то показывал жестами… И она опять не понимала его! Он страдал во сне от этого непонимания, мучительно всматриваясь в ее темные агатовые глаза и так же мучительно вслушиваясь в ее "р-р-речь". И ему казалось, что ее холодный взгляд обволакивает все его тело, и сердце начинало биться быстрыми рывками. Он просыпался, дрожа от холода, и долго еще лежал с открытыми глазами, печально глядя в никуда, в самого себя…

* * *

— Вот, принимай подарок, — сказала давняя знакомая "заводчица". И у меня на руках оказалось маленькое чудо — крохотная, размером с кошку, собачка, которая тут же облизала мое лицо, покрывшееся испаринами от целого вороха мыслей. Во-первых, собачья мордашка меня шокировала: у нее… (да что же это я такое говорю! Не у нее, а у НЕГО — у полугодовалого брюссельского терьера Патриция, сокращенно — Пат)… у него был мой "экстерьер": борода, усы, широко распахнутые удивленные глаза… И во-вторых… В голове как будто прокрутилась вся моя "сознательная жизнь", включая и жизнь бытовую, "двухкомнатную", в которой трудно было обнаружить какой-нибудь приличный уголок для размещения в нем "живого подарка".
— Спасибо… Но…
— Никаких "но"! Дареным собакам в зубы не смотрят, — и Ирина, "заводчица", с бутылкой шампанского в руках прошла в кухню.
Так в нашем доме появился Пат.

* * *

Она очень удивилась, когда впервые увидела его. Март, холодно, и все собаки на противоположном берегу — вялые и толстые, а тут вдруг — что-то маленькое и ослепительно шустрое!.. Она соскользнула с верхушки оскользлой ивы — и в несколько секунд перелетела покрытую льдом небольшую речушку. Пролетела прямо по-над громко лающим "маленьким и ослепительно шустрым" — и гордо уселась на парапет, возвышающийся на полтора метра над кромкой берега. И — началось! ТАКОГО она не видела никогда. Он встал на задние лапы и, просяще перебирая передними, — повизгивал-плакал и тянулся к ней. Она опешила. Все, что она смогла сделать при этом, — слегка смягчить свой "тембр"; и ее "кар-р-р" впервые прозвучало ласково и певуче: "кар-р-р-а-пари…"

* * *

— Ты пойми, он же как ребенок, ему наплевать на наши скандалы!..
"Скандалы", впрочем, это неточное слово, которое произнесла моя жена. Мы не скандалили, а просто у меня с Патом было несовпадение ритмов: ну, скажем, только я сажусь к компьютеру, — тут же подходит Патриций, садится рядышком и, не отрываясь, начинает сверлить тебя взглядом. В огромных детских глазищах — то ли укор, то ли просьба (мол, ну поиграй со мной!)…
Я слушал жену и пытался изобразить на лице умиротворенное согласие. А уже через две-три недели ритм жизни в нашей семье кардинально изменился. Не то что ритмы совпали, а просто все по-другому стало. Пат просыпался около шести утра, и наши организмы (мой, жены и сына) постепенно подстроились под новоявленный "график" (через месяц мы вдруг даже обнаружили, что перестали смотреть по вечерам "этот дурацкий телевизор" и начали ложиться спать задолго до полуночи). Как ни странно, я "подстроился" первый. И прогулки с Патрицием предрассветными утрами и в полдень стали даже почти необходимостью, тем более что уже в первую же дневную прогулку, когда мы вышли к берегу реки, они встретились. "На моих глазах"…
Это продолжалось несколько недель. И "сценарий" был один и тот же. С поразительной по времени точностью — ровно в час дня — прилетала она, с "того" берега, и он уже ждал ее, и начинался тот самый разговор-игра, который потом с абсолютной точностью стал являться в его сны. Каждодневно я наблюдал за этой так и не состоявшейся всепонимающей дружбой со странным чувством смятения. Да-да, именно смятения, потому что возникала совершенно сумасшедшая мысль — приручить эту ворону и забрать ее домой, в свою жизнь "двухкомнатную"…

* * *

В тот день он лаял так странно, так непонятно, так оглушительно, зайдя "по колено" в реку и смотря на деревья противоположного берега, что мне стало не по себе. Наверное, реагировал на "хлопающие" звуки выстрелов: компания подростков на том берегу развлекалась фейерверками из "китайских хлопушек". Времени было — половина второго. Она не прилетала. Весна уже потихоньку превращалась в лето, и речка разлилась довольно широко, оставив небольшую по длине кромку песка, тянущуюся вдоль бетонного парапета. Пат, продолжая так же оглушительно лаять, неожиданно вскочил на парапет и побежал по нему. Оказавшись напротив деревьев, откуда должна была прилететь ворона, Пат бросился в воду. Кромки песка в этом месте не было, вода у парапета стояла довольно высоко. Я не знал, что он не умеет плавать. Хотя потом я понял, что дело не в неумении, а в "первом состоянии". Вода в реке была еще холодной, да и вряд ли восьмимесячный щенок мог понимать, что такое глубина… Я находился от Пата недалеко, метрах в ста, но по другую сторону парапета, и потому Патриций выпал из поля моего зрения после прыжка в воду. Через мгновение я услышал его смертельный визг. В несколько секунд я подбежал к месту "прыжка", наклонился — и увидел почти прощальные глаза: мордашка Пата уже скрывалась под водой, он уходил ко дну. Я, не думая ни о сотовом телефоне, ни о бумажнике с деньгами, ни о своих любимых очках, торчащих из нагрудного кармана, бросился через парапет. Вода оказалась мне до подбородка. Вытащил Патриция, перебросил через парапет, сам выкарабкался…
Сейчас я абсолютно уверен, что именно этим же днем, после нашего с Патом весеннего "заплыва", он впервые увидел свой сон…

* * *

Она, заметив его появление на берегу, радостно и восторженно крикнула свое "кар-р-р" ("кар-р-р-а-пари…" — и ворона это знала — получится только тогда, когда она подлетит к нему) и вспорхнула с дерева. Вспорхнула — но не взлетела. Громкий шипящий звук — и непонятный горячий-горячий, как будто огненный удар обрушился на ее тело. Это был вылетевший из хлопушки заряд, фейерверк-огонь. Последнее, что она услышала, — хохот пацанов: "Круто, Димка, блин! Ворону захерачил!.."

* * *

Не в ритмах дело. Не в несовпадениях. Дело — в любви. Которая всегда — есть. Я сейчас поставлю многоточие, трижды нажав на клавишу компьютерной клавиатуры. Я делаю небольшую паузу. Из соседней комнаты несутся звуки французской песни — жена поставила свою любимую аудиокассету: "…Deux coeurs qui se sourient Tout ca parce qu\´ils s\´aiment A Paris…2"
Пат лежит на диване. С открытыми глазами. Печально глядя в никуда. Потому что она снится ему даже днем, когда он, плотно пообедав, по привычке ложится вздремнуть на пару часиков…



1 Первые строчки песни Фрэнсиса Лемарка "В Париже" (1948 г.), из репертуара Ива Монтана (подстрочный перевод с французского: "В Париже, когда любовь расцветает, это длится неделями…").

2 Подстрочный перевод с французского: "…Два сердца, улыбающиеся друг другу, все это потому, что они любят друг друга в Париже…"

Сергей ДЕНИСЕНКО — прозаик, публицист, журналист, театральный критик. Родился в 1954 году. Основатель и редактор первого в истории Омска журнала о культуре и искусстве "Омская муза" (1996 — 2001 гг.). Публикуется с 1977 года в литературных журналах, публицистических и театральных альманахах Омска, Москвы, Санкт-Петербурга и др. городов, а также в коллективных сборниках омских авторов. Автор книг: "Подковать Пегаса", "Попытка улыбнуться", "Я пишу к Вам "на Вы"...", "Карточный домик", "В этом мире, в этом городе...", "Поэтический гороскоп", "Такая разножанровая жизнь...". Член Союза российских писателей, Союза театральных деятелей России и Союза журналистов РФ.