Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Артём Татаринов

Клуб сердцебиения

— Она вас не любит, — сказал кто-то за моей спиной. Я обернулся — за столиком цвета темного малахита сидел какой-то мужчина средних лет.
— Почему вы так решили? — удивленно спросил я.
— Добро и зло — это линия, нарисованная на бумаге карандашом. Все зависит от того, с какой стороны смотреть, — сказал другой человек, подошедший к нам.
— Нет, это зависит от силы нажатия грифеля, — сказал еще кто-то.
— Пока мы не сможем подняться над этим листом бумаги, мы не сможем сказать, что есть добро и что есть зло. Пока мы сами нарисованы на этом листке, ничего нельзя сказать. Наши возможности еще слишком малы, — сказала какая-то женщина.
— Как малы? А квантовые компьютеры? — не выдержал я и ужаснулся. Что за чертовщина? Я пришел за бутылкой "Пепси", а ввязываюсь в какую-то дурацкую дискуссию.
— Где я?
— Это Клуб Сердцебиения.
Я никогда не слышал о таком. "Лучше не связываться", — решил я и пошел к выходу. И остолбенел. Двери, через которую я вошел, не было. Просто ровная, гладкая стена... Я постучал по ней кулаком...
— Тут была дверь.
— Дверь была не только тут. Она везде. Просто сейчас ты ее не видишь.
— Идите к черту! Где здесь выход?!
— Выход везде.
— Где выход?!!
Так, все бесполезно. Главное — не паниковать. Это не сумасшествие, не химические наркотики, не электронные наркотики, не виртуальная реальность. Хотя в виртуальной реальности... Нет-нет, это не виртуальная реальность. Спокойно, спокойно... Мы ехали в казино, и тут она захотела пить. Так... Я увидел этот магазин и остановил машину. Да... Достав из бардачка бумажник, я поцеловал ее в щечку и сказал, что через минуту вернусь. Потом я зашел в этот магазин. Первое, что бросилось мне в глаза, — это то, что внутри он был очень большим, гораздо больше домика, в котором располагался. Куда же, черт возьми, я попал?..
Я поймал за рукав женщину, проходившую мимо меня:
— Что это за место?
— Это Клуб Сердцебиения.
— Клуб... чего?
— Сердцебиения... Мы слушаем, как бьется сердце.
— Как отсюда выйти?
— Так же, как и вошли...
— Но дверь пропала!
— Да? — Женщина нахмурилась. — А может быть, вы Учитель?
— Учитель? — на сей раз пришлось хмуриться мне.
— Ну да, Учитель. Вы должны научить нас чему-то, и вам не надо будет уходить отсюда.
— Почему???
— Понимаете, если человек становится Учителем, Учителем с большой буквы, то это значит, что он обязательно погибнет. В худшем случае от руки своего ученика.
— Нет-нет, я не Учитель! Я хочу выбраться отсюда, и все!
— Ну тогда не знаю... Возможно, вам просто надо что-то понять... Побродите здесь, осмотритесь, послушайте, что говорят люди, поговорите с ними... Может быть, это поможет...
— Хорошо, можно, я начну с вас? Что вы можете мне рассказать? Что может мне помочь?
— Ладно... Слушайте... Однажды я тоже приехала в одно очень странное место. Это была дорога, но на ней не было других машин, кроме моей. Вся дорога была расчерчена мелом на квадраты. В каждом квадрате стояла табуретка. А на каждой табуретке сидел человек. И я спросила у одного из них: "Что вы тут делаете? Почему вы здесь сидите?"
"Мы не можем выйти за меловую черту", — ответил он.
"За меловую черту???" — изумилась я.
"Да. Не смейтесь, это все очень серьезно и печально..." — сказал этот странный человек.
"А если я сотру ее, вы выйдете?" — спросила я.
"Что вы!.. Мы смотрели на нее так долго, что она всегда будет перед нашими глазами. Даже если ее смоют весенние дожди, развеет летний ветер, завалит листьями осень, запорошит снег, мы всегда будем видеть эту линию..." — нараспев проговорил мой собеседник.
"А все-таки почему вы не можете выйти за нее?" — снова спросила я.
"Нельзя. Ни в коем случае нельзя".
— И как же вы выбрались оттуда? — не выдержав, спросила я.
— Как? Просто завела машину и тронулась дальше...
Я застонал... Нет, это невыносимо. За что мне это ужасное заключение непонятно где, с непонятными людьми? Женщина пожала плечами, сделала два шага и исчезла. Вот как они выходят отсюда... Больше никогда не буду заходить в магазинчики на обочине. Мне показалось, что сейчас я потеряю сознание...
Я присел на одиноко стоявший стул. Может, это какой-то замаскированный сумасшедший дом? О-о...
...Еще какие-то люди...
— ...Жил, значит, в сумасшедшем доме один человек, чья болезнь заключалась в том, что он считал себя нормальным. А все доктора убеждали его, что он сумасшедший. А он настаивал, что он нормальный. Так вот, что ему делать? Продолжать настаивать — будешь дальше сидеть. Признаешь, что сумасшедший, — так и оставят в сумасшедшем доме, раз сумасшедший...
— ...Появился в одном городе великан. На него послали танки и вертолеты. А его не брали ни пули, ни снаряды. Он поймал вертолет как муху и его лопастями вскрыл себе вены. А дикторша в "Новостях", говоря "Здравствуйте", улыбнулась...
...Я попытался сосредоточиться. Может, у меня галлюцинации? Но отчего? Так не бывает! Когда же закончится этот кошмар?.. Что делать, что мне делать?
Надо возобновить знакомство с этими странными людьми. Вдруг все-таки кто-нибудь сможет мне помочь... Вот какой-то мальчишка лет пятнадцати.
— Ну, что ты можешь рассказать мне? — спросил я.
— О, много чего! Наконец-то хоть кто-то обратил на меня внимание... Слушайте... В мире есть День Абсолютного Зла. Этот день назначается заранее. Каждый год он может быть в разное время. Тот, кто назначает его, думает, что в этот день все будет плохо. Но на самом деле бывает еще хуже. Некоторые считают, что лучше его не назначать. Но тогда Абсолютное Зло ударит неизвестно когда. А так все определено. Понимаете?
Я кивнул... Как же я хочу обратно, на улицу, в машину!..
— А еще есть День Вселенского Контроля. В этот день все подвергается контролю. Проверяют билеты в автобусе, удостоверения при входе в разные там учреждения и все такое. Видимо, в этот день силы Порядка пытаются нанести мощный удар силам Хаоса. Между прочим, каждый человек в этот день становится или на сторону Порядка, или на сторону Хаоса. К примеру, если у вас есть пропуск в какую-нибудь контору, то вы на стороне Порядка, если же нет — воин Хаоса. Кстати, однажды День Вселенского Контроля совпал у меня с Днем Абсолютного Зла. Приятного было мало... А если бы тогда был еще и День Недвижения...
— Ммм... Сам-то ты как сюда попал?
— Что значит "как попал"? Я всегда был здесь!
— И ты не ходишь в школу, не гуляешь, не смотришь телевизор?
— Да нет же! — он даже рассмеялся. — Я хожу в школу, учу уроки и так далее. Но при этом я одновременно и в Клубе Сердцебиения. Ну, вы сказанули тоже... Это все равно что сказать: если ты дышишь, то не можешь ходить на работу.
— Хватит! Замолчи! Я и так ничего не понимаю! Я хочу только одного — выбраться отсюда!
— Все будет нормально... Вы уже начали что-то чувствовать. Я это вижу. Скоро все будет в порядке... Вы поймете, что вам надо понять. Все начинается с малого... Знаете, как это бывает? Бурные аплодисменты, переходящие в овацию, которая затем переходит в подбрасывание оратора, потом опрокидывание столов и стульев, потом поджигание штор, затем выбивание окон, после — взрыв перекрытий, плавно переходящий в разрушение здания до фундамента, потом митинг на руинах, который перерастает в уличные беспорядки, превращающиеся в революцию, которая становится гражданской войной.
Я действительно стал кое-что понимать. Пораженный догадкой, я положил руку себе на грудь. Точно! Под моей ладонью ничего не стучало, не шумело, не билось. Сердца просто не было. Конечно, что-то там действует — какой-то бесшумный насос. Но не сердце — ведь его я бы слышал. Куда делось мое сердце? Износилось в бесконечных авиаперелетах? Осталось на заднем сидении машины, отправленной на свалку в позапрошлом месяце? Выпало во время болтанки в междугороднем автобусе? Раскрошилось при игре на бирже? Раскололось в прошлый уикенд?
Я вспомнил ее, одиноко сидящую сейчас в моей машине, там, на улице. У нее ведь тоже нет сердца. Я никогда не слышал его ударов, но почему-то не обращал на это внимания. А она где потеряла его? Выронила на крутом вираже американских горок? Забыла на прилавке супермаркета? Перепутала со старой заколкой для волос и выбросила?
А мои друзья? Я мысленно перебрал их всех и с ужасом понял, что ни у одного из них нет этого стучащего алого моторчика с крыльями. Где их сердца? Оставлены на тумбочках в отелях? Проиграны в карты? Обменены на пакеты акций? Зажаты между пыльными коробками компакт-дисков? Завалились под шкаф, так что не достать? Расстреляны в тире?
И тут... Может быть, мне показалось? Нет, я почти уверен... Почти уверен... Я услышал слабенькое: тук...

Артём Татаринов (Тюмень) — прозаик. Родился в 1984 году. Студент пятого курса факультета математики и компьютерных наук Тюменского государственного университета. Публикуется впервые.