Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Литобоз

Ведущий - Евгений Степанов

"Братская колыбель". Антология молодой русской литературы. Независимая литературная премия "Дебют". М.: Международный фонд "Поколение", 2004.

В декабре 2004 года кураторы литературной премии "Дебют" и международный фонд "Поколение" представили антологию молодой русской поэзии "Братская колыбель". Антологию отличает от предыдущих "дебютных" поэтических сборников прежде всего широкий охват авторов молодого поколения — в ней собраны стихотворения 124 поэтов младше 30 лет. Пожалуй, такой охват, такая серьезная попытка "объять необъятное" является главным и бесспорным достоинством антологии. Во-первых, это мощное средство коммуникации: "Братская колыбель" предоставляет возможность самим молодым поэтам увидеть и почувствовать друг друга как современников. Во-вторых, антология претендует на роль некоего "магического кристалла", сквозь который можно попробовать "различить" будущее русской поэзии.
Составители антологии довольно четко артикулируют свое отношение к современному литературному процессу, что в последнее время встречается не часто. Подобные проекты обычно реализуются под девизом "хорошие поэты под одной обложкой". "Братская колыбель" провозглашает почти противоположный принцип. Как пишет во вступительной статье составитель сборника Д. Давыдов, "…сейчас "налицо" есть скорее стихи, нежели поэты в некоем абстрактно-возвышенном смысле. Не случайно, для многих из пишущих стихи сегодня, поэзия предстает своего рода формой деятельности, сопутствующей их жизненному пути, но не налагающей метафизических обязательств". Эта концепция и легла в основу подбора авторов, точнее сказать, в основу подбора текстов. Оправдано ли это? Может быть, в случае с молодыми поэтами, только входящими в литературу, этот метод составления антологии и небезоснователен, хотя и остается спорной правомерность заявления о "факультативности" поэзии для представленных в ней авторов. Еще более сомнительна, в связи с этим утверждением, ценность текстов стихотворцев, "пописывающих" стихи, которые не налагают "метафизических обязательств", то есть, проще говоря, стихотворцев, не осознающих себя поэтами. Стихи копирайтера, стихи менеджера по продажам, нам представляются таким же абсурдным явлением, как управление государством "простой кухаркой".
Но в антологии есть и стихи талантливых поэтов, которых можно назвать молодыми только потому, что они еще не перешли 30-летний рубеж. Полина Барскова, Марианна Гейде, Виктор Iванiв, Елена Костылева, Яна Токарева, Василий Чепелев и еще ряд авторов, представленных в "Братской колыбели" — уже состоявшиеся поэты с собственным голосом. Чем станет для русской поэзии творчество большинства из 124 авторов — покажет время. Хочется надеяться, что не братской могилой.

Алексей СОКОЛОВ

Михаил Новиков. "Частное письмо по неизвестному адресу". СПб.: Алетейя, 2005.

В одном из самых "серийных" российских издательств "Алетейя" вышла несерийная книга Михаила Новикова "Частное письмо по неизвестному адресу", первая его посмертная книга.
Михаил Новиков (1958 — 2000) известен большинству читателей как литературный обозреватель "Коммерсанта". Его яркие, веселые, едкие комментарии на события культуры, его рецензии на книги и фильмы, интервью со знаковыми фигурами литпроцесса заставляли многих граждан, почти никогда не читавших газет, специально покупать свежие номера "Ъ". Если учесть, что Новиков нередко позволял себе заходить в далекие от академического литературоведения области — писал о политике и об авторалли, о далеких путешествиях и о постсоветском быте, — то его благодарная аудитория выходила далеко за рамки любителей изящной словесности.
Новиков публиковался в разных изданиях — в ернических листках и в респектабельных газетах, в глянцевых журналах и в литературных "толстяках". Но, несмотря на известность, мало кто знал модного критика в других его ипостасях — как тонкого писателя, например. И буквально единицы читали его стихи, хотя именно поэзия с ее возможностями выхода за пределы стандартной ментальности и газетной "текучки", была для него чрезвычайно важна.
В давние времена, доперестроечные, усилиями Михаила был придуман и собран рукописный альманах "Список действующих лиц". Всеволод Некрасов, которому "Список" глянулся, посвятил Новикову такие строчки:
Чего новенького?
Миша Новиков
Что хорошенького?
Миша Новиков
Новиковские тексты в альманахе чем-то напоминали Введенского, с его метафизикой закрученного слова и эпическим разгоном сюрреализма.
"Моторное говорение", задорный ритм помогали парить над улицами и площадями тоталитарного города, и вообще всячески укрепляли чувство тайной свободы. В толстенном "Самиздате века" приведено одно такое стихотворение.
Позже, после более чем десятилетней паузы, Новиков записал уже совсем другие тексты. Корни остались, пожалуй, прежними — обэриутскими. Только теперь его больше интересовала не игра со словами, а предельная точность и открытость высказывания, лианозовская традиция. Как-то в разговоре со мной Михаил признался, что говорная школа дает ему чрезвычайно много. "Понимаешь, старик, — сказал он, — колонки в "Ъ" я пишу на автомате, а говорить стихами — это здорово".
Проза Новикова — отдельный сюжет. После окончания Литературного института он выпустил сборник рассказов, затем роман под экзотическим псевдонимом "Федор Лустич", написал еще несколько романов в стол, а в последние годы добавил к ним еще десяток рассказов.
Из доперестроечных вещей, пожалуй, самый любопытный — рассказ "Фидлер". Прозаик поселил Фидлера в заставленной антиквариатом квартире в джунглях новостроек. Изредка сюда заглядывали приятели. Иногда появлялись женщины и мило устраивались на диване, как плюшевые игрушки. А сам герой пропускал поезда — один за другим. Это стало его привычкой.
Пожалуй, можно говорить о том, что с выходом романа "Убить нежно" завершился определенный период в творчестве Новикова. Мир, населенный многими персонажами, богатый своими событиями — "случаями", но абсолютно замкнутый в самом себе, себя, похоже, исчерпал. В новиковских текстах последнего времени появился новый лирический герой, пробующий на вкус, или, если хотите, испытывающий на прочность окружающий мир. Пространство его прозы расширилось, утратило герметичность и приобрело особый вкус подлинности, которую невозможно подделать или сочинить. Он собирался писать новый роман.
В книгу "Частное письмо по неизвестному адресу" не вошли ни стихи, ни художественные прозаические тексты. И то и другое достойно отдельных изданий, и, надеемся, такие книги появятся. Здесь же собраны плоды его журналистского труда. Весьма, надо заметить, своеобразного, не похожего на обычную газетную текучку. Главная метафора книги — это скорость, движение из одного пласта реальности в другой.
И все-таки большая часть сборника посвящена литературе. Среди героев книги писатели разных поколений, разных эстетических принципов: от Шмелева до Сорокина, от Шаламова до Лимонова и Дашковой. Немало статей в сборнике посвящены поэзии и поэтам: Вс. Некрасову, Окуджаве, Высоцкому еtс.

Борис КОЛЫМАГИН

"Журнал Поэтов", № 7 (19), 2005, главный редактор — Константин Кедров.

Вышел очередной номер "Журнала Поэтов". Что приятно удивило? Значительно расширился круг авторов. Это и поэты Ирландии в переводах Анатолия Кудрявицкого, и поэты Саратова — Элана и Андрей Сокульский, и Анна Золотарева, и Елена Круглова (Дальний Восток — Москва), и многие другие новые имена.
Кедров и Кацюба умеют найти даже у самых отъявленных традиционалистов стихи необычные, ориентированные на поиск. Так, даже у Сергея Мнацаканяна редактора выискали интересные верлибры. (Попутно заметим, что в случае с Д.А. Приговым оказались бессильны даже Кедров и Кацюба…).
Любопытна статья Михаила Дзюбенко "Три рубля", посвященная творчеству Алексея Парщикова, который, как выясняется, оказался поэтом-пророком и предсказал (предвидел) многие события общественно-политической жизни. М. Дзюбенко, анализируя, в частности, строчку Парщикова "В глобальных битвах победит Албания…", пишет: "Ну, кто мог предвидеть в сравнительно тихом 1986 году балканскую резню 1990-х, отделение Косова…" Парщиков, один из лучших современных поэтов, безусловно, заслуживает такой статьи.
Очень хороши стихи Elsas (Елены Сазиной), Александра Чернова, визуальная поэзия Александра Федулова, Елены Кацюба… И многих других.

Евгений СТЕПАНОВ