Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы



Федор Мальцев

Родниковая поэзия Лидии Алексеевой

Лидию Алексееву (1909 — 1989) любила читающая русскоязычная Америка. На Родине ей повезло меньше. Все-таки она до сих пор малоизвестна широкому читателю.
Лидия Алексеева — поэтесса в высшей степени замечательная: и своей такой редкой аполитичностью, и крахмальной душевной чистотой, и внутренней незыблемой гармонией, которую не смог поколебать даже суматошный Нью-Йорк (а здесь она прожила сорок лет).
Лидия Алексеева — законное дитя "серебряного" века русской поэзии. Главный ее литературный учитель очевиден. Это Георгий Иванов. Во всяком случае, они поэты одного "дыхания", одной "группы крови". Та же лапидарность формы, аскетичность и выверенность слова, строгость рифмы. Тот же спрятанный в подводные глубины подтекста трагизм. Но у Лидии Алексеевой больше света в стихах. У нее хоть какая-то есть надежда.
О Лидии Алексеевой хорошо написала другая русская поэтесса Валентина Синкевич. Приведу некоторые цитаты из ее неопубликованной статьи "Тихая муза" (В.А. Синкевич передала ее мне в далеком 1992 году в Филадельфии).
"Лидия Алексеевна Иванникова (Алексеева — псевдоним) эмигрировала в Америку из Германии в 1949 году, приехав сюда с матерью и отчимом — оба здесь вскоре умерли. В Югославии, куда попала в раннем детстве с родителями поле революции, она прожила 22 года, окончив там русскую гимназию и философский факультет Белградского университета. За свою долгую жизнь (умерла поэтесса в восьмидесятилетнем возрасте) она выпустила пять небольших по объему книжечек стихов. Первый сборник "Лесное солнце" вышел в 1954 году, последний "Стихи. Избранное" — в 1980-ом.
Я не знала никого из русских писателей в Америке, кто жил бы до такой степени вне быта, как Лидия Алексеева. Она его просто игнорировала, и он платил ей тем же. Жила поэтесса в негритянско-пуэрториканском районе города, где ютилась нью-йоркская беднота.
...Лидия Алексеева работала на перчаточной фабрике, затем ее друзья Алексис и Татьяна Ранит (А. Ранит — известный эстонский поэт) устроили Алексееву на работу в славянский отдел Нью-Йоркской публичной библиотеки, где она благополучно прослужила до выхода на пенсию.
Скончалась Лидия Алексеева 27 октября 1989 года в нью-йоркской больнице.
Когда после похорон друзья приехали к ней на квартиру — торопливый управдом уже очистил ее для новых жильцов. Весь архив, фотографии и книги он выбросил в мусор..."
Нам остались только сборники замечательной поэтессы (кстати говоря, по материнской линии двоюродной племянницы Анны Ахматовой).
Предлагаемые вашему вниманию стихи взяты из ее тоненьких и скромных по оформлению эмигрантских книжек "В пути" (1959) и "Стихи. Избранное" (1980).
Мудрый ерник Николай Глазков однажды заметил: "Не все простое — пустое, не все сложное — ложное".
В нехитром и несложном творчестве Лидии Алексеевой больше поэзии, чем у иных самых изощренных версификаторов. В этом смысле ее стихи напоминают стихи другого тонкого и безукоризненного лирика — Владимира Соколова. В стихах Лидии Алексеевой — чистота и трагизм, выраженные изящным, не отягченным урбанизмами и американизмами русским языком.
Лидия Алексеева немало писала о Нью-Йорке, городе, которому посвящен этот номер журнала "Дети Ра". Вы услышите нью-йоркскую тему в таких стихотворениях, как "Холод, ветер… А у нас в Крыму-то", "Дом на Манхэттене"… Удивительное дело. Меня не покидает ощущение, что эти стихи написаны не пожилой жительницей огромного монструозного города, а провинциальной (если не деревенской) русской девочкой — чистой и наивной, изумленной вечными вопросами бытия — "Так странно знать, что скоро я умру, / Что я умру — и будет все, как было".
Лидия Алексеева писала:
И брошу в мир, как на последний суд,
В бутылке запечатанное слово —
И может быть, у берега родного
Она пристанет, и ее найдут.
Мечта замечательной русской поэтессы сбылась.
Я счастлив, что Лидия Алексеева — стихами! — возвращается на Родину. И не сомневаюсь, что ее родниковая поэзия здесь нужна.