Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Анатолий Побаченко
Из цикла «Цветаевские эпиграфы»



1
 
(I)

 

Под темной тяжестью верблюжьих тел —
Мечтать о Ниле, радоваться луже…
«И вот, навьючив на верблюжий горб…»

 

Подходят осенние дни
и свет застилают порою…
А ты — подними воротник,
гуляй под верблюжьей горою.

Пусть давит она, словно гнет,
но выстоять в ней — постарайся:
замедлится ворона лет,
неистовый сломится Тайсон.

И в сырости серых свищей
найди улетевшее лето,
где лес — наводненье клещей,
где солнце — на блюде омлетом.

Порадуйся остову слов,
что листья упали на землю,
что несколько светлых голов
набиты желтеющей зернью.

Что столько воды у тебя,
что не было, помнится, сроду.
что вон — у того воробья
так много сырого народа.



(II)

 

Шерсть верблюжья разбросана в море,
пахнет спиртом высокая даль.
Вновь замедлилась поступь теорий,
где мешок твой, Иван Калита?
Собирай это золото даром
в мешковину желтеющих нив…
Звон есенинской грустной гитары
я услышал и сердцем поник.

От того ль, что погожее лето
утонуло в осенней траве
или жнив золотых эполеты
оборвет белокурый Равель?

Только посвист родимой синицы
мне напомнит — живем-то не зря,
и горят бесподобные спицы
в колесе моего октября.



2

 

О летящие в ночь поезда…
«Вы, идущие мимо меня…»

 

Вы куда, о летящие в ночь поезда?
Где звезда, о пристанище взглядов?
Затаенного сладкого яда
ждут мои онемевшие за день уста…

Догоняет закат танцовщица Дега,
крутит пыль от луны? черных лилий?
Рельсов сталь в жарком дне закалили,
но свинцом параллелей в тумане легла.

Неужели и нас унесут голоса
мимо темных берез, вдоль ограды,
в загустевшие краски заката,
в два последних огня — молодые глаза?

Но тверда неустанно железа узда.
Грозный всадник без устали гонит
то зеленые, синие кони
в бесконечно идущие строем стада.
Так и жизнь пролетит, отгремев, отзвенев…
И стою на перроне пустынном,
и мерещится сумрак-суглинок
в многозвездном холодном игристом вине.



3

 

Я себя схоронила в небе…
«Свидание»

 

Позабудь обо мне и поплачь.
Легче будет тебе, может — мне.
Время встреч — одинокий палач,
отрубил мою голову снег.

Как безжалостен холода лед,
синь-остуда пронзила насквозь:
изнутри к свету тянется крот,
подрывая железную ось.

Где-то там, наверху, ты живешь,
захоронена пледом беды…
Потому-то и медленно пьешь
окоем легковесной воды.

Не забудь, одинокий палач,
семимильные наши шаги…
Снег идет — пожелайте удач
тем, которые стали враги.



4

 

А в единственном окне —
Снег, снег, снег.
«Я бы хотела жить с Вами…»

 

Первый снег упал на землю,
закружилась голова…
Неужели не приемлю
эти белые слова?
Вот они лежат и дышат
робко как-то и чуть-чуть
и, возможно, мне напишут
письмецо. И получу —
белый свет в окне открытом,
в белой рамке — белый дом,
белым облаком обвитым
я — со свежим молоком.
А в окне — лицо любимой,
смех немой, но обложной…
Мы с тобой два нежных мима
с неожиданной весной.