Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Рецензии



Владимир Шпаков. «Счастливый Феликс». — М.: АСТ: Астрель, 2010

Владимир Шпаков, которого мы числим писателем, тяготеющим к мерцанию и дроблению реальности, к насыщению художественной ткани мистическими элементами, малообъяснимыми на первый взгляд и требующими разрешения хотя бы в финале (те самые чеховские ружья, обязанные выстрелить), вдруг взял да и написал сугубо реалистический — по крайней мере, по форме — роман с сугубо реалистическим героем. Мало сказать реалистическим, практически — расхожим, типическим для нынешних времен.
Новый русский средней (по доходам и имеющимся в распоряжении ресурсам — не по амбициям) руки, поставивший на новую технологию, которая якобы сможет оседлать финансовый хаос и сделает его новым Джорджем Соросом. Ни больше, ни меньше. Кстати, именно этот биржевой спекулянт, держащий финансовый мир под уздцы, современный Наполеон, завоевавший мировое пространство, — образец для подражания у нашего героя. Догнать и перегнать его — вот задачка планетарного масштаба, на меньшее счастливый Феликс (его имя и значит — счастливый) не согласен.
А пока в глубокой тайне готовится эта информационная бомба, наш герой всего лишь не самый крупный питерский риелтор, к тому же одержимый идеей мести когдатошней подруге отца и ради этого ввязывающийся в долгую и разорительную историю расселения совершенно неинтересного с точки зрения рынка недвижимости дома в гиблом месте. И все это только для того, чтобы лишить свою пожилую и жалкую в нищете врагиню насиженного угла. И идет наш герой к своей до смешного невеликой цели с упорством бультерьера, сжавшего горло жертвы.
Растоптать врагиню (а вместе с ней и память об отце-неудачнике, покончившем с собой) удается, а вот оседлать хаос — увы… Да и кому и когда посчастливилось выиграть пари с сатаной? Каким бы изощренным ни был человеческий ум, но охватить всю картину, учесть все детали и все подводные камни он, к сожалению (а, может, к счастью?), не в силах. Обязательно какая-нибудь мелочь оказывается вне поле зрения, обязательно какая-нибудь малозаметная неточность (и в формулировке, в том числе) вырастает до планетарных масштабов, оказываясь решающей — и вся тщательно выстроенная комбинация рассыпается ветхим карточным домиком.
Шпаков — опытный рассказчик, умеющий удерживать читательское внимание. Поэтому действие хоть и летит со скоростью болида, но история нашего героя при этом разворачивается весьма подробно, с глубокими нырками в прошлое. От детства с его как бы случайными и невинными занятиями нумизматикой (внимание, вы уже на крючке, первое ружье повешено на стену, любовь к деньгам — а, значит, и власти — станет основным в личности героя); через советский период с неизбежной для человека с коммерческой жилкой спекуляцией и фарцовкой — до нынешних времен, вроде бы и благоволящих предпринимательству, но не насыщающих аппетит нашего счастливчика. История малопривлекательная. А все ее реалии — коррумпированное чиновничество и не менее коррумпированные правоохранительные органы, узаконенные откаты и хищническая дележка «пятен застройки» (особенно отвратителен, хоть и узнаваем так, будто мы рядом сидим, эпизод вертолетного облета Санкт-Петербурга с высматриванием лакомых кусков) — до боли знакомы нам по многочисленным детективным и криминальным сериалам.
Каков антураж, таков и герой. Малосимпатичный, чтобы не сказать — антипатичный. Ясное дело, Феликс являет собой все необходимые успешному — по российским стандартам — предпринимателю черты: хваток, безжалостен, внеморален; как робот, «заточен» исключительно на одну операцию — извлечение прибыли; моментально находит в людях слабые места и умело оборачивает их в свою пользу; просчитывает ситуации на несколько шагов вперед, овладевает ими и выигрывает и т. д., и т. д., и т. д. Как говорится, нужное подчеркните, важное впишите. Портрет трафаретен, как гипсовый пионер с горном в советских пионерлагерях. Есть у него и свой талисман, приносящий удачу (не удержался господин сочинитель, подпустил толику мистического тумана) — древняя монета неустановленного происхождения, своеобразный барометр успеха. Она у Феликса все время при себе, и в затруднительные моменты принятия решений он непременно обращается к ней: если монета теплая — стоит ввязываться в дело, если холодная — лучше отойти в сторону.
Попутно возникают и некие юные девы, полушаманки (еще одна самоуступка автора своей привычной манере), дочери миллионщика-оленевода. Одну из них наш герой походя, без каких-либо чувств (они у бедолаги все задействованы исключительно на монетарном плане) обесчестил, после чего эта экс-девственница, разумеется, пускается во все тяжкие, не забыв мрачновато предсказать нашему герою не самое лучезарное будущее. Но стоит ли обращать внимание на такие пустяки, когда впереди — грандиозная цель, призванная в корне изменить правила мировых финансовых игр? Могущество почище соросовского! Увод всех платежных систем в тень, когда никаких концов не найти — вот это размах!
Увы, увы, увы, наш герой как-то упустил из поля своего зоркого хищного зрения главное российское правило: если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, делай сам. Хочешь изменений в законе — избирайся в Думу, ищи единомышленников, создавай коалицию, может, что и получится, если не прикончат по дороге. Никому ничего не передоверяй — обманут, кинут, голым по миру пустят, завалят дело, сорвут сроки, подставят, а потом еще и шантаж организуют и т. д. по списку. Наш счастливчик рискнул, понадеялся на давнего знакомого, гения программирования, закрыл глаза на его раздолбайство и пофигизм, забыл, что не все живут по краеугольной для общества потребления триаде «Обогащайтесь–наслаждайтесь–развлекайтесь!» — вот и результат. Гений программирования, опережавший в своих изысканиях заокеанского соперника, вдруг взял да и вместо того, чтобы заработать для своего хозяина миллионы, а, может, и миллиарды, бесплатно слил в сеть все свои наработки. Бери и пользуйся! Вот и все. Finita la comedia. Поскольку на карту было поставлено все (запущенное риелторское дело без энергетической подпитки босса само собой увяло) — крах и банкротство. Вместо триумфа и власти над миром — полубезумное, хорошо нам знакомое по романам Достоевского состояние особого петербургского бреда с сиденьем в утлой лодке посреди Невы и ощупыванием заветной монетки, ставшей адски ледяной. Кончилась твоя удача, господин соискатель сатанинских побед.
Вот такая история. Вместо пути на самый верх мирового могущества — низвержение на самое дно. О чем это? Об отдельно ли взятой судьбе счастливчика, поставившего ва-банк и вдруг проигравшего? О двойственной природе денег, могущих не только все дать, но и все отобрать, вплоть до разума и жизни? Идея, разумеется, не нова и хорошо разработана классиками, но новый век дает и новые обстоятельства, и новые повороты, возможно, новые моральные коллизии. О том, что прекрасный новый — для России — мир (не оппозиция войне, а тот самый Божий мiр, как в названии романа у великого Толстого) — это война, где все друг другу если не прямые враги, то — через конкуренцию — косвенные? Да и роман ли это? Может, скорее, современная притча? Читатель разберется. Кто-то воспримет как почти детектив, а кто-то как нечто более сложное. Каждый считывает доступный ему слой. Каждому — свое. И счастливому Феликсу — тоже.

Кристина КУДРЯКОВА