Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Беседу вёл ЛЕОНИД КОЛПАКОВ


Валентин Фёдорович Юркин родился 18 апреля 1940 года в селе Донское Липецкой области, в центре треугольника Липецк – Елец – Задонск. Окончил Липецкий государственный педагогический институт, Высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ и аспирантуру в Берлине. Кандидат философских наук, заслуженный работник культуры РФ. Работал в шахте, секретарём обкома комсомола, в ЦК ВЛКСМ, заведующим редакцией издательства "Молодая гвардия", в Госкомиздате СССР. Возглавляет "Молодую гвардию" уже 35 лет.


Коронавирусное цунами книгу не уничтожит


Генеральный директор АО "Молодая гвардия" Валентин Юркин – о знаменитой серии ЖЗЛ, книжной торговле и оживлении литературной жизни

Сложная эпидемиологическая ситуация не помешала беседе с давним автором и другом "ЛГ" В.Ф. Юркиным. Ранее мы не однажды встречались, но маски на наших лицах и необходимая дистанция между мной и собеседником были, надеюсь, в первый и последний раз.

– Валентин Фёдорович, с чем любимое издательство, книги которого знает вся страна, вошло в високосный 2020-й?

– Для "Молодой гвардии", как, думаю, и для многих других издательств, 2019-й был трудным. Чтобы рассказать о наших былых противостояниях – с чиновниками, криминалитетом, рынком, мы выпустили сборник "Энергия сопротивления"; выпустили в надежде, что невзгоды позади. Но всё оказалось не так просто.
Коронавирусное цунами нанесло ощутимый ущерб, затормозило движение, часть дела придётся восстанавливать заново. Хотя в 90-х было намного хуже – думаю, выкрутимся…
Серия ЖЗЛ, которой в этом году исполняется 130 лет, постоянно пополняется биографиями деятелей культуры. Из последнего отмечу "Эльдара Рязанова" Евгения Новицкого, "Олега Борисова" Александра Горбунова, "Глинку" Екатерины Лобанковой, "Лилю Брик" Алисы Ганиевой. Вышли книги о писательницах Черубине де Габриак и Айн Рэнд. Мы первыми перевели на русский язык европейский бестселлер Патрика Кареза "Густав Климт".
Напомню, что в 2017-м сразу две наши книги стали лауреатами премии "Большая книга" – это "Ленин. Пантократор солнечных пылинок" Льва Данилкина и "Катаев: "Погоня за вечной весной" Сергея Шаргунова. Государственными наградами были отмечены такие наши авторы, как Алексей Варламов, Павел Басинский, Святослав Рыбас… Это я к тому, что планка высоко, поддерживать её непросто.

– И всё же вам это удаётся! Яркий пример – "Есенин" Захара Прилепина.

– Книга эта – долгожданная! Свыше тысячи страниц, которые Захар посвятил тридцатилетней жизни великого русского поэта, поразили нас, опытных издателей, видавших великие рукописи.
Имя Есенина для русской культуры особое. Не случайно к его поэзии неоднократно обращался гений русской музыки Георгий Свиридов, писавший в дневниках: "Есенин – это великий поэт, чьё сердце надрывалось от боли и тревоги за родную землю и родной народ… Есенин не умрёт до тех пор, пока будет жив хоть один русский человек".
В то же время первые попытки "развенчать" жизнь и творчество Есенина предпринял ещё Николай Бухарин – и нападки эти не прекращаются и в наши дни. Вот почему значение труда Прилепина выходит далеко за пределы книжного жанра, биографической удачи, количественного пополнения отечественной культуры…

– Как "Молодая гвардия" будет отмечать 75-летие Победы?

– Память о Великой Отечественной для нас свята. Ещё живы участники этой войны – из числа тех, кто работал в "Молодой гвардии". Руководящий состав издательства во многом состоит из тех, чьи отцы тоже воевали. Мой отец под Сталинградом потерял руку. После войны это не помешало ему вкалывать, как прежде, на комбайне…
В 1941–1945 годах издательство встало на военные рельсы – печатало инструкции для минёров, артиллеристов, снайперов, партизан; более того – выпускало публицистику Шолохова, Симонова, Алексея Толстого, художественную прозу, стихи и биографии. Серия ЖЗЛ была преобразована в библиотечку "Великие русские люди" – брошюры небольшого формата, помещавшиеся в кармане шинели, поставлялись в окопы наравне с оружием.
После войны молодогвардейцы дружили с великими победителями: трижды Героем Советского Союза лётчиком Иваном Кожедубом, дважды Героем Советского Союза лётчиком Евгением Савицким, легендарным маршалом Василием Чуйковым, Егоровым и Кантарией, водрузившими Знамя Победы на здании Рейхстага… Лица этих и других гостей издательства запечатлел фронтовой фотограф, молодогвардеец Михаил Михайлович Харлампиев. А недавно уточнили имена тех, кто первым оказался на крыше Рейхстага.
Тема защиты Отечества была и остаётся одной из основных. В этом году продолжается проект "ЖЗЛ: Великая Отечественная". Уже вышли в свет биографии маршалов Жукова, Конева, Рокоссовского, Василевского, Черняховского, сборники "Герои Сталинградской битвы", "Герои битвы за Крым", "Берлин-45". Недавно появились книги "Москва-41" Сергея Михеенкова и "Ватутин" Николая Карташова. Талантливейший военачальник Николай Фёдорович Ватутин погиб в 1944 году от рук бандеровцев; долгое время его имя находилось почти в забвении, и нам удалось вместе с автором устранить эту несправедливость.
Названные сочинения не повтор. Авторы пишут о невероятном мужестве и стойкости солдат и офицеров Красной армии, не скрывают горечь от тяжёлых поражений, от неоправданных потерь, когда не отдельные части, а целые армии гибли в считаные дни и недели.
Отдельно стоит сказать о доблестных разведчиках – им посвящены книги Николая Долгополова ("Легендарные разведчики", "Абель–Фишер", "Ким Филби", "Надежда Троян", "Вартанян"), Александра Бондаренко ("Военные контрразведчики", "Виктор Лягин", "Фитин", "Герои "СМЕРШ"), Владимира Антонова ("Кембриджская пятёрка", "Конон Молодый", "Яков Серебрянский", "Павел Судоплатов", "Эйтингон"). А Александр Куланов удостоился премии Министерства обороны за книгу "Зорге. Неудобный".
Но работы – непочатый край! Нужны книги о подвигах медсестёр, военных врачей, железнодорожников, о конструкторах оружия, о тысячах детей и подростков, вставших к станку, о священниках на войне…
В реальности мы упираемся в глухую стену рынка. Себестоимость и цена книг растут, тиражи снизились до 2–3 тысяч экземпляров. А ведь школ в России более 40 тысяч, столько же библиотек Минкульта, нуждающихся в новых книгах; не забудем и о миллионе учителей, которые должны подпитываться исторической фактурой.
Где, наконец, госзаказы на издание популярных книг о войне? И как объяснить книжные потоки богато изданных сочинений предателя Резуна?! И не кажется ли странным, что 2020 год начался с показов таких фильмов, как "Крепостная"? До этого – о вторжении инопланетян и бесконечные бандитские сюжеты. А где же честные яркие фильмы о Великой Отечественной?
Молодёжь как никогда нуждается в просвещении – она должна знать о немеркнущем подвиге отцов и дедов, которые спасли и мир, и европейскую цивилизацию. Иногда кажется, что у нас не хватает осознания всего масштаба страшного противостояния с гитлеровской Германией и ею захваченных стран. Под Москвой и Тулой воевали, кроме немцев, австрийцы, итальянцы, финны, испанцы, поляки, румыны. Танки, произведённые в Чехословакии, были не фанерные, высоко ценились на Восточном фронте. Надо знать не только о мощи "тигров" и "пантер", но и о прочности нацистского государства, распоряжавшегося ресурсами Европы от Португалии до Норвегии.

– Не драматизируете ли вы, Валентин Фёдорович, ситуацию в отрасли? Оживление всей литературной жизни налицо: множество премий, литературных акций, дискуссии в Госдуме, активность СМИ. Книжный фестиваль на Красной площади, выставка Non/fiction переехала в просторный Гостиный двор… Речь о книге шла на петербургском культурном форуме, там была солидная секция литературы.

– Всё верно. В 2013–2020 годах президент не пропустил ни одной встречи с издателями, писателями, библиотекарями, переводчиками, музейщиками, деятелями кино, другими гуманитариями. По инициативе президента были проведены Год литературы, Год театра, Год кино. Он поручил готовить закон о культуре, внесены поправки в Конституцию. Роль книги, литературы, языка президент ставит на уровень государственной безопасности – как важнейшее условие сохранения национальной идентичности.
Развернул плечи Российский книжный союз во главе с С.В. Степашиным, заметно обнадёживающее оживление культурной жизни страны. Всё это важно, ведь сохранился библиотечный фонд, созданный в советскую эпоху. В 1980-е годы в СССР насчитывалось 320 тысяч библиотек с фондом в 6 миллиардов книг. В личных библиотеках книг было в 5 раз больше.
В 90-е, в годы экономического коллапса, бандитизма, чеченских войн, разгрома парламента, людям было не до книг, культура потеряла много, но благодаря патриотизму библиотекарей, музейщиков, распространителей, учительства книга сохранилась. Новые издательства упорно вносят свой вклад, несмотря на жёсткую колею рынка. Отрасль проявила редкую жизнеспособность, но давно нуждается в определении генерального вектора и координации всей деятельности – как целого.

– Так в чём же проблема?

– До десантирования в Россию эпидемии коронавируса – буквально до марта 2020 года – мы ощущали, что книжное дело наконец преодолело ужас 90-х годов. После гибели советских издательских гигантов ("Прогресс", "Политиздат", "Планета", "Мысль", "Книга" и др.) создался пласт успешных рыночных издательств. Российская книга вернула высокую школу художественного оформления и полиграфического исполнения. Сейчас она не хуже европейской, которая совершенствуется со времён Гутенберга.
Паника от "смерти книги" исчезла. Синергия Роспечати и РКС позволяет расширять масштабы отрасли, выявлять насущные проблемы, мощнее двигаться вперёд…
Чего не хватает обществу?
Государственной программы развития российской книги, компенсирующей недостатки самодеятельного рынка, артикулирование чётких параметров развития. Первый критерий при этом: сопоставление количества, качества, актуальности выпускаемой книги с потребностями развития нации, науки и государства в ХХI веке, по меньшей мере на 5–10 лет вперёд.
Второй критерий – это сравнение параметров и уровня книги в России и странах Европы, США, проще говоря, в странах НАТО. Ведь противостояние не только в супероружии, оно перешло в область интеллекта, ума, борьбы мозга с мозгом! Разве не видно, как в момент пандемии эгоизм продвинутых стран расцвёл пышным цветом?

– Конечно, ваш сорокалетний опыт работы в книгоиздании даёт право выносить на обсуждение масштабные идеи и предложения, но не находите ли вы, что наблюдения ваши несколько абстрактные?

– Хорошо, давайте посмотрим фактам в глаза. По числу названий, выпущенных в год, мы на четвёртом месте в мире. О чём это говорит? Люди по-прежнему нуждаются в книгах. ВЦИОМ сообщает, что больше всех читают старшие поколения, небезнадёжна и молодёжь. В 2018 году свет увидело 117 тысяч названий, в 2019 году – 115 тысяч. В эту статистику на равных правах включаются и увесистый том солидной энциклопедии, и брошюра до 50 страниц. Так вот почти половина всех названий (55 тысяч) имеет тиражи до 500 экземпляров (47,7%). Самодеятельные стихи и проза, выпущенные за счёт авторов, разного рода брошюры предприятий, ведомств – всё это, безусловно, имеет свою ценность, но в просвещении и работе на страну эти издания, как правило, не участвуют.
Получается, обольщаться четвёртым местом в мире по этому показателю не стоит. Названий много, а книг мало.
Но проблема ещё и в том, что почти 90% книг выпускается в Москве и Петербурге – и там же "потребляется". Почти 1400 издательств расположены в Московском регионе. Провинциальная Россия, включая 39–40 миллионов сельского населения, получает книгу по остаточному принципу. И понятно, люди остро ощущают этот дефицит – они воспринимают это как несправедливость.
Мизерные тиражи в 300–400 экземпляров научной, научно-популярной литературы вопиют о бедственном положении, в котором она находится. О том, что российская наука переживает не лучшее время, свидетельствуют не только статьи и выступления президента РАН академика Сергеева, но и то, что на грани банкротства оказалось издательство "Наука", созданное при Петре I. Индифферентное отношение государства к плачевному состоянию этого издательства может закончиться гибелью уникального отечественного опыта, накопленного за 300 лет.

– Апологеты свободного рынка наверняка отнесутся к вашим умозаключениям и приведённой тревожной статистике равнодушно. Вы же ведёте к тому, что должно вмешаться государство?

– Конечно. Государство-то равнодушно взирать на проблемы книгоиздания не имеет права. Хотя в постановлении правительства РФ о формировании информационного общества такому понятию, как "книга", вообще не нашлось места. Властям надо серьёзно задуматься, пора бить тревогу, ведь с 2008 года книжная отрасль сократилась уже на 40%. На душу населения приходилось 5,5 книги, стало – 2,9. Это, правда, чуть лучше, чем было в царской России больше ста лет назад. А в СССР было 9 книг…
Российская книжная палата ныне стала представлять ежегодные итоги не только в сравнении с 2008 годом, но и в разрезе последних десятилетий, начиная с 1940 года. Появляется возможность сравнить динамику российского книжного рынка за последние 20 лет: в 2000 году было выпущено 472 миллиона экземпляров книг, в 2019 году – 435 миллионов экземпляров (согласно сведениям, опубликованным в мартовском номере журнала "Книжная индустрия"). В течение двух десятилетий были более удачные годы, но радикально вырваться за пределы вышеуказанных показателей не удалось.

– Возможно, это следствие общего кризиса российской экономики. Может быть, прирост ВВП на 2–3% исправит ситуацию.

– Если будем молиться на рынок, то будем отставать дальше. А ведь речь идёт, по сути, об интеллекте нации! Сложность задач, стоящих перед Россией ХХI века, предполагает совсем иной, предельно высокий статус книги.
Указ президента от 7 мая 2018 года определил 12 направлений стратегического развития страны на шесть лет вперёд; среди них – задача войти в пятёрку лучших стран мира в научной сфере.
Как мы собираемся это сделать? Качество литературы – вопрос ключевой. Рынок, ориентированный сугубо на прибыль, об этом заставляет забыть. Он глух и слеп к запросам государства, зато потакает запросам обывателя. Издавать приходится только то, что гарантированно будет продано.
Издатели прекрасно понимают, каковы потребности страны, но они не могут вырваться из прокрустова ложа рынка. Как результат – диспропорция в производстве литературы. В прессе мелькнул факт, что годовой тираж Дарьи Донцовой однажды превысил четыре миллиона экземпляров. И это оказалось в три раза больше, чем тираж всех отечественных книг в разделе "Социология"; в пять раз больше, чем в разделе "Науковедение"; в десять раз больше, чем в разделе "Общественные науки" в целом. С чем же мы вступаем в цифровую эпоху?
Впрочем, к произведениям Донцовой следует относиться уважительно. Ещё Карамзин писал: "Не знаю, как другие, а я радуюсь, лишь бы читали! И романы самые посредственные, – даже без всякого таланта писанные, способствуют некоторым образом просвещению". А Иосиф Бродский восклицал: "Главное, чтобы читали! Хотя бы телефонный справочник!"

– Хорошо, тогда возникает вопрос: как поднять интеллектуальную книгу – количественно и качественно – до уровня поставленных задач?

– Нельзя довольствоваться рыночной самодеятельностью, нужна государственная программа. Прежде всего необходимо осмыслить и грамотно использовать советский опыт – ведь всё у нас было и всё работало!.. Нужно создавать либо специализированные издательства взамен исчезнувших "фабрик мысли", либо – мощную систему госзаказа.
Объективные причины выживания требуют крутого поворота государства к книге и чтению, серьёзных вложений.
В течение полувека наша страна принадлежала к семёрке стран – производителей научных знаний, выпускавших 75% научных публикаций в мире. Нужно обязать госкорпорации обеспечивать серьёзной книгой школы и учебные заведения, библиотеки, а также специалистов – хотя бы в своей отрасли. Нужно заинтересовать в развитии книги российский бизнес… Всё во имя молодого поколения! Особенно живущего на окраинах страны.

– Как обстоят дела в мире?

– Значительно лучше, чем у нас. Отечественное книгоиздание можно назвать миниатюрным – по сравнению с западными странами. Оборот наш составил 77,4 миллиарда рублей. Например, население Германии составляет 60% населения России, а вот объём реализации книг там в восемь раз больше.
В ряде стран – в Финляндии, Канаде, Южной Корее, Новой Зеландии – созданы национальные программы поддержки книги и чтения, обеспеченные государственным финансированием. Кажется, во всём мире уже поняли: движение в будущее определяется не природными ресурсами, а инновациями, вложениями в человека, стимулированием развития мысли. Неудивительно, что в Японии выпускается 11 книг на душу населения, в Израиле – 7… Наше же правительство пока лишь провозгласило, что через десять лет мы выйдем на отметку в 7 книг.
Однако уже сейчас нужно не простое декларирование, а решительные меры – без них нас, как говорится, сомнут. Всемирная интеллектуальная гонка в науке, военной сфере, во всех ключевых областях нашей жизни идёт полным ходом.
Скорость работы Госдумы по решению книжных проблем удручает. Вот уже пять лет мурыжится вопрос о привилегиях для книжных магазинов. А они тем временем стремительно исчезают – из трёх тысяч осталась только тысяча.
Другое дело, если бы Госдума реализовала опыт Европы по НДС, где он не превышает 5%, а в некоторых странах, не имеющих, к слову, ни нефти, ни газа, и вовсе отсутствует. У нас же он – 10%. Почувствуйте разницу. Президент РКС Сергей Степашин абсолютно прав, когда утверждает, что отмены этого налога бюджет страны не заметит.
Понятно, пандемия отодвинет планы ещё на несколько лет, важно сохранить то, что есть.

– Недавно были попытки сравнить книгоиздание в современной России и РСФСР, утверждалось, что тогда было хуже…

– Сравнение это – не в пользу дня сегодняшнего. По данным Российской книжной палаты, в 2018 году было издано 432,2 миллиона книг и брошюр. В РСФСР выпускалось больше: 646 миллионов – в 1950-м, 990 миллионов – в 1960-м, свыше миллиарда экземпляров – в 1970-м. Наконец, 1 миллиард 393 миллиона – показатель 1980-х лет – в 3 раза больше, чем в 2019 году.
В "Молодой гвардии", тогда издательстве ЦК ВЛКСМ, из 20 редакций две были малотиражными – по обслуживанию комсомола и пионерии. Остальные занимались выпуском отечественной и мировой фантастики, советской и иностранной прозы, биографических томов ЖЗЛ, научных и научно-популярных изданий "Эврики" и т.д. Огромными тиражами издавались произведения Астафьева, Айтматова, Бондарева, Белова, Василя Быкова, Распутина, Шукшина, Симонова, Пикуля, Михаила Алексе¬ева, Анатолия Иванова… До начала 1990-х "Молодая гвардия" ежегодно выпускала 35–40 миллионов книг. В конце каждого года подводились итоги продаж – остатки составляли 0,3–0,5 процента.
Главное, книга бесперебойно распространялась от Калининграда до Владивостока, поступала в самую отдалённую сельскую библиотеку и самый захолустный книжный магазин. Запойное чтение книг компенсировало недостатки образования, давало путёвку в жизнь, помогало обрести себя в профессии…

– Валентин Фёдорович, напоследок хочу спросить о двух довольно необычных новинках ЖЗЛ – книгах митрополита Илариона (Алфе¬ева) о патриархе Кирилле и об Иисусе Христе. Это дань нынешней политике христианизации?

– Нет-нет, наша логика другая; о многоконфессиональности России забывать нельзя. Обратите внимание, не так давно вышли книги о Будде и Мухаммеде – Александра Сенкевича и Чингиза Гусейнова соответственно. Собиратели ЖЗЛ хорошо помнят книгу "Конфуций" Владимира Малявина, как и ряд других наших изданий, посвящённых деятелям различных религиозных течений: "Лютера" Ивана Гобри, "Апостола Павла" Алена Деко, "Моисея" Петра Люкимсона, "Сергия Радонежского" Николая Борисова, "Протопопа Аввакума" Кирилла Кожурина, "Владимира Соловьёва" Алексея Фёдоровича Лосева…
Отмечу и книги, написанные ведущим редактором нашего издательства, крупным историком Алексеем Карповым, – "Княгиня Ольга", "Владимир Святой", "Александр Невский", "Ярослав Мудрый", "Андрей Боголюбский"…
Православие – неотъемлемая составляющая русской культуры, ибо оно сыграло огромную роль в нравственном обогащении поколений, в развитии языка, письменности, искусств, в создании многоликой культуры. Невежество в этом отношении лишает нас подлинного понимания российской истории, а потому великие тексты читать нужно.

"ЛГ" присоединяется к поздравлениям, которые звучат в эти дни в честь 80-летия известного российского издателя, и желает В.Ф. Юркину здоровья и новых свершений!