Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Андрей ТОРОПОВ



В СТАКАНЕ ШУТОЧНОЙ СТРАНЫ



Андрей Торопов — поэт. Родился в 1978 году в городе Каменске-Уральском Свердловской области. Окончил исторический факультет, аспирантуру Уральского госуниверситета, кандидат исторических наук, доцент, автор научных трудов по истории уральской промышленности. Стихи публиковались в журналах "Урал", "Дети Ра", "Зинзивер", "Новая реальность", "Воздух", "Белый ворон", "Байкал", "Артикль", "Крещатик", "Волга", "Новая юность", "Зарубежные записки", "Стороны света", "Вещь", "Spoke", в "Литературной газете", газете "Поэтоград" и др. Автор трех поэтических книг. Живет в Екатеринбурге. Работает главным специалистом в Управлении архивами Свердловской области.



НА БАЛЕТЕ

Баядерка откажется от любви,
Баядерка откажется от себя.
И весна шепнет ей: "Живи,
Никого по-брежневу не любя".

И чего такого, пускай живет,
А любовь — душевная лишь болезнь,
Все пройдет, мой августин, все пройдет,
Стиснув зубы, пой нам, солдатик, песнь.

Рот закрыт, откуда-то звук идет:
Майкла Наймана зед или два нуля.
Все пройдет, мой августин, все пройдет,
Дан приказ какого-то короля.



ПЕСЕНКА

Я напишу стишок бумажный,
Отважный парусный стишок
О том, как мы идем сермяжно
На запад или на восток.

О том, как выдадут бессмертье
У ойкумены на краю,
Вы больше никому не верьте,
А только в песенку мою.

Она подхватывает снова,
Что мы воротимся домой,
Где ждут заимка и корова,
Где будет вечный выходной.

Веди забавную эскадру,
Не поверни на полпути,
Колумбу, "Школе", Александру
Долг детства в песне заплати.

Не убивай воспоминаний
От первых запахов весны,
Покой из бури испытаний
В стакане шуточной страны.

 



* * *

Будьте готовы, большое высочество,
Девять карет ожидают тебя,
Желтая осень, тепло, одиночество…
Что говорим богу смерти? Бяк-бяк.

Страсть непонятное вычурной публике
Бабьего лета хожденье мое,
Не покупайте, мосье, мои бублики,
Не окунайтесь в мое бытие.

Это, возможно, немного снобистское,
Только, скорей всего, нервный тик-тик,
В страсть забирают принцессу английскую
Девять огромных резиновых тыкв.



* * *

Было много бед,
было много зим.
Выжили в кредит,
не ходили в Рим.

А у папуа
не было зимы.
А у эскимо
не было тюрьмы.

Гнал велосипед.
И остановил.
Выбросил букет
Вдаль меня малин.



* * *

Жили даже в колюткино
И неплохо, блин, жили,
Не слыхали про спутника,
Ни о чем не тужили.

По тупым телевизорам
Паутину смотрели,
Не страдали капризами,
Ни о чем не жалели.

Но прислали из города
Комиссара Каналью,
Неподкупного, гордого
С непонятной печалью.

Тот воров и растратчиков
Победил и повесил,
Зло раскрыто и схвачено…
Почему ты не весел?

Почему жизнь несчастная
Заменяет простую,
А когда "все здесь схвачено",
Не проходит впустую?

Адвокаты с банкирами,
Умный тано корриди,
Что вам делать с сортирами,
Когда вы победите?

В телевизоре щупальцы,
В бане ольга камастра,
Самогонят и щупают
Ненапрасно-напрасно.



* * *

Ален Делон и Бельмондо
Снимаются в кино,
А жизнь идет, а мир – говно,
И боль от "от и до".

Зачем Ванесса Паради
И Бруно Кремер с ней?
Когда все будет позади
За кучкой теплых дней.

И Джонни Депп, и жизнь прошла
Жераром Депардье.
Она питалась и спала
В безоблачной бадье.