Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


СНЕЖНОЕ СОЛО АЛЕКСАНДРА ПЕТРУШКИНА

Способность заглянуть в срез неба свидетельствует о своеобычии поэтического видения и подлинности дарования:

В срез неба заглянул — а там колодец,
свернувшись, спит высокою водой,

и пахнет шерстью лед — и свитер носит,
и дышит за звездою неживой.

И то, что увиденный колодец спит именно "высокою водой" — видимая неправильность речи — свидетельствуют о знаке, которым был отмечен рано умерший поэт Александр Петрушкин.
Любое утверждение — учитывая историческую ретроспекцию — о ранних поэтических смертях будет отдавать банальностью, тем не менее она, часто сводящая на нет усилия стихотворца, будет верна: действительно — ранняя смерть удел тех, кто пишет в рифму.
Александр Петрушкин очень по-своему видел мир, и созвучия его пели и звенели именно этой особостью: порою необычной, порою… бычьей:

О, бычья радость изнутри, из ноября строгая лодку
меня везет, а снег гудит, что телеграф — верно это…

Порою в его стихах происходили сломы, сдвиги внутри строф, но сквозь казавшиеся абсурдными изломы сочился подлинный свет, и чувствовалось, что происходят подобные речевые смещения не из желания играть словами, а от мучительного процесса постижения реальности, жажды познать суть жизни, заглянуть в ее тайны тайн.

Что ж счастье есть в домах, где кровоток —
к себе призвал невидимый сквозняк,
где едешь ты — с вагонами далек –
и белый смех, упрятанный в санях,
сопровождает в тот поток тебя,
в примерный (даже сказочный) сугроб,
и смерть касается тебя, как живота,
предчувствуя рождение твое.

Смешиваются в алхимическом сосуде творчества счастье, чей кровоток сверкает алмазно, движение, продутое сквозняком, белый смех, упрятанный в санях…
Быть может, сани увели поэта в невидимую заснеженную данность смерти — на встречу с новыми созвучиями, недоступными поэту на земле?

Александр БАЛТИН