Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


КОСМОС ЕЛЕНЫ КАЦЮБЫ

Полет стрекозы: ломкий и виртуозный; крошки воздуха, вспыхнувшие вокруг созвездий сирени.
Зафиксировать то, что фиксации не поддается, то, что предельно тонко, зыбко — не в этом ли вектор поэзии, линия ее подлинности?
Е. Кацюба, играя звуками, строя, как лестницы, ритмы, свершала стихи всерьез: настолько, что, казалось, меняется пространство, коли вокруг словесных сгустков созревают своеобразные ореолы — и они, сияя, облучали читающего:

книга сирени сокровенна
кто осмелился кистью сирени
небо в закат окрасить
север занавесить
зелень лестницы древесной
вниз — ввысь развернуть

Все есть книга: и мир просто своеобычный вариант библиотеки; все вложено в звук: вибрирующий, не щадящий, ласкающий, разный…
Звук у Кацюбы щелкает, искрится, перелетает через привычные земные препоны, организует пространство, согласно собственному представлению о нем.
Звук щедрый, окрашенный во многие краски: кажется, у радуги их меньше.
Папоротники культурологического свойства проявляются в установленной бытом, соблазнами товарного мира, вечным поиском комфорта человеческой ночи; и алогичность, связующая слова внутри причудливого ветвления словесных растений, точно тонкое напоминание о могуществе вечно живых слов:

Наш пращур Арбалет и матушка Тетрадь
построили для нас второй этаж любви
там платина песков и серебро Камней
когда они Луне дают прямой ответ
о числах для Людей
Их "нет" прожектора музеют под стекло
где Ферсман им отец их узнавал в лицо

Серебро камней мерцает столь же таинственно, сколь прочерчивают реальность зигзаги стихов‑песков, просыпанные в реальность поэтом, стремившимся выразить невозможное: Еленой Кацюбой.
Она точно не умерла, но — стала бабочкой стиха, залетевшей в тайные пределы смерти, где должны быть новые родники творчества, нам неизвестные, увы.

Александр БАЛТИН