Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


АЛЕКСЕЙ ЛЯХ


Поэт. Родился в 1948 году. По профессии инженер-гидротехник. Готовится к выходу книга стихотворений.


Эхо рассвета


Не сгорят в своём огне рябины

Берега и в улыбках рябины
Отражаются, в плёсах прозрачной воды.
Очарован я, знаю, навеки
Волшебством колдовской красоты.

Сердце бьётся, как птица в ловушке,
А душа, словно эхо рассвета над тихой рекой,
И рождается в чувствах великого зова
Песня святости гордой страной.

Отражается в водах
Волшебное пламя рябин,
Киноварью упали
Кленовые листья в осенние травы.

Я нашёл на земле ту любовь,
Что дороже богатства и славы.
Я молюсь и прошу всех богов
О красотах и жизни священной Державы.

Я иду заречьем по дорожке лунной,
Слушаю поэзию души,
А за тихой поймой, где трава по пояс,
Шепчутся с луною камыши.

Шепчут про октябрь – про сказку-осень,
Про дожди без грома и глухую грусть,
И о том, что гуси, пролетая ночью
Южные широты, помнят наизусть.

Вожаки, с луной перекликаясь,
Стаи приведут на тёплый юг.
Только птицам станет сниться
Край озёрный и, как море, луг.

Родина им будет сниться, болью
Ностальгия будет их томить.
Хорошо на юге жить у моря,
Но нельзя без Родины прожить.

Шепчут камыши про снежные заносы
И про солнечные окна февраля,
Шепчут о рябиновых рубинах,
Что в снега согреют снегиря.

Я молюсь, молюсь всё чаще богу
И красотам на родной земле,
Оттого и верю, что рябины
Не сгорят в рубиновом огне.


Берёзовые сны

Янтарные бусы надели берёзы
И осень встречать у просёлка пришли,
А в небе просторном летят над Россией
Осенняя грусть – журавли.

Несут их на юг небеса, а не ветры,
Прохлада их крылья бодрит,
А мысль моя в грусти-печали
О ком-то сегодня скорбит.

О Родине той, что когда-то заболтана,
О тех стариках, что живут за чертой,
О том, что сегодня купить за наличные надо
Два метра земли на свой вечный покой.

Земли той, что наша родимая,
Земли той, что нас научила умом дорожить,
Земли той, что нашу Россию,
Как мать, мы умеем любить,

О том, что отцу моему будет тридцать
Всегда, с весны сорок третьего года,
О том, что такие, как я,
Мы – дети войны из народа.

Война, трижды проклята миром,
Останется болью в веках,
Россия сполна испытала
И боль, и разруху, и гибельный страх.

А дети войны… Мы несём этот траур,
И горя по горло, и воз нищеты,
Нас мало осталось, живём мы неважно,
И ждём от судьбы доброты.

Такая Держава! Богаче не надо,
А дети войны не живут, а бомжуют,
И только чиновники – племя лукавое,
Они крючкотворы и этим жируют.

Берёзы вновь надели себе бусы,
Но только с изумрудов от весны,
Идут встречать весеннюю Россию,
Исполнились берёзовые сны.


Навеки моя

У весенней межи сладкий сон,
Шёлк зелёных берёз улетел в синеву,
И просёлок глухой, лопухами заросший,
И ещё пустыри в васильковом дыму.

А черёмухи шёпот?
А колдунья-сирень?
И молитва от неба –
Ясный солнечный день.

Берега, камыши и речная вода,
Чистотою, как летние росы,
Вербы тихо на мель забрели
От жары окунуть свои косы.

По затонам и заводям тихим
Расстилается бархатно ряска,
Утка-мать уплывает в камыш
С малышами – пушистая сказка.
А когда тихий вечер с глазастой луною
Спрячут в синях душистую даль,
Старый бакенщик выйдет на вёслах

Фонари маяков осмотреть – судоходства скрижаль.
Подойду я к мостку на воде, чтоб потрогать луны
Отраженье, а услышу, как эхо читает стихи.
Кто-то скажет, что это – идиллия…
Не берите на душу грехи.

Это наши родные картины,
Так любимая наша земля,
Это наша святая Россия,
Та, что в сердце навеки моя!