Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ПЕТЕР БАУМ


Я ЛЮБОВАЛСЯ СВЕТОМ ВСЕХ ЛЮДЕЙ НЕБЕСНЫМ


* * *

Взлетают вверх сигнальные ракеты,
Шипит во мраке хищный фейерверк,
А ты стоишь с винтовкою оплечь,
Как освещенный дом на пустыре.
А фейерверк сродни тигриной шерсти,
Что встала дыбом, и любая вспышка
Зовет солдата на курок нажать,
Пока вдали салют кровоточит,
Где зверь неведомый таится,
Гортанный изрыгая рык,
И следом раздается вой других.
И ты дивишься множеству зверей,
Сверкающих из непроглядной тьмы,
И слышишь песни дикие вокруг,
Пока тебя метель не заметет.


* * *

Коротким днем следим мы за врагом,
И долгой ночью мы в засаде ждем.
Наш дремлющий ковчег плывет вперед.
Смешалось бденье с храпом напролет.
Сияют звезды. Покидаем пост.
И тут меня возносит на помост
Блаженство духа. Стелется покров.
Горят святые свечи средь миров.


* * *

Все белым снегом вьюга замела.
Мария в белом платье низошла.
Дитя Ее на крест вознесено,
Вокруг в полях белеет полотно.
На белом стержне белый ковш повис.
Источники над бездной пролились.
Мария влажный взор бросает вниз.
Вдали леса туманятся, как дым,
Окутанные инеем седым,
Как будто, освещенные луной,
Под белоснежной тают пеленой.
Мария песню нежную поет,
Пока за Ней послушно лань бредет.
Вновь к небесам возносится душа —
Она идет за Сыном не спеша.


* * *

Лучи прожекторов скользят в ночи метельной:
Опять плывет ладья к сторонке запредельной.
Мои товарищи давно минувших лет!
Как согревал меня ваш несказанный свет!
Я любовался светом всех людей небесным
И в окнах девушек мерцанием чудесным.
Теперь от крови и до боли дрожь близка,
Как колебание от смерти до снежка.


* * *

Окна кофеен к небесной стремятся лазури.
Музыка льется и смех голубков беззаботный.
Я оказался извергнут из жизни свободной
В самое пекло войны — в жерло огненной бури.
В легких накидках порхают красавицы мимо.
Но среди них есть одна, что желаннее прочих,
Плавную помню походку, горящие очи —
Между влюбленными крепкая связь нерушима.
Все тяжелее шаги, горячее дыханье.
Бледная плоть пожирается мукой надсадной.
Я на привале крутой обжигаюсь баландой —
Сразу темнеет в глазах и мутнеет сознанье.
Вижу: вокруг офицеры сквозь слезы смеются,
Но среди шуток поймут мою муку едва ли...
Верю в любовь — наши души на небе сольются,
Мы преисполнимся радостной светлой печали.


* * *

Полет луны сквозь волчью стаю облаков.
Вдруг спрячется она — и мимо мчится стая.
Взыграет ветер над грядою островов,
И вот опять луна, как лунь, парит, блистая.
Одетая в туман крылатая звезда!
У нас внизу лишь тьма, и горе, и беда.
У нас внизу лишь смерть, да черная земля,
Да скорбный стук лопат о мерзлые края.
Зато одна любовь ликует в вышине!
Лечу ли я к тебе, летишь ли ты ко мне?
Мы встретимся с тобой в блаженной стороне.


* * *

Железных бурь неистовый разбой.
Железных мыслей схватка меж собой.
Снаряды, запряженные войной,
Опять тревожат слух усталый мой.
Встает заря над сумасшедшей тьмой.
Ладья несется яростной волной.
Порыв ночной становится судьбой,
И я столкнусь лицом к лицу с тобой.
И лик твой озарится сонмом грез,
Как будто сотканных из нежных роз.
От ужаса я стану тих и пуст,
Во мне твой голос зазвучит тайком,
И, закружившись белым лепестком,
Он выйдет духом из прекрасных уст.

Предисловие и перевод с немецкого Евгения ЛУКИНА