Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Константин Кедров

доктор философских наук
ДООС – стихозавр

На обнаженный нерв нанизывая звуки всё глубже чувствую великий диссонанс и радость возвышения над миром Поэзия – вершина бытия.

Как есть во вселенной области невесомости, где нет верха и низа, так есть области черных дыр, мысленный подлет к которым смоделирован в знаменитой сфере Шварцшильда. Подлетая мысленно к черным дырам, чье существование предсказано теорией относительности, мы окажемся в точке, где "векторы" внутреннего и внешнего станут так же относительны, как верх и низ в невесомости. Небо – внутренности, а внутренности – небо.
Сначала перед космическим путешественником, летящим с релятивистской скоростью, возникает так называемый "горизонт мировых событий", который он успешно пересечет за ограниченный отрезок времени, например за полчаса, если черная дыра величиной с наше солнце. Однако для наблюдателя, который со стороны следит за путешественником, его подлет к черной дыре будет длиться вечно...

Совсем не физики и не космологи первые добрались до чёрной дыры. Первым был Лев Толстой. Он подробно расписал сценарий подлёта к чёрной дыре угольного мешка в своем откровении "Смерть Ивана Ильича". Через 100 лет космологи дали свой сценарий подлёта к чёрной дыре. Он совпал один к одному с видениями Ивана Ильича. Туннель, неожиданный переворот и свет в конце туннеля. Оставалось лишь найти чёрную невидимую дыру в космосе. Пришлось астрономам потрудиться ещё четверть века и вот чёрную дыру, вернее, тень от неё удалось заснять. И почти одновременно удалось поймать бесплотные и бестелесные гравитационные волны, идущие от чёрной дыры. Эйнштейн знал, что эти волны есть, но даже он сомневался, что их когда-нибудь удастся поймать. Поймали! Теперь и чёрные дыры, и гравитационные волны, и правота общей теории относительности уже доказанная реальность.

А вот информация, закодированная в гравитационных волнах, это пока что тайна. Для кого угодно тайна, но не для мистиков и поэтов.
В этих волнах трансляция "Божественной комедии" Данте. Граница между нашим и потусторонним миром – горизонт мировых событий, который Данте пересек на пару с Вергилием, а Эйнштейн на пару то с Достоевским, то с Моцартом, то с Толстым. И лишь Иван Ильич умирал в одиночку. Никто не сопровождал его на тот свет. где в сфере, сияющей аурами видимых и незримых радуг, Беатриче и Дева Мария.
Я в это странствие с восхожденьем к вершине начал в 1957-ом. Но это было путешествие не вдаль, а изнутри себя и всего мироздания наружу. Выворачивание или инсайдаут возвели меня не на Олимп (Бог и боги с ним, с Олимпом), а на Парнас. Там сами знаете, Кто.

Существует древняя легенда. При изгнании Адама из рая был поставлен архангел с обоюдоострым огненным мечом, вращающимся и отделяющим Адама от рая. Этот обоюдоострый меч – Млечный Путь, вращающийся вместе с небом вокруг своей оси, как бы отделяющий нас от бесконечного космоса. Наступит момент возвращения человека, когда через области черных дыр он снова вернется в свой райский сад. Сегодня на вечные вопросы: кто мы, откуда мы пришли, куда мы идем – человек может дать вполне исчерпывающий ответ. Мы – космос, мы пришли из космоса, мы идем в космос.

Ныне рухнули все преграды между поэзией и космологией, между религией и наукой. Мы все теперь кто на вершине, кто у вершины бытия. Этот момент предвосхитил пламенный проповедник Майстер Экхарт, когда воскликнул: "Бог ближе к нам, чем мы сами близки к себе". Он не знал, что это метаметафора. Космос теперь не над нами, а в нас. И мы теперь не только внутри себя, но и во всём космосе. "И увидел я новое небо и новую землю" – эти слова Апокалипсиса стали реальностью. Мы увидели новое, невидимое ранее небо черных дыр, пульсаров, квазаров, радиообъектов. Земля разверзлась до микромира, до сингулярности, и только человеческое сердце остается зачерствелым, окаменевшим, как сто, двести тысяч лет назад. Пока наше сердце поражено "окамененным нечувствием", мы не увидим неба, открытого взору поэта.

Литература – это новое, словесное
небо. Чёрная дыра открыла свои
тайны не через телескоп, а через
душу. А душа поэта и певца всегда
в горле. Там перекручивается
музыкальная лента Мёбиуса, и звук
вырывается в мироздание словом,
музыкой интонации, поэзией.
                           Константин Кедров


Позади зодиака


Небо – гаечный ключ луны –
медленно поверни
из резьбы вывернется лицо
хлынет свет обратный
на путях луны
в пурпурных провалах
друг в друге алея.
Марс – Марс
каменное болото
костяное сердце
отзовись на зов
Кто поймет эту клинопись
провалов носов и глаз
Черепа – черепки известковой книги
в мерцающей извести зияющие провалы
твоя звенящая бороздка
долгоиграющий диск черепной
повторяющий вибрацию звонких гор.
В том извиве прочтешь
ослепительный звук тошнотворный
и затухающий взвизг
при скольжении с горы вниз
в костенеющую черепную изнанку.
В том надтреснутом мах и пристанище
ночная грызня светил.
За этой свободой
ничем не очерченный
не ограненный
за этими пьянящими контурами
проявляющейся фотобумаги
не ищи заветных признаков
не обременяй громоздким
твое грядущее шествие в неограненность
и когда эти камни
эти щемящие камни
отпадая от тела
упадут в пустоту
ты пойдешь по полю
наполненному прохладой
отрывая от земли букет своих тел


* * *


Время это что –
Такая колесница
что внезапно
развернется вдаль
Всем приснится
за морем синица
Упоит из Чаш Святой Грааль

Время всех внезапное спасение
Вечной стражи беспробудный сон
Колесницы в небо вознесение
Пение Кирие Элейсон

Код генетический в ларце Кощея
Упрятанный в иглу в игле спираль
Найди его в кощеевой пещере
Чтоб воссиял божественный Грааль


* * *


У моей Души нет тела
Тело в космос улетело
А Душа душа осталась
Как телесная усталость

Как то это быстро пролетело
Вся Душа преобразилась в тело
Тело исчезает на глазах
И Душа от радости в слезах

Так вот мы и движемся к началу
К самому последнему причалу
Ну а там в начале всех начал
За причалом прячется причал

Где совсем недавно мы встречали
Свой рассвет на будущем причале





Эффект Подольского-Розена


Эйнштейн не верил Нильсу Бору
Нильс Бор доверился прибору
Всех примиряющий Макс Борн
На Бора положив прибор
Эффект Подольского и Розена –
– Ну что вы там ещё сморозили
эффект Подольского и Розена –
Сказал Эйнштейн и удивился
когда в пространстве растворился


* * *


Харизме и Евхаризме
Моей пожалуйста верьте
С годами линия жизни
Становится линией смерти
С годами линия жизни
Теряет свою беспечность
С годами линия жизни
Уносится в бесконечность