Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Беседовала Валерия ГАЛКИНА


Сохранить ощущение детскости



В этом залог успеха у юного читателя


1 апреля исполнилось 80 лет Валерию Воскобойникову. В канун юбилея писатель рассказал "ЛГ" о рецепте создания прекрасных книг, "Жизни замечательных детей" "прививке к чтению".

– Валерий Михайлович, вы – автор более 60 детских книг. Что это значит быть детским писателем? Есть ли какой-то "рецепт" создания хорошей детской книги?

– Рецепт этот легко сформулировать, но не всегда просто реализовать. Общеизвестно, что психика ребёнка, восприятие им окружающего мира сильно отличаются от того, как осознаёт реальность человек взрослый. И бывают случаи, когда хороший писатель берётся за создание произведения для юных читателей, но его очень правильную книгу ребёнок откладывает, не дочитав первую страницу. Детскими писателями становятся те, кто сохранили в душе ощущение детскости, которое люди порой с взрослением теряют навсегда. А во всём остальном литература для детей требует того же самого, что мы ждём и от "взрослых" книг. Правда, есть ещё один момент, который нужно помнить: бережное отношение к потенциальному читателю. Случаются сюжеты, мысли, лексика, допустимые в книгах для взрослых, но ни в коем случае недопустимые в произведениях для детей.

– А как воспитать молодого автора, который хочет писать для детей? Чему вы в первую очередь учите начинающих литераторов в "Липках" и на других семинарах?

– В первую очередь я учу созданию доброжелательной атмосферы. Часто случается, что в литературных кружках молодые авторы с удовольствием, унижая друг друга, говорят о недостатках обсуждаемого произведения и забывают сказать о его достоинствах. Дело в том, что до того, как я начал вести семинары и мастер-классы в "Липках", ещё в 1970-е годы я работал в детском журнале "Костёр", где мы старались издавать лучшие произведения тогдашних молодых: Юрия Коваля, Сергея Махотина, Михаила Яснова, Катерины Мурашовой. А с 1980 по 1993 год я вёл литературное объединение при Ленинградском отделении издательства "Детгиз" и гордился тем, что ко мне приходили люди из разных литературных кружков, а от меня – не ушёл никто. Для этого атмосфера должна быть очень и очень дружеской. Работаем мы в семинарах так же, как принято во всём мире. Участники заранее читают произведения друг друга. Все, кто хочет, получают возможность высказать своё мнение о прочитанных рассказах или повести, а я подвожу итог и порой подсказываю автору, как можно либо, исправить недостаток, либо, наоборот, усилить достоинство. В наших семинарах участвуют жители не только многих регионов России, но и разных стран, начиная с Казахстана, Киргизии, Украины и Белоруссии, заканчивая Австрией, Канадой, Кипром... И одна из главных заслуг наших семинаров – создание единой общности молодых детских писателей, да и повзрослевших – тоже. В результате москвич и участник наших семинаров Алексей Олейников вместе с жительницей Челябинской области Тамарой Михеевой и жительницей Вены Дарьей Вильке несколько лет назад создали постоянно действующий интернет-журнал "Переплёт".

– Вы входите в Совет по детской книге России. Расскажите, чем он занимается? Какие, на ваш взгляд, существуют основные проблемы детской литературы сегодня?

– Совет по детской книге России – это одно из отделений Международного совета по детской книге, штаб которого – в Швейцарии. В этот совет входят более 70 стран мира. Каждые два года совет собирается в какой-либо из стран на конгрессы. Кстати, ближайший конгресс, который будет через год, соберётся в Москве. Каждая страна выдвигает своих лучших писателей и иллюстраторов детских книг на почётные награды. Некоторые произведения заносятся в список лучших детских книг мира.
А если говорить о проблемах, то они существуют всегда. Беспроблемная жизнь – явление невозможное. Я преподаю в родном Петербурге историю русской детской литературы, и мне есть с чем сравнивать. Так вот современная детская литература у нас, без преувеличения, – прекрасная. За последние полтора десятка лет в России выросло поколение талантливых молодых детских писателей.

– Сейчас перед родителями и учителями остро стоит проблема отсутствия у детей интереса к чтению. Можно ли его привить? Способна ли книга противостоять гаджетам и другим модным развлечениям?

– Когда я в первой половине 1960-х входил в детскую литературу, то на каждом собрании ругали телевизоры – они якобы мешали чтению книг. Сейчас ругают интернет – одно из созданий человеческого гения. Я убеждён, что число постоянно читающих книги людей приблизительно одинаково – около десяти процентов.
Прививка же к чтению книг делается с раннего детского возраста. Если в семье подрастающему малышу взрослые читают книги, то таким образом и закладывается любовь к чтению.

– Недавно вышло две ваших книги – иллюстрированная история Москвы и Петербурга для детей. А о других городах планируете написать? Как рассказать детям об исторических событиях просто и доступно?

– Книги про Москву и Петербург у меня вышли в позапрошлом году. А в прошлом у меня в издательстве "Оникс-лит" вышла серия книг "Жизнь замечательных детей". Это историко-биографические рассказы для семейного чтения о детстве великих людей, живших в разные эпохи, в разных странах и сделавших для всего человечества большие и очень полезные дела. Самый "древний" герой в них – Архимед, а самый "молодой" – Юрий Гагарин. В этих книгах тоже описаны города, в которых жили мои герои. Правда, часто эти города старинные. В книге про Авиценну – Бухара, в рассказе про Кирилла и Мефодия – Константинополь. Или, например, в историческом романе "Блистательный Гильгамеш" описан древнейший город Урук. А в романе про князя Довмонта, защищавшего после Александра Невского (Довмонт был даже женат на его внучке) Северо-Запад Руси, подробно описан средневековый Псков. К счастью, мне, по-видимому, удаётся рассказывать просто и доступно, раз книги серии "Жизнь замечательных детей" постоянно переиздаются. Но это получается как бы само собой.

– Какую свою книгу считаете самой-самой? Или ваш opus magnum ещё не написан?

– Мне одинаково дороги все мои книги. Другое дело, что некоторые страницы я хотел бы переписать…

– Глядя на свою жизнь с высоты прожитых лет, как вы её оцениваете? Всё ли удалось воплотить? Хотели бы кардинально изменить что-то, если б могли?

– Полагаю, что говорить об этом пока преждевременно.

"ЛГ" поздравляет Валерия Михайловича Воскобойникова с юбилеем!
Желаем крепкого здоровья и неиссякаемого вдохновения!


Эпизод


Валерий Воскобойников, наряду с другими друзьями Сергея Довлатова, стал героем его записных книжек "Соло на ундервуде". В ходе нашего диалога Валерий Михайлович поделился самым любимым и самым нелюбимым воспоминанием о дружбе со знаменитым писателем.

– Самое любимое воспоминание описано мною в петербургской газете "Ведомости" под названием "Гараж имени Сергея Довлатова". Оно есть в интернете. А нелюбимое – то самое, из записных книжек – с американскими профессорами.
Это было году в 1968. В Ленинград прилетела из США по обмену группа студентов-славистов во главе с профессорами. И нас двоих с моим любимым поэтом Александром Кушнером отправил Союз писателей на встречу с ними. А после встречи меня окружили американские студенты, просившие показать, как живут советские люди. Жена с дочкой у меня были на даче, и я пригласил студентов в свою весьма скромную крохотную квартиру. С ними были и оба профессора. А для моральной поддержки я позвал и Сергея Довлатова. И уже в конце этой встречи профессора сказали, что мечтают увидеть Иосифа Бродского. Довлатов ответил, что нет ничего проще, он приведёт сюда и Бродского.
Мы договорились о дне и времени. Я подготовил угощение, Довлатов привёл Иосифа, мы сидим за столом, за окнами идёт бесконечный дождь, а профессоров – всё нет. Постепенно, увлечённые разговорами о литературе, мы втроём съели почти всё угощение. Я испытывал жуткую неловкость. Тогда и пошутил примитивно, что возьму и пожалуюсь на них их президенту. Иосиф в ответ тоже пошутил. И вдруг – телефонный звонок. Оказывается, профессора заказали из гостиницы, где жили, такси. Дом мой был под номером семь и находился в самом начале Обводного канала. А таксист увёз их к концу канала, в дальнюю часть города и высадил. Они, промокшие насквозь, заблудившиеся, с трудом добрались до своей гостиницы и только тогда сумели нам позвонить. Иосиф всё же минут 15–20 поговорил с ними по телефону, и они остались довольны. Сергей, естественно, вставил и этот эпизод в своё "Соло на ундервуде". Кстати, он приписал множеству своих персонажей (и мне в том числе) фразы, а порой и действия, которые мы никогда не совершали. Этот факт отмечен в одной из американских статей о его творчестве.