Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


АНАСТАСИЯ ВОЛКОВА


Анастасия Волкова — студентка Екатеринбургского государственного театрального института (специальность "Литературное творчество"). Печаталась в "Урале"


Звезды на языке


***

Тонкие лопатки.
Серебристый дым.
Тело в лихорадке.
Солнцем золотым
Обжигает пальцы,
Растворяет лёд
Пепельным круженьем
Беспокойных вод.
Медленным движеньем
Лечит тишина.
Форму обретает
Первая волна.
Ветками пронзает
Воздух высоты.
Падают снегами
Белые листы.


***

Лесом дремучим вели к бесконечной воде.
Синей жемчужиной слово на языке
Держится. Если посеять его,
Вырастет на осоке темное серебро.
Вырастет алая башня деревом изо льда.
Ближе к земле Атланта клонится голова.
Кругом замкнуть — поверить. Слепо кругом смотреть.
В белых руках — пепел.
Над головой — смерть.


***

Малиновка плачет бесчувственно, молча роняя боль.
Крылья проткнула осока. Небо впитает соль
Ярко-багряную, чистую, чтобы тепло корней,
Переплетенных вечно, стало еще сильней.


***

Ветром рассказывать, солью унять,
Вечно смотреть в огонь,
Падать на тонкую белую гладь,
Веткой сжимать ладонь.
Черной смородиной на снегу,
Птицей на небесах
Лёгкие нити твои сберегу,
Лёд понесу в руках.


***

О чем ты думаешь, когда умирают птицы?
Когда белым небом становятся наши лица,
Растворяется слово холодной безмерной каплей,
Равновесие держит вселенную белой цаплей.
Я губами тебе передам свою смерть безвольно.
Поджигай золотые поля, пусть нам будет больно.
Пусть огонь и вода поглощают безмолвие речью.
Заплети в мои волосы цвет навсегда.
Навечно.


***

Хорошо, что кресты стоят вдоль дорог.
Хорошо, что страдает тело, а плачет — бог.
Улетает прозрачным огнём пустота.
Золотое слово выпадет изо рта.
Белый дым образует на небе нечеткий знак.
Вместо музыки — трубы ветра и вой собак.


***

Куст смородины черной растет у меня внутри.
Изо рта моего вырываются ветви — смотри.
Падают темные капли на бежевый снег.
В теплом тумане тенью кажется человек.
В ягоде горькой — правда. Вечность простых вещей.
Снегом опутаны листья. Стали еще белей
Тонкие слабые руки. Не отпускай. Отпусти.
Тот, кто ломает ветви, не говорит: "Прости".


***

Чтобы на пальцах осталась пыльца,
А на запястьях — запах.
Чтобы словом касаться лица.
Чтобы на мягких лапах
Сны заходили через закрытую дверь.
Чтобы стрекозы просили шепотом:
"Верь".


***

Наши веки — вечные.
Но глазам от того не легче.
Звезды на языке
Остается из-под ресниц
Отпускать свой огонь зарницами,
Век смотреть, но не насмотреться,
Ощущая забвение в области сердца.


***

Солнце рассыпалось солью вокруг
Тонких стеблей восходящего утра.
Не выпускай пустоту моих рук.
Северный ветер. Блестящая пудра
Сыплется, словно пыльца, навсегда
Раня мою белоснежную душу.
Мертвое небо. Живая вода.
Да, это слезы падают — слушай.
Как ты сияешь, великая Боль,
Данная мне бесконечным прощением.
Мне твоя музыка — красная соль,
Вечная правда, вечное тление.
Бейся и падай. Пронзай темноту.
Я унесу твои сети за край.
Жги мои губы. Пой на лету.
И расскажи.
И потеряй.


***

Тонкие ноготки
Входят в мою ладонь.
Слёзы мои легки,
Но сотворят огонь,
Но сотворят слова.
Из-под прозрачных век
Пусть упадет звезда,
Пусть улетает снег.
Коконом изо льда
Оберегает ночь.
Долгая тишина.
Время уходит прочь.
Передаешь тепло,
Ветер ласкает нас.
Выпью хрусталь, стекло
Из бесконечных глаз.


***

Трогать губами лед
Синей живой реки —
Матово-нежный мед
Тонкой твоей руки.
Звезды на языке
Прячут земную речь —
В синей живой реке
Каждое слово жечь
Предрешено. Вода
Выбежит сквозь угли
Ровно в тот день, когда
Солнце взойдет с земли.


***

Снег мерцающей кожи режет
Бабочкино крыло.
Боль опадает алым. Запахом свежим
Хлопья бросаются на пол через стекло
Разбитое и умирают у ног.
Если морозного ветра поток
Унесет, останется рассыпаться
На икринки, полные пустотой.
Жизнь вытекает из глаз, смахиваешь рукой.
Взмахиваешь крыльями, чтобы остаться.
Чтобы нарушить покой.


***

Перед глазами ясный, почти осязаемый дым.
То, что ты назовешь, затронешь, будет всегда твоим.
Липы сжигают цветом, белый мерцает зной,
Пересекает небо веточкой золотой
И проникает в горло бережное тепло.
Пеплом земного древа озеро замело
Синее, серое. Красное. Бликом чернеет смоль.
Я согреваю воду. Я называю боль.


***

Посадите дерево на моей земле,
Пусть оно растет из моего тепла,
Тонкие ветви тянет в плотной душистой мгле,
Чтоб золотая птица гнёзда свои свила,
Чтобы огни цветов выстрадала листва.
Дерево будет вечно жить, сила его — в смоле.
Вечно продолжит петь — ветер найдет слова.


***

Дерево смерти не знает, но его ледяные плоды
Горькие. Сладкие. И безмятежно-безвкусные.
Я собираюсь пойти танцевать. А ты?
Снегом сердце, на руки листопадом грустное
Слово рассыплет безжизненный столп огня.
Что же нам делать — в комнате нет дверей.
Дерево жизни сгорает во мне и не знает меня.
Из молока твои созданы руки. Согрей...
Неосторожные лёгкие ниточки танца
Телом вплетаются в тёмную часть пустоты.
Корни деревьев сплетаются и продолжаются.
И продолжается небо, пока на него смотришь ты.


***

Тёмным утром звёзды гаснут.
Тёмным платьем закрывает
Все веснушки, но напрасно.
Тени ходят, как по краю,
По бездушным первоцветам.
Как по речке, проплывает
Слово тёмное по венам.
Кружатся собачьим лаем
Лепестки белее света,
Разрезая наше утро.
Ты подумала об этом,
Но не чувствуешь как будто.
Тёмным платьем закрывает
Все безудержные раны...
Поле станет вечным раем
Тёмным утром, утром ранним.