Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ЕЛИЗАВЕТА КАСУМОВА


ДВА ПОЭТА



Стихи и судьбы



КТО ОН – АХМЕД ДЖАМИЛЬ?


Такой вопрос задал мне мой сосед по дому, узнав, что улица наша в очередной раз переименована и носит теперь имя Ахмеда Джамиля...
Надо сказать, что улицу свою я люблю – не потому, что она какая-то особенная, а потому, что это – МОЯ улица. Я хожу по ней сегодня, как ходила и десять, и двадцать, и – страшно сказать – шестьдесят лет назад. За все эти годы улица не так уж сильно изменилась (чего, к сожалению, нельзя сказать обо мне), хотя в последнее время она начала, как и очень многие улицы нашего города, обрастать внушительного вида высотками.
Когда-то, когда мой отец получил здесь квартиру, улица называлась 7-ой Хребтовой (наши прежние соседи по коммуналке в самом центре города, куда мы и после переезда почти каждый день наведывались, потому что там оставалась жить мамина мама, а моя бабушка, говорили с некоторым пренебрежением: "Вы теперь где-то на "хребтах" живете?").
Потом улицу почему-то сделали 6-ой Хребтовой. Вообще Хребтовых в Баку было аж 12 (!). Чем объяснить такое однообразие, не знаю. Разве что, отсутствием времени и фантазии у тех, кто давал названия улицам. Сейчас все они переименованы. К примеру, бывшая 4-я Хребтовая сегодня носит имя Алескера Алекперова, 7-я Хребтовая, переименованная затем в улицу Патриса Лумумбы, сегодня именуется улицей Захида Халилова, 10-я Хребтовая – улицей Шарифзаде…Наша, 6-я Хребтовая, спустя годы стала улицей Крылова (не знаю, насколько это точно, но говорят, это в честь какого-то летчика). Последние лет 15-20 улица носила имя Сулеймана Дадашева. И вот недавно мы узнали, что теперь живем на улице Ахмеда Джамиля. Кем был Сулейман Дадашев, я, к стыду своему, не знаю. А вот не знать Ахмеда Джамиля!... Впрочем, сосед мой – человек, далекий от литературы. Всем же, кому близка и интересна азербайджанская литература, имя поэта Ахмеда Джамиля хорошо известно. К сожалению, известно лишь то, что он был поэтом. А вот то, какую жизнь он прожил, знают немногие …


Говорят, судьба человека зависит от него самого. Это, конечно, верно. Но – лишь в определенной степени. Во многом же то, какую жизнь проживет человек, во многом зависит от обстоятельств. В частности, обстоятельств места и времени. То есть от того, где и в какое время человеку доведется родиться. Ахмед Джамиль (Джамильзаде) родился в 1913 году в городе Иреван, в семье кустаря ремесленника Саттара Джамильзаде. Надо признать: время и место – не самые удачные. Поясню: Иреван того времени – столица бывшего Иреванского ханства, в тот период была уже столицей Армянской области (губернии) Российской империи. История превращения Иреванского ханства в Армянскую область такова. Иреванское ханство, располагавшееся на территории Западного Азербайджана, существовало до 1828 года, после чего, по окончании русско-персидской войны, выигранной Россией, было аннексировано последней, поскольку в соответствии с Туркменчайским договором было передано проигравшей стороной Российской империи. Иреванское ханство было объединено с Нахчыванским, и их общая территория стала называться Армянской областью, столицей которой стал Иреван, переименованный в Эривань. Российскими властями было дано разрешение на переселение сюда армян из Ирана и Турции, чем те с радостью воспользовались и вскоре почувствовали себя здесь "главной нацией", что вполне ощутило на себе мусульманское население…
В 1918 году в Закавказье образовалось три независимых государства – Азербайджан (АДР – Азербайджанская Демократическая Республика), Армения и Грузия. Поскольку у Армении не было столицы, Национальный Совет Азербайджана по просьбе Национального Совета Армении принял решение о добровольной передаче армянам азербайджанского города Иреван, который и стал столицей Армении. Однако это не прекратило, а, напротив, усилило антиазербайджанские настроения среди армян. В связи с этим многие мусульманские семьи вынуждены была покидать свои исконные земли. Одной из них стала и семья Джамильзаде – они оставили свой родной город и перебрались в Тифлис. Вскоре они уедут и оттуда и обоснуются в Гяндже. Ахмеду тогда едва исполнилось пять лет. Глава семьи незадолго до этого умер, и его обязанности взял на себя старший брат Ахмеда Мирбагир. Но семью ожидал новый удар. Начался сталинский террор, от которого пострадало множество людей. Тогда любого могли арестовать, выслать, посадить, а то и расстрелять без суда и следствия. Под сталинские репрессии попал и Мирбагир. Он был арестован, попал в тюрьму, где тяжело заболел. Правда, через какое-то время его все же отпустили, не найдя в его действиях состава преступления. Но пребывание в тюрьме сделало свое дело – Мирбагир там тяжело заболел и вскоре после освобождения умер. Семья осталась без кормильца. Жене Мирбагира пришлось, забрав детей, уехать к своему отцу в Стамбул. Ахмед с матерью остались совсем одни, в малознакомом им городе, где у них не было ни родни, ни знакомых, ни собственного жилья. Чтобы прокормить себя и сына, мать Ахмеда была вынуждена устроиться на работу на ткацкую фабрику. Работа была тяжелой, мать пропадала на работе допоздна, и все равно денег не хватало. Жили они трудно. Но все же мальчик прилежно учился в школе, чтобы получить среднее образование. Особенно его привлекала литература. Он очень рано начал сам сочинять стихи – настолько удачные, что его первая публикация состоялась, когда Ахмеду было всего пятнадцать лет. Он тогда уже посещал литературный кружок. С талантливыми юными литераторами там занимались Самед Вургун, Мир Джалал, Микаил Рзакулизаде и другие. Ахмед окончил школу и перед ним встал вопрос – что делать дальше. Он решил продолжить учебу, получить высшее образование. Выбрал филологический факультет АПИ им. Ленина, куда довольно легко поступил, тем более, что у него уже были публикации. Окончив институт, он, продолжая писать стихи, работал учителем в различных районах республики.
В конце 30-х годов Ахмед Джамиль обосновался в Баку, начал работать консультантом в Союзе писателей Азербайджана. В 1941 году вышел в свет первый сборник его стихотворений "Память". Казалось, все в его жизни, наконец, наладилось. Но тут началась Великая Отечественная Война. Ахмед Джамиль ушел на фронт. Но и там продолжал заниматься творчеством – писал заметки в редакции фронтовых газет. Судьба хранила его – он вернулся с фронта, несмотря на ранение и госпиталя, через которые ему пришлось пройти.
После возвращения с фронта Ахмед Джамиль продолжил свою творческую деятельность – теперь она была тесно связана с журналистикой. Он работал ответственным секретарем в редакции "Адабият газети", позже был редактором газеты "Адабият ве инджесенет". Затем полностью посвятил себя литературе: был главным редактором Издательства детской и юношеской литературы, журналов "Азербайджан" и "Улдуз". Вскоре он был избран ответственным секретарем Союза писателей Азербайджана. Все это время – и на фронте, и после возвращения с него он писал стихи. Сюжеты брал из своей фронтовой тетради.

Я достаю заветную тетрадь,
Что на груди своей пронес по фронту.
Читаю,— в строках эхо канонад,
Места боев недавних, даль, окопы…


Стихи бегут, как снежный шлях в степи.
В них дышит буйный черноморский вечер,
Ночная мгла над морем и землей,
Скрипит арба с какою-то поклажей…


Вообще военная тематика занимает в его творчестве особое место. Среди его стихов о войне наиболее известны "Gəhraman qardaşıma" – стихотворение, посвященное Исрафилу Мамедову, первому азербайджанцу, удостоенному звания Героя Советского Союза, "Qacgınlar", "Medal", "Partizanlar" и другие.
О стихах Ахмеда Джамиля Мехти Гусейн писал: "Не только каждое его стихотворение, но и каждая строка дышит мышлением художественной поэзии, и даже небольшие стихи этого мастера сюжетной лирики равны целой поэме".
Хорошо известны его стихотворения "Расскажи, бабушка, сказку" и "Колыбельная". История создания последнего такова. Как вспоминал сам поэт, "однажды в палату военно-полевого госпиталя, где я лежал, пришел раненый боец-азербайджанец, который откуда-то узнал, что я поэт. Присев ко мне на кровать, он сказал с радостной и смущенной улыбкой: "Я получил письмо – у меня родился сын. Посвяти ему что-нибудь такое хорошее, чтобы каждый вечер мать напевала ему. Кто знает, быть может, я никогда не увижу своего сына, но пусть мои слова останутся у него в памяти". И Ахмед Джамиль написал для него "Колыбельную"…
Всего за свою жизнь Ахмед Джамиль написал и опубликовал свыше 330 стихотворений, издал более двадцати стихотворных сборников. Стихи его хорошо известны не только азербайджанскому читателю, но и любителям поэзии других стран, которые читают их в переводе.
Известен Ахмед Джамиль и как замечательный переводчик, и в первую очередь здесь надо сказать о его прекрасном переводе на азербайджанский язык "Фауста" Гете, благодаря чему это всемирно известное произведение стало доступно и азербайджаноязычному читателю – так же, как и многие другие произведения мировой классики в блестящих переводах Ахмеда Джамиля. Он много переводил и русских поэтов – Лермонтова, Некрасова, Шевченко, Твардовского, Маршака. Тщательная отделка формы, лаконизм и выразительность языка – основные особенности его стихов и стихотворных переводов. Всего же он перевел на азербайджанский язык 350 поэтических произведений 140 поэтов из 25 стран мира общим объемом в 30 тысяч строк.
В последние годы жизни Ахмед Джамиль тяжело болел – война оставила метку на его сердце: Ахмед Джамиль перенес три тяжелых инфаркта. Но он успел увидеть книгу Гете "Фауст" в своем переводе – после последнего инфаркта он прожил еще несколько лет. Незадолго до смерти, в 1975 году, выпустил еще и сборник своих избранных стихотворений. А вот о присуждении ему Государственной премии Азербайджана за сборник стихотворений "Vaxtında gəlmişik bu dunyaya biz" поэт так и не узнал – она была вручена ему посмертно.
Ахмед Джамиль прожил недолгую, но полную творческих свершений жизнь. Он скончался в 1977 году, не дожив месяца до своего 64-летия…
Его стихи, отличающиеся лаконизмом и простотой формы, и сегодня находят своих читателей и почитателей, его творчество надолго пережило его самого. Столетний юбилей этого талантливого поэта широко отмечался в республике на государственном уровне. Это было пять лет назад. В этом году у Ахмеда Джамиля снова юбилей, или, как говорит один мой знакомый, "полуюбилей" – 105-летний. Возможно, с этим и связано присвоение его имени нашей улице. И это замечательно. Потому что теперь я живу на улице Ахмеда Джамиля – талантливого поэта, прошедшего Великую Отечественную Войну и не посрамившего имени достойного сына своей страны.


РОДОМ ИЗ ИЧЕРИ ШЕХЕР


Мысль написать этот очерк тоже возникла в связи с одной из бакинских улиц. Эта улица в Ичери шехер – Внутреннем или Старом городе, а проще говоря, бакинской Крепости – хоженая-перехоженная мною множество раз, тоже одна из моих любимых. Улица эта, одна из старейших в городе, проходит с внутренней стороны Крепости вдоль крепостной стены от Сальянских до Шемахинских крепостных ворот. Я училась в 189-й школе, это недалеко от Крепости, и со мной училось много "крепостных".
Среди них была и моя подруга Таня, к которой я приходила заниматься, с трудом ориентируясь в путанице извилистых улиц – я входила в Крепость через узкий проход на улице Зевина, который сейчас, по-моему, не сохранился. Я любила эти узкие улочки, их особый, своеобразный колорит. Таня как раз и жила на Малой Крепостной… Я и сейчас люблю бродить здесь – тут веет покоем, веет вечностью...
Недавно я случайно узнала, что здесь, на Малой Крепостной, жил Зейнал Джаббар-заде. Дом, где он родился и жил, находился при входе в Старый город, за станцией метро "Ичери Шехер". Он был снесен в 50-х годах…
В судьбах Зейнала Джаббарзаде и Ахмеда Джамиля много общего: оба были поэтами, окончили один и тот же вуз, оба воевали, и тот, и другой знали не понаслышке, что такое военные госпиталя. Они были знакомы, дружили, встречались на фронте. Более того, Зейнал Джаббарзаде считал себя обязанным жизнью Ахмеду Джамилю…
Они даже ушли из жизни в один год, и оба прожили не такую уж долгую жизнь…


Кто из нас не знает песен "Сурая", "Ала гез", "Илк бахар", "Сен меним, мен сеним", "Бадамлы"? В годы моей юности они звучали повсюду. Текст этих и многих других песен принадлежит поэту Зейналу Джаббарзаде, на стихи которого писали музыку лучшие композиторы советской эпохи – Тофик Кулиев, Джахангир Джахангиров, Эмин Сабитоглу, Соловьев-Седой. А исполняли эти песни выдающиеся азербайджанские певцы: Бюль-Бюль, Рашид Бейбутов, Шовкет Алекперова, Лютфияр Иманов, Фидан и Хураман Касимовы…
…Зейнал Джаббарзаде родился 31 декабря 1920 года в семье моряка. Среди его близких не было людей творческих специальностей, однако его необыкновенная тяга к искусству, в частности, к поэзии, проявилась уже в юные годы. Он рано начал писать стихи. После окончания средней школы, отучившись в профессионально-техническом училище, в 1937 году поступил в АПИ имени Ленина на литературный (филологический) факультет, куда его привела любовь к литературе. В том же году состоялась его первая публикация – в одной из газет было опубликовано его стихотворение "Пушкин".
В 1941 году, обучаясь на последнем курсе института, Зейнал Джаббарзаде был направлен в Шемаху для работы над переводом на азербайджанский язык поэмы М.Ю.Лермонтова "Измаил-Бей" – ее планировалось издать к 100-летию со дня гибели поэта. На тот момент там находился и поэт Расул Рза, который готовил юбилейные лермонтовские мероприятия. Однако этим планам не суждено было осуществиться – в Шемахе поэтов застало известие о начале Великой Отечественной Войны. Вместе они возвратились в Баку. В тот же день Зейнал Джаббарзаде написал трагическое стихотворение о войне, которое он опубликует только после ее окончания.
Сразу же по возвращении в Баку Джаббарзаде был направлен на учебу в Сухумское военное училище, окончив которое в звании старшего лейтенанта, он был отправлен на фронт. Он отважно сражался с фашистами, храбро защищал свою Родину, участвуя в боевых действиях в составе 416-й Краснознаменной Таганрогской стрелковой дивизии. Однако провоевать ему пришлось недолго. В конце 1942 года, участвуя в боях на подступах к Моздоку, он был тяжело контужен, с поля боя его вывозили глухонемым. Без сознания Джаббарзаде был доставлен в полевой госпиталь, находившийся в прифронтовой полосе, в землянке. Спустя два часа в госпиталь прямым попаданием попала бомба. От госпиталя не осталось и следа. Джаббарзаде неминуемо должен был погибнуть… Если бы не случай: вскоре после того, как он оказался в госпитале, его там случайно увидел его друг, поэт Ахмед Джамиль, который настоял, чтобы Джаббарзаде немедленно отправили в тыл, и тем самым фактически спас ему жизнь – Джаббарзаде эвакуировали за час до того, как госпиталь был уничтожен. Зейнал Джаббарзаде всегда помнил о том, что Ахмед Джамиль спас его от неминуемой гибели и был ему за это благодарен.
После тяжелейшей контузии Джаббарзаде был комиссован и отправлен в Баку. Здесь он долго лечился – более 10 лет. Все это время он не мог слышать и разговаривать. Однако несмотря на это поэт продолжал творить. В 1943 году он был принят в ряды Союза писателей Азербайджана. А в 1947 году он сочинил свою знаменитую "Сураю", музыку к которой написал композитор Сеид Рустамов.
История ее создания такова: был объявлен республиканский конкурс на лучшую песню о тружениках села. Вот для представления на этот конкурс и была написана эта песня, которая по результатам конкурса была признана лучшей. Песня "Сурая", посвященная хлопкоробу, Герою Социалистического Труда, матери-героине Сурае Керимовой, обрела широкую известность, её исполняли такие певцы, как Рашид Бейбутов и Шовкет Алекперова. В те годы она ежедневно звучала по радио.
Это стало первым большим успехом поэта – песня получила Государственную премию Азербайджана. Премию Зейнал Джаббарзаде получил из рук самого Узеира Гаджибекова. За свою жизнь поэт напишет еще множество песен. Человек необыкновенной судьбы, он обладал редким даром – музыкально-поэтическим слогом. И это удивительное, на первый взгляд, качество поэта признавали все, кому когда-либо доводилось общаться с З. Джаббарзаде лично или читать его стихи.
Вот небольшой отрывок из его "Марша нефтяников" в переводе с азербайджанского П.Панченко (Зейнал Джаббарзаде прекрасно владел русским языком, но стихи всегда писал на родном азербайджанском):

Не вой ты, ветер, над волной,
Волна, смири свой нрав шальной,
Повыше, солнце, подымись
И освети простор земной.
Весна, укрась наш мирный путь,
Пройдите, бури, стороной,
Мы нашу силу целиком
Хотим отдать стране родной

После того, как здоровье поэта стабилизировалось, он начал работать в Литературном фонде при Союзе писателей Азербайдана. В 1967 году он был принят в ряды Союза писателей СССР. В 60-е годы Джаббарзаде был известен в стране как поэт-песенник. Он написал слова песен ко всеми любимым кинофильмам "Покорители моря" (музыка Кара Караева), "Сабухи", "Мачеха", "Можно ли его простить?", "Телефонистка" (ко всем ним музыку написал Тофик Кулиев, "Кероглу" (музыка Джахангира Джахангирова), "В Баку дуют ветры" (музыка Хайяма Мирзазаде), "Ромео – мой сосед" (музыка Рауфа Гаджиева). Зейнал Джаббарзаде также является автором текстов оперетт Фикрета Амирова "Гезюн айдын" и Сулеймана Алескерова "Улдуз", детских песен, написанных в соавторстве с Фикретом Амировым: "Гузум", "Гатар", "Бахар гялир", Кара Караевым — марш "Пионерская песня о мире" и др.
Особая дружба связывала поэта с Тофиком Кулиевым, в содружестве с которым они написали 150 (!) песен. И это был не только творческий, но и поистине дружеский, даже, можно сказать, братский союз. Вот как отзывался о поэте Тофик Кулиев: "Лучшие страницы моей жизни и творчества связаны с замечательным поэтом нашего народа, удивительно обаятельным Зейналом Джаббарзаде. Если у меня есть хорошие песни, то этим я обязан соавторству Зейнала. Он был не только поэтом, но и композитором в самом прямом смысле этого слова. Я горд тем, что он именно меня выбрал в ту пору в соавторы".
Вообще, несмотря на болезнь, поэт дарил свою дружбу и тепло своего сердца многим. У него было много друзей. Его дом всегда был открыт для них. В доме на Малой Крепостной, а затем и на улице Пушкина, куда перебрался поэт после сноса дома в Ичери Шехер, в котором он жил, бывали Энвер Алибейли, Беюкага Гасымзаде, Расул Рза, Мухтар Дадашев, Тофик Тагизаде, Сеид Рустамов, Агарза Кулиев (один из первых режиссеров Азербайджана, автор фильма "Сэхэр"), Сабит Рахман, Эмин Сабитоглу, Хайям Мирзазаде и многие другие. И каждому он всегда готов был прийти на помощь. Так, когда Рашид Бейбутов готовился к своей первой поездке в Турцию, у него не было главной, приветственной песни. Он позвонил Зейналу Джаббарзаде, пропел ему мелодию прямо по телефону, и через полчаса композиция была готова. Недаром поэта с легкой руки Тофика Кулиева, который первым назвал его так, все, кто с ним дружил и работал, называли "скорой помощью".
Одним из близких друзей Зейнала Джаббарзаде был и великий Ниязи. Вот как вспоминает об этом дочь поэта Гюляра Аббасова: "Их посиделки у нас дома я не забуду никогда: супруга маэстро Хаджар ханым вместе с мамой готовили дюшпара, кутабы, а мужчины – музицировали. Отец ведь был необыкновенно музыкальным человеком, у него был абсолютный слух. К тому же он играл на многих музыкальных инструментах. Почти каждое лето мы ездили в Подмосковье, снимали там дачу. Помню, как однажды в хозяйском сарае папа нашел старую мандолину, сел в гамак под сосной и начал играть мугам.
А вот композитор Джахангир Джахангиров – мой крестный отец: когда я родилась, именно он приехал за мной в роддом… Помню, в 60-е годы Дж.Джахангирова направили в командировку в Египет, и, как полагается, в день его возвращения все мы собрались у них дома. Дядя Джахангир очень много рассказывал о красотах Каира, своих впечатлениях. И вдруг говорит: "Но когда вечерами я выходил на балкон и видел сотни, а то и тысячи огней на горизонте Нила, сердце мое ныло от тоски по родному Баку". Неожиданно отец достал свои любимые сигареты "Казбек" и прямо на коробке стал что-то писать. Вместе с дядей Джахангиром и Шовкет ханым (которая тоже была в тот день там) он прошел в кабинет к роялю, и через час был готов романс "Ана юрдум".
Но Зейнал Джаббарзаде известен не только как поэт-песенник. Он также написал множество стихотворений, ряд поэм, выступал как публицист. Он является автором тринадцати книг, вышедших на азербайджанском и русском языках.
А еще почти 30 лет он работал редактором популярного в то время журнала "Пионер", печатал на его страницах произведения талантливой молодежи, всегда чутко относился к творчеству молодых поэтов, композиторов, помогал абсолютно всем. Дочь поэта вспоминает об этом так: "У нас дома часто бывали начинающие поэты и музыканты. Поэт Рамиз Гейдар позже рассказывал, что как-то перед отъездом на учебу в Москву он встретил папу в метро. Когда он узнал, что Рамиз едет на учебу, не задумываясь, вытащил из кармана только что полученные гонорары за стихи и отдал молодому поэту. И это не единичный случай"...
Последние десять лет жизни поэт был прикован к постели. Но и будучи тяжело больным, он продолжал писать стихи, вел работу в журнале "Пионер". 20 января 1977 года он ушел из жизни. Ему было всего 57 лет...
Сегодня, проходя по улице Пушкина, мимо дома под номером 12/14, в котором в последние годы жил поэт, я всегда задерживаю взгляд на мемориальной доске, установленной на доме в память о Зейнале Джаббарзаде – поэте-песеннике, чьи песни помнит, любит и по сей день поет вся страна.