Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Екатерина ЗИНУРОВА
СЕРДЦУ ХОЧЕТСЯ НЕПОДДЕЛЬНОГО



Екатерина Зинурова — поэт. Родилась в 1993 году во Владимире. Окончила ВлГУ по специальности "Журналистика", учится в аспирантуре филологического факультета РУДН по специальности "Русская литература". Работает журналистом. Член Союза российских писателей, автор сборника стихотворений "Испытание зеркалом".



* * *

Мир нечеток. В очках смотри или без,
Мир нечетен, несимметричен, нетрезв.
Память словно рассветный туман по полю
Рассеивается и проходит. Не помню.

Нет. Помню. Как все это началось?
Мне три года. Взгляд в зеркало. Кто это? Я?
Это я. Иду в школу, потом в институт.
Это я выбираю как будто маршрут.
И как будто бы я выбираю судьбу.
Мне двадцать. Я столько всего могу.

Мне тридцать. Мне больше не стать врачом,
Космонавтом, художником, скрипачом
Мне сорок. Что же? В третий раз замуж?
Не хватит ли? Мне пятьдесят. Достаточно.

Все? Невозможно. Я не прожила.
Еще не подошла
Эта ночь, что приходит ко всем.
Почему же так страшно и свет в конце…
Туннеля?
Жизнь и была — туннель,
(По которому ты в темноте пешком.
Да и черт с тобой, раз не основной.
Дошагал и отбой).

Значит больше я Тебе не нужна,
Я хоть справилась, Господи? Хоть чуть-чуть?
Ведь всю жизнь иголками словно хвоя
Обрастала, и сбросила, будто хворая
Ель. Видел ли? Не смотрел?

Ты всю жизнь молчал, но теперь-то можно. Ведь все равно.
Ты скажи одно, что все это было предрешено…

Бог устало кивает и превращает воду в вино.



* * *

Жизнь исхожена, словно за домом рощица,
Где на три березы — одна сосна.
Будто пыльный ковер выбить душу хочется,
Весь осадок прошлого в снег втоптав,
И заевшее в мыслях скупое: "Прожито",
И надежду на якобы лучшую жизнь.
Все грядущее где-то случилось тоже.
Просто мы до него еще не добрались.

Все грядущее спрятано по конвертам,
Каждый год слетает одна печать:
Моя смерть — точнее, одна из версий —
Состоялась, свершилась или стряслась.
Жизнь уже где-то кончилась, а сейчас —
Интермедия. Или, скорее, антракт.
А потом: кто в ролях, на поклон, реверанс.
Режиссер: "Эта пьеса писалась под вас,
Чтобы вы раскрыться смогли, творить,
А не просто зрителям угодить,
А не просто надеяться, что потом
В Мариинке сыграете или Большом!".

Реверанс. Поклон.

Все пройдет. И когда-нибудь это уже прошло.



* * *

Словно в темные воды озерные
И в слепое небо беззвездное,
Как на месяц, сокрытый тучами,
То ли в прошлое, то ли в будущее
Я смотрю, не моргая, не щурясь.



Просто ты мне еще не встретился,
Или случай пока не представился.
Страсть к комфортному одиночеству
Беспощадна ко всем нечаянным,
Незнакомым, чужим касаниям.

Сердцу тошны увещевания:
"Тот хороший. Поди, разгляди его".
Как плацебо для бронхоастматика,
Физраствор для неизлечимого.
Сердцу хочется неподдельного:
Обреченности, пусть губительной.
От того оно невнимательно
К нефатальному, необязательному.
И живет себе по касательной.
Тихо.

Я смотрю на тебя, как в глубь хвойного леса,
Как в любую невидную, длинную глубь,
Как в глаза, от которых не надобно света,
Только взгляд: тот начертанный в воздухе луч,

Устремленный ко мне из тьмы,
От грядущего, страшного "мы".