Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Румынская поэзия на карте генеральной


Кассиан Мария СПИРИДОН



В БЛАГОМ ЕДИНЕНИИ
 
* * *

нескончаемый дождь
заливает
поля и деревья
пустившиеся
на поиски весны
в которой сирень уже осыпала
свои цветы белые или алые
сиреневые как тропические закаты

сердце пульсирует
в ровном ритме дня и ночи
рядом с сердцем твоим
весна еще молода
и дождь продолжает лить
на травы и дома
зеркало любви
дождь насыщающий планету
и души все до единой
космическим снисхождением

в эти травы
мы укладываем наши тела
когда сплетаем наши руки
и груди прижимаются к груди
капли дождя стучат по макушке
как во время очередного потопа
в котором Ной ищет
новых старых
Адама и Еву



В БЛАГОМ ЕДИНЕНИИ

как по спиральной лестнице
возносится душа твоя
в длинном платье
вращательными шагами
по деревянным ступеням
скрепленным кованым железом

(львиная грива
отражает
балюстраду
по кругу)

свет колеблется
словно свеча
бродит в ночных разливах
по тропке хранимой
снегами
под снисходительным
взглядом Луны

беспрестанный гул
непрерывный
как потоки водопада

несет тебя по воздуху
к берегу
где мы обретем себя
в благом единении
зорь



ДЕНЬ ДОЖДЯ

сегодня день дождя
мы идем
плечом к плечу
протискиваемся
сквозь капли


осталось яблоко
от которого откусываем
то ты/ то я

стоим меж высоких стен
из красного кирпича
в городе повидавшем многое
где голубь-ворона
ступает по мостовой истории
шагом голубки

день дождя хранит в себе
вкус яблока



* * *

взгляд охватывает тебя целиком
вместе с божьей коровкой грудей
как у юной девы
стоит весна
деревья облекаются в белые
парадные платья
и любовь
уже в который раз
соединяет нас
в своем тигле

танец
в котором свет среди облаков
ведет нас
к несчетным цветам
и почкам плакучей ивы



ПЕРСЕИДЫ

звезды падают
и гаснут
метеориты мгновения
отмеряющие нашу жизнь
обнимающие нас
в своем долгом полете
с небес на планету
ожидающую их блеска

мы ждем мига падения
палящую агонию
в светлой летней ночи
наполненной сверчками
ты видишь снова и снова
за руку с любовью
как звезды одна за другой
падают и падают



ЛЮБОВЬ К ТОМУ И К ДРУГОМУ

в стране охраняемой высями
где горы волнами расходятся
с подъемами кроткими
и отрадными впадинами
— что походят на овечьи спины в тени —
где много красной черепицы
на домах что загадочно притаились
среди вечно зеленых деревьев
где множество листьев
там пятна света
что дрожат на ветру
то тихо
то неистово

сквозь веки лишь
слежу за твоими шагами
за твоей кошачьей походкой
ты движешься со снисходительным изумлением
и бесконечной нежностью
в танце душераздирающего балета

вот так я затеряюсь однажды
среди листвы любви
что распахивает широкие двери

двери двери
пусть в тени холмов придет
любовь к тому и к другому
небожители пусть нас простят
пусть подождут лучи
нашего сердца



* * *

когда твое сердце заковано в лед
ты изливаешь всю свою любовь
на кучу костей обтянутых кожей
обнимаешь меня ресницами в слезах
льющихся мягко
из век

под небом
постаревших эпох
даже вращающиеся солнца
следят за нашим взглядом

мучительный миг
в который нас облекает любовь
вот все что остается
от непрерывной суеты

среди скал
среди ущелий
ты будто Луна
на летнем небе что молотят звезды



ТЕМНЫЕ МАЧТЫ

словно балерина юная дева
плывет над белыми заснежеными полями
пахнущими цветами
в стебле мудрого ожидания
указывает путь

черная птица разрезает
дюны поднятые вьюгой
электрические тела
прокрадываются через пропилеи ночи
с жужжаньем бабочки
пальцы ищут что-то
на карте встревоженной географии

деревья
темные мачты
воткнутые в необъятные снега
немые стражники
любви
возносятся все выше
к молящим сердцам
распаленным
заблудшим в синеве

падший ангел
отраженный в разбитом зеркале Луны
идет нам вслед



* * *

дерево шлет нежный свет
через листья
один за другим они покрывают
тропы мыслей
обеими руками
на нежной шее полудня

светящаяся кожа
облекает грудь и плечи
до мягкой ступни
ночи
сверкая словно потухшие искры
вулкана
— огонь непогасший
очищающая лава
бурлит в глубине
шепча бесчисленные пророчества —
тяжелые облака
словно влажный туман
заглатывают горы
только крест стоит одиноко
у дома вампира
— неравный бой
перед потоком огня
что прокладывает борозду
в небе —

с восхищеньем ты смотришь
как большой красный корабль
преодолевает в свете зари
морские воды
как он открывает нам путь
по воздуху
— мы идем держась за руки
за нами следует
красный победный образ
корабля плывущего
к порту иллюзий —



ГОЛОС

зовешь
ты зовешь меня издалека
через стены
толстые пласты воздуха
через звуки дождя
через непроницаемые доспехи божеств

беззвучный голос
затерянный в морских глубинах
словно с другой планеты
никем не обжитой
несется призыв

укутанный в покровы ночи
словно рыцари
на пути к звезде
что является только магам
отзываются в барабанных перепонках
ритмичные удары
которыми баран
сбивает засовы

поле простирается
под нетронутым покрывалом зимы

готовой
замыслившей облачить нас
в холодный саван
в этот день
веселый голос
не будет подавлен

победно
над гребнями холода
поднимается
из аорт любви
в неосознанности чистоты
голос



ОДНО ЦЕЛОЕ С ЗЕМЛЕЙ

с трудом выходит из воды
ангел
будто матрос
забытый в просторах
брошенный в одиночестве
расправлять паруса

он раскрывает крылья
забитые песком
между перьев
поднимается
и падает
уже который раз


считать он тоже не умеет
давно со счета сбился
но снова и снова
не прекращая
он повторяет полет
будто впервые в жизни

ты ангел
когда у тебя не осталось крыльев
когда ты пал
стал одним целым с землей
ты больше не мечтаешь о Вознесении

о! несчастный упрямец
летающий без перьев



ЗАБЫВАЕМ О ЖИЗНИ

мало не того времени что нам даровала судьба
но много
бесконечно много того что мы так легко
так расточительно теряем

тонка словно горизонт
при встрече с планетой
жизнь
прожитая по-настоящему
во всем ее полном великолепии

прореженная полоса
процарапанная на небосводе
полетом сверхзвукового самолета
линия на ступне Зевса
это миг в котором живем без остатка
только это оставил нам Хронос
из всей бесконечности
куда иным песочным часам не вместиться

мы обременены желаниями
нагружены/ раздавлены
всевозможными страхами
откладываем все на будущие годы

блуждаем в дебрях дня
в данном нам времени
забываем о жизни
когда же и кто вернет нас
нам самим
утрачены рассудительность
и копья света

отдых вечной ночи близок
для всех близок
приходит и бьет по груди

пока сердце совсем не остановится
время тихо безучастно
уходит

в его мгновения
расцветает конец



ДЕТИ ПЛАЧУТ ОДИНАКОВО

во всем мире
дети плачут одинаково
в мечетях дворцах храмах или церквях
в высоких домах или в шатрах
на сельских улицах
на бульварах скрепленных жилыми блоками
построенных строгими рядами
в царских яслях
повсюду
те же слезы текут по щекам
и такой же слышен плач
дети плачут повсюду
от голода от печали от боли
когда их оставляют одних
или бросают родители
уйдя в небеса или в иные зори
забытые в детских домах
или нещадно наказываемые

они плачут и горюют о том
что родились
в мире где
у всех детей один и тот же плач



* * *

отбрасываешь мелкие предрассудки
методично вычищаешь их
электронным пинцетом
нанопинцетом
операции головного мозга/трепанации
проясняешься
оставляешь место
позволяешь провести тебя к свету
Немилосердным Богам
победоносным
властителям твоих плеч
— между моих ушей
надежно спрятан их дом —
они не щадят ничего
из того что охвачено духом печали

неуверенно/ на пляжах с острыми камнями
мудрым
полнокровным остается твое молчание
ступающее по щебню сквозь часы
на ветру что поднялся из глубин

готов я или нет
соленые воды тянут меня на глубину
это судьба
самая неполная из всех



* * *

день мой будет краток
и ночь без конца и края
каким бы слепящим ни был свет

оглушительная музыка наполняет мрак
мука через которую открываются
врата искупления
ты слышишь как прошлое повторяется синкопами
как оно поднимает грудь колесом
источенную сомнениями

все происходит как в последний час
в тени высоких черешен
на вершине холма и оправданных сердец

ты видишь жизнь как в подзорную трубу
ворота на коленях и твердые лодыжки
дух

но что толку
когда трава с ядерной силой
проникает/ пронизывает бетон
на своем пути к свету
буйно растет

избитая ветрами/ дождем
вечная трава
плотоядная пика
граната c капсюлем в земле
говорящая со звездами
свободная покрывает стены/ пробивает шоссе
победно возносится над людскими делами

после того как занавес пал
одновременно с твоими веками
душа поднятая магнетическими руками
запирается в казематах облаков

Перевел с румынского Ивана ПИЛКИН



Кассиан Мария Спиридон (9.IV.1950, Яссы) — поэт и эссеист. Дебютировал поэтическим сборником «Начиная с нуля» (Издательство «Жунимя», 1985). Опубликовал более 50 сборников стихов, эссе, публицистики. Директор журнала «Литературные беседы» («Convorbiri literare»), основатель и директор журнала поэтической культуры «Поэзия» («Poezia»), председатель ясского филиала Союза писателей Румынии. Обладатель многочисленных премий, в том числе двух премий Союза писателей Румынии за эссе и Премии имени Михая Эминеску Румынской Академии в области поэзии. Переведен более чем на 20 языков. Почетный гражданин муниципия Яссы и обладатель медали за Культурные заслуги в звании командора.