Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


АЛИСА ДАНШОХ


История болезни, или Дневник здоровья


Глава VI

Райское местечко, или Avanti!

Однажды, после первой операции на позвоночнике, которая оказалась неэффективной, лечащий врач посоветовала моему мужу попробовать аппликации из белой грязи и термальные источники острова Искья.
– Вам это может помочь, – сказала она тихим, но строгим и не терпящим возражения голосом.
Татьяна Всеволодовна многие годы проработала в военном госпитале, бывала в горячих точках и знала, как разговаривать с сильными мужчинами, попавшими в ловушку нездоровья. Её советы, по сути, были приказами главнокомандующего, обсуждению не подлежали и требовали немедленного исполнения. Исходя из вышесказанного, в самые короткие сроки были получены итальянские визы, заказан отель и куплены билеты до Неаполя. На дворе стоял сентябрь, и мне предстояло познакомиться с бархатным сезоном в Италии. Однако знакомству предшествовала встреча с Неаполем, у которого репутация, скажем так, неоднозначная.
Все русские художники века девятнадцатого мечтали получить по окончании учёбы Большую Золотую медаль Академии художеств, потому что к ней в придачу полагалась пятилетняя стажировка в La Bella Italia. Отметившись в Риме, многие из них становились заложниками необычно живописной нищеты столицы обеих Сицилий с её руинами, романтически утлыми судёнышками бедных рыбаков и смуглыми средиземноморскими красотками с гроздью винограда в руке. Сбежав от российских холодов, художники без устали изображали закаты над Неаполитанским заливом или разыгравшиеся в его водах бури с тонущими парусными корабликами. Они бесконечно писали одинокие или парные фигуры под роскошными пиниями на фоне величественного Везувия, грозящего всем устроить ещё одну Помпею с Геркуланумом. Используя не краски, а слова, не менее вкусно рассказывал о местной нищете драматург Эдуардо де Филиппо. Весёлая комедия про сокровища Святого Януария познакомила нас со скромным бытом неаполитанских воров. И лишь перестройка предоставила нам возможность в личном контакте по достоинству оценить ловкость рук здешних карманников и любовь населения к чистоте.
Соблюдая меры предосторожности, то есть освободив открытые участки тела от часов и украшений, а также спрятав деньги и паспорта поближе к груди, мы добрались до порта и погрузились на паром, давно распрощавшийся с молодостью. Ни на секунду не расставаясь с чемоданом, я попробовала найти связь между реальностью и её художественными воплощениями, украшающими залы Третьяковки и Русского музея. У меня ничего не получилось. Настойчивый запах солярки, исходивший из машинного отделения, вместе с парящими над головой и дико орущими чайками прогнали меня с открытой палубы в переполненный пассажирами душный салон. С трудом пристроившись у мутного оконца, я, к счастью, не разглядела в волнах залива разнообразных отходов человеческой жизнедеятельности, зато Везувий издали приветствовал меня – мол, приезжай посмотреть на последствия триумфа полотна Карла Брюллова "Последний день Помпеи". Время в пути тянулось медленно. Казалось, заложенные в расписании 80 минут никогда не истекут. Наконец, народ засобирался, и я вместе со всеми, включая чемодан, вышла на палубу. Наше плавсредство приближалось к пункту назначения. И тут сердце моё дрогнуло – остров мне глянулся с первого взгляда. В отличие от хамелеоно¬образного Капри он обладал некоторой округлостью и походил на блюдо с лежащими на нём кусками мяса из гор с зеленью лесов и овощным гарниром из разноцветных домиков. Слева от блюда на столе морской глади лежало удивительное украшение – огромный старинный замок на вершине скалы, когда-то, очевидно, отделившейся от острова в результате очередного землетрясения.
Искью потрясывает и по сей день, что совсем не удивительно, если вспомнить древнегреческую легенду. А дело было так. Однажды давным-давно чудовищный сын богини земли Геи и подземного бога Тартара решил помериться силами с олимпийцем номер один – Зевсом. Естественно, громовержец победил и жестоко расправился с мятежником Тифоном. Он сбросил его с божественных высот и утопил в море, а сверху, чтобы не вздумал всплыть, придавил подвернувшимся под руку островом Искья. Низвергнутое чудовище переломало себе все кости и до сих пор рыдает от боли и клянёт свою судьбу. К тому же ему совсем не нравится мокнуть в средиземноморской глубинке, и время от времени он содрогается, пытаясь сбросить с себя груз наказания. Горестные стенания Тифона случайно услышала прекрасная Афродита, оказавшаяся по своим любовным делам недалеко от Искьи. Сердце богини дрогнуло от жалости. Конечно, нарушить волю отца и освободить великана она не могла, но продемонстрировала своё сострадание весьма оригинальным способом. Она превратила слёзы чудовища в бьющие по всему острову горячие термальные источники. В результате Афродита поставила боль и страдание Тифона на благо всему человечеству. Вот уж поистине не было бы счастья, да несчастье помогло.
Проживавшие поочерёдно на Искье древние греки и древние римляне высоко оценили дар богини. Патриции Римской империи, например, любившие красивую жизнь, не жалели мрамора, привозимого с материка, на изготовление ванн и бассейнов. Заполнив их минералкой, они часами лежали в тёплой воде, любуясь закатами, а заодно избавляясь от всевозможных недугов. Как жители Эллады, так и соотечественники могущественных цезарей не могли при всём желании перечислить все напасти, от которых спасают слёзы Тифона, содержащие радон и десятки других элементов таблицы Менделеева. По заверениям эскулапов всех эпох, искитанское водолечение может полностью или частично исцелить страждущих от таких болезней, как лепра, параличи всех видов, бесплодие, импотенция, истерия, меланхолия – сиречь депрессия, ревматизмы разных генезов, артриты и артрозы всех мастей, неврозы, нейропатии, подагры, колиты, гастриты, язвы, астма, метаболические неприятности плюс некоторые кардиологические и кожные невзгоды. Мне кажется, что рекламные проспекты несколько перестарались, но, с другой стороны, каждому воздаётся по вере его в предложенное лечение. Мой собственный опыт помог мне уверовать в некоторые чудеса, творимые местными источниками.
В первый же вечер нашего пребывания на Искье мы разговорились с приятной молодой парой из Москвы. Они прилетели накануне, и Неаполь немедленно подтвердил свою дурную репутацию: багаж супругов был утерян, а хаос и неразбериха в аэропорту отказались нести ответственность за случившееся. Спасибо нашему отелю "Эксельсиор" – он оказался на высоте и выдал им одноразовые туалетные принадлежности. Москвичи неслучайно выбрали местом своего отдыха остров Искья. В интернете они нашли информацию о том, что источники в местечке Нитроди действуют на все кожные хвори магически. Молодая женщина с детства страдала от псориаза, который в последнее время вёл себя совершенно безобразно, захватывая всё новые участки тела и устанавливая на них своё полное господство. Ничто не помогало в борьбе с ним – ни мази, ни инъекции, ни иглоукалывания, ни даже всесильная ПУВА-терапия. Море и солнце приносили облегчение лишь на короткое время. Супруги решили не сдаваться, искать и пробовать что-то новое.
Каждое утро ветеран итальянского автомобилестроения крошка "Фиат-500" доставлял их к крану с термальной струёй. Далее, по предписанию врача, нужно было постоять под минеральным душем не менее 300 секунд (кстати, эта же вода из Нитроди, принимаемая внутрь, даёт бой язве и другим желудочно-кишечным хворям). Затем, не прибегая к услугам халата или полотенец, обсохнуть естественным путём под ещё не палящим солнцем. Даже одноразовый эффект от применения Тифоновых слёз и лучей бога Гелиоса на поражённую эпидерму столь силён, что требует непременного отдыха, после чего процедуру можно повторить. С каждым днём наша соотечественница хорошела. Пятна на шее, руках и ногах блекли и исчезали, а вместе с ними пропадали напряжённое выражение лица, скованность движений и неуверенность в неотразимости молодости. Кстати, утеря багажа также весьма положительно сказалась на внешнем облике молодой женщины. Мужу пришлось потратиться на обновки, что в Италии делается легко и приносит огромное удовольствие даже тому, кто оплачивает покупки.
Имея на руках собственные болячки, я не столь наивна, чтобы поверить в окончательное и бесповоротное от них избавление после одной серии процедур. Однако результаты спасения на водах в Нитроди дарили надежду и мне, и тысячам других людей: а вдруг всё пройдёт? Как любил повторять мой преподаватель французской грамматики, выслушивая самые дикие варианты наших ответов: "Всё возможно на этом свете". Мне кажется, что, проявляя милосердие, Афродита преследовала и личную выгоду, ведь даже богини хотят хорошо выглядеть и нуждаются в отдыхе и расслаблении. Несомненно, талассотерапия вкупе с термальными источниками подходят для этого как нельзя лучше. Да и грязевые аппликации могут принести пользу. Безусловно, размокшая от воды земля имеется практически повсюду. Но та, которая встречается на Искье, уникальна. Она столь целебна, что хочется немедленно в неё улечься, чтобы восстать потом суперздоровым. Состоит местная лечебная грязюка из отходов вулканической деятельности, а по сути, является глиной, на полгода замоченной в тифоново-минеральных слезах. Искитанская грязь чрезвычайно активна. Она не только обладает высокой концентрацией органических стероидных веществ, но и напичкана оксидами кремния, алюминия, железа, кальция, магния, натрия и наверняка чем-нибудь ещё очень полезным. Ко всему прочему, благодаря радоновой воде она ещё и слегка радиоактивна. Кстати, именно грязь послужила той наживкой, на которую мы клюнули и поехали за тридевять земель, как будто своей родной Мацесты нам было мало.
Пока в одном кабинете моему мужу наносили лечебное месиво на спину, я не удержалась, пошла в соседний кабинет и попросила положить такого же на мои проблемные колени. При виде чаши с грязью я испытала разочарование, ибо во всех проспектах её рекламировали как "белую", а она выглядела очень даже тёмно-серой. Меня обманули, я потребовала разъяснений и получила их: "Так ведь не чёрная же!" И это была чистейшая правда. Через двадцать минут колени высвободили из серого плена, и превратились они в две ярко-красные выпуклости. Их цвет радовал меня ещё несколько дней. Хорошо, хоть чесаться не начали. С тех пор я окончательно уверовала в силу грязи, но решила покончить с экспериментами и перейти исключительно к водным процедурам.
Несмотря на то что в нашем отеле имелся собственный бассейнчик с тёп¬лой минеральной водой, поступавшей из скважины с глубины 70 метров, которым администрация "Эксельсиора" страшно гордилась, я им не пользовалась. С моей точки зрения, у него имелись серьёзные недостатки: он был невелик, в нём всегда бултыхался многочисленный отдыхающий контингент, и в него добавляли слишком много дезинфицирующих средств с легкоузнаваемым запахом хлора. Я предпочитала поездку на противоположную сторону острова в аквапарк "Сады Посейдона". Очевидно, бог морей и сам бывал не прочь передохнуть в этом оздоровительном комплексе имени себя, потому что отдал ему лучший на острове пляж с нежным песком и защитил его прибрежной скалой. Посейдон договорился с искитанским вулканом Эпомео, и тот открыл в аквапарке сауну с паром и горячей водой, поступающими прямо из преисподней. Похоже, у них там внизу переизбыток кипятка, и он изливается на земную поверхность, образуя ручеёк с предостерегающей посетителей табличкой: "Опасно! Вода +90 °С". Подозреваю, что, как только последний служащий покидает парк, Посейдон в сопровождении свиты выходит из глубин морских и вся компания радостно плещется во всех двадцати термических бассейнах.
Не знаю, как его величество Посейдон Нептунович, а мы облюбовали piscina Asclepio с приятными 37 градусами. В каждый аквапарковый приезд мы непременно воздаём ему должное минут десять, хотя табличка рекомендует всего пять. Увы, совету практически никто не следует и бултыхается в бассейне елико возможно дольше, особенно если заполучил местечко около подводной струи, которая ласково массирует тело. Несколько раз в "Асклепио" мне на глаза попадался субъект мужского пола лет пятидесяти с кокетливыми пшеничными усиками и в плавках, подчёркивавших все его генитальные достоинства. Он ненормированно подставлялся под струю, орлино поглядывая на хорошеньких разновозрастных дам. Особо приглянувшейся он уступал место у форсунки, что давало ему возможность завести вежливый разговор. Однажды я ненароком подслушала беседу асклепиовского ловеласа с миловидной блондинкой лет тридцати пяти. За пять минут я узнала, что струедержатель в разводе и в поиске новой спутницы жизни. Намерения у него самые серьёзные. Очень молодые девушки его не интересуют, потому что им ребёнка захочется, а у него и так уже пятеро детей. Ежегодные отпуска усатый проводит на Искье, останавливаясь в недорогом пансионе в деревушке над аквапарком. Он покупает в "Сады Посейдона" недельный абонемент, что является большой экономией. Здесь он проводит все дни от открытия до закрытия с пользой для тела и с удовольствием для глаз. После того как он указал блондинке на тот факт, что местные источники повышают потенцию и улучшают метаболизм, я решила, что мне пора сделать информационный перерыв, и отправилась в кафе с самообслуживанием на берегу моря – и вид живописный, и очередь мгновенно расса¬сывается.
Солнце палило из всех своих бархатно-сезонных сил, и хотелось пить. Я всегда следовала дедушкиному совету утолять жажду горячим чаем. Однако в последние годы перешла на менее будоражащий напиток – кипяток с лимоном. В Италии лимон борется с помидором и оливками за право стать эксклюзивным сельскохозяйственным символом страны. На юге жёлтенький цитрусовый фрукт свободно растёт в каждом дворе и в саду – только руку протяни. Весной на местных прилавках появляются малокислые супертолстокожие лимоны огромных размеров. Без малейших отходов из них делается салат с повышенным содержанием витамина С. Острым ножом плод режется на тонкие ломтики, которые нужно посолить, поперчить, взбрызнуть оливковым маслом, перемешать и поставить пикантную и полезную закуску на стол. Увы, сезон толстокожих недолог, зато другие сорта не переводятся круглый год, и из них можно готовить канарино. Срезаем с плода несколько витков цедры, желательно без белой подкладки, кладём их в заварной чайник или кружку, добавляем кипятка и ждём. Через три-четыре минуты напиток весёленького светло-жёлтого колера готов. Очень он цветом похож на канарейку и хоть и не поёт, зато благотворно действует на желудок.
Когда подошла моя очередь, я обратилась к кассирше, извлекая из памяти скромный запас итальянских слов: "Signora, un canarino, per favore" ("Синьора, одно канарино, пожалуйста"). Она с искренним сочувствием окинула меня взглядом, поцокала языком, покивала головой и, повернувшись в сторону кухни, громко крикнула: "Un canarino, signora ha la problema di pancia"??? ("Канарино, у синьоры проблемы с животом"). Со словом "pancea"??? я была уже знакома и решила подыграть сострадательной кассирше, изобразив на лице подобие желудочного недомогания. Через минуту мне выдали поднос с чайником и чашкой, категорически отказавшись от денег. Потрясённая искитанской добросердечностью, я многократно повторила: "Grazie, grazie... molto gentile" ("Спасибо, спасибо... очень мило"), – и выплыла на террасу. Канарино не подвёл: и жажду утолил, и намекнул организму, что пора бы и расслабиться где-нибудь в тенёчке.
В "Посейдоновых садах" всем хватает отдыхательных местечек. Под каждым кустиком, деревцем или зонтиком стоят деревянные лежанки и разноцветные шезлонги в ожидании утомлённых вод¬ными процедурами тел. Имеется здесь и VIP-зона под сенью изящных пиний. От окружающего мира её отделяют тяжёлая цепь и табличка со строгими итальянскими словами, которые в переводе на русский означают: "Посторонним вход строго запрещён". Конечно, нам хотелось туда попасть – но как? Кто хочет, тот всего добьётся. Случайно в разговоре выяснилось, что топ-консьерж нашего отеля находится в дружеских отношениях с некоей Кармеллой, состоящей на службе у "Посейдона". Звонок подруге убрал цепь с нашего пути и сделал нас не "посторонними". Понятное дело, услуга была платной, а когда мы увидели Кармеллу, то рука мужа непроизвольно потянулась к карману, чтобы достать чаевые. Распорядительница виповых мест, начальница процедурных кабинетов и повелительница белых халатов оказалась настоящей красавицей лет сорока с копной вьющихся каштановых волос и с огромными блестящими глазами на смуглом выразительном лице. А ещё у неё были полные, абсолютно безботоксные губы, идеально ровные натуральные белые зубы и волнующая мужчин грудь. Ей не хватало лишь одного – хотя бы минимального знания английского языка. Однако магические слова "Эксельсиор" и "Джузеппе" нашли понимание и вызвали у Кармеллы улыбку, ослепившую нас пуще яркого южного солнца. После внесения залога нам немедленно выдали ключи от кабинок и выделили тётеньку, нас к ним сопроводившую.

Продолжение следует. Начало в № 45–46,48–50 за 2017 г., № 5, 10, 11,12 за 2018 г.