Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ДОГОВОР РСМД И ДРУГИЕ НАРУШЕНИЯ ВАШИНГТОНА


Публикуем окончание интервью с ветераном МИД, ведущим экспертом Центра военно-политических исследований МГИМО В. Козиным. В предыдущем выпуске он рассказал о многочисленных (93) нарушениях Вашингтоном РСМД, при этом власти США заявляют, что «Договор нарушает Россия».

Вопрос: Почему Вашингтон так упорно твердит о наших «нарушениях»?
Ответ: Во‑первых, Вашингтон пытается использовать английское идиоматическое выражение «возложить вину на невиновного» или «подбросить обвинения к порогу того, кто не виноват». То есть активно использует один из традиционных низкопробных приемов информационной войны, который в русском языке характеризуется фразой: «Переложить с больной головы на здоровую».
Во‑вторых, американская сторона стремится создать пропагандистскую дымовую завесу в виде информационного прикрытия собственных многочисленных нарушений договора, о которых идет речь, а также для того, чтобы отвлечь внимание от своей новой ядерной крылатой ракеты наземного базирования, о которой мы уже говорили.
В‑третьих, путем постоянного тиражирования пустых обвинений в адрес российской стороны по поводу «несоблюдения» ею договора 1987 года в Вашингтоне спят и видят: как бы уничтожить перспективные виды российских ракетно-ядерных вооружений, способных преодолевать систему ПРО США, никак не подпадающих под терминологические определения ракет «меньшей и средней дальности», то есть имеющих максимальную дальность стрельбы от 500 до 5500 км, в обмен за добровольный «отказ» не создавать какие-то похожие системы вооружений у себя.
Например, в данном контексте американской стороной были предприняты попытки добиться от России согласия на уничтожение трех видов весьма перспективных баллистических ракет, но выходящих за рамки Договора о ликвидации РСМД. Речь идет об одной оперативно-тактической ракете с дальностью полета менее 500 км и о двух ракетах межконтинентальной дальности, то есть с дальностью стрельбы свыше 5500 км. Впоследствии Вашингтон свои возражения снял, так как все эти ракеты не подпадают под действие договора 1987 года. Но сейчас он вновь указывают на одну российскую МБР, никак не подпадающую под его положения.
Это — результат непрофессионализма. Или просто дешевый трюк. Суть придуманной за океаном схемы проста: через один договор уничтожить у нас то, что контролируется совершенно другим договором. Но такой фокус не прошел и никогда не пойдет.
Вопрос: В интересах устранения «неясностей и противоречий» некоторые западные эксперты предлагают России дать согласие на проведение по условиям Договора 1987 года американскими делегациями инспекций на местах на российской территории, где, по их мнению, испытываются новые российские ракеты средней дальности. Какова ваша точка зрения на это?
Ответ: Организация таких инспекций представляется невозможной и нецелесообразной по нескольким причинам.
Во‑первых, надо учитывать, что договор 1987 года запрещает только баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности, а не морского и воздушного. В этом — принципиальная разница.
Во‑вторых, США пока не назвали мест проведения подобных испытаний российской стороной. По этой причине неясно, где же проводить предлагаемые инспекции, если Вашингтон не знает мест их «испытаний»?
В‑третьих, поскольку проведение взаимных инспекций — это паритетная акция для участников договоренности, то естественно, что у российской стороны возникнет аналогичное желание проверить американские испытания систем ПРО, в ходе которых в качестве ракет-мишеней уже неоднократно использовались и по-прежнему будут задействованы ракеты средней и меньшей дальности.
И, наконец, в‑четвертых, последнее соображение. Как известно, все инспекции России и США, предусмотренные Договором 1987 года, закончились в мае 2001 года, а сам документ не предусматривает их возобновление.
Сожалею, что некоторые российские эксперты подхватили тезис американских визави «об инспекциях» российской территории в связи с договором 1987 года. Вероятно, это — просто результат их некомпететности в данном вопросе и прямое последствие незнания особенностей американских нарушений этой договоренности.
Вопрос: Является ли нарушение Соединенными Штатами Договора о ликвидации РСМД каким-то единственным случаем?
Ответ: Нет, к сожалению, это не единственный договор, подвергающийся обструкции с американской стороны.
В общей сложности она нарушает или игнорирует еще несколько договоров в области контроля над вооружениями, в том числе: нарушает двусторонние Договор СНВ‑3 и Соглашение об утилизации избыточного оружейного плутония, подписанные с Россией, а также международные договоренности в виде Договора о нераспространении ядерного оружия, Договора по открытому небу, обязательства по Венскому документу 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности.
Серьезные претензии к США имеются и по поводу выполнения двух международных конвенций, касающихся ОМУ: о запрещении химического и бактериологического (биологического) оружия. А из Договора по ПРО американская сторона вообще вышла в одностороннем порядке. Кроме того, США не ратифицировали адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, а также избегают даже минимального обсуждения проектов Договора о европейской безопасности и Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве. Наконец, 8 мая этого года Вашингтон в одностороннем порядке вышел из многостороннего соглашения по военной части иранской ядерной программы, таким образом, нарушив и само соглашение, и резолюцию Совета Безопасности ООН 2231, все члены которого единогласно одобрили названную договоренность в 2015 году. Это — очень тревожный симптом.
Газета «Вашингтон пост», близкая к Республиканской партии Соединенных Штатов, признает, что майское решение Палаты представителей, о котором идет речь, является сигналом наращивания в Вашингтоне кампании против договоров в сфере контроля над вооружениями. Соглашение о ядерной программе Ирана президент Дональд Трамп уже разорвал. Складывается впечатление, что такая же незавидная судьба ожидает и договор 1987 года, который широко приветствовали во всем мире.
Не слишком ли много нарушений и блокирований с американской стороны? Чересчур. В этом списке — уже 11 нарушенных, заблокированных или торпедированных договоров со стороны Вашингтона в сфере контроля над вооружениями. Но нынешняя администрация США пока не проявляет никакого желания изменить свою позицию по этой проблематике. При этом надо учитывать, что все это произошло или происходит в настоящее время на фоне масштабных военных приготовлений США и НАТО в непосредственной близости от российских рубежей.
Вопрос: Какие практические предложения напрашиваются из проведенного вами исследования?
Ответ: Разумеется, это мое личное мнение. Следует очень внимательно и с большой осторожностью вести дальнейшие переговоры по контролю над вооружениями с американской стороной — не только с представителями нынешней администрации, но и всех последующих. Они будут продолжать старый и неоднократно использовавшийся ими переговорный стиль: любой ценой добиваться для себя получения односторонних преимуществ в ущерб национальным интересам Российской Федерации. В том числе путем выборочных сокращений вооружений, когда сокращается их один какой-то вид, но дается зеленый свет наращиванию других видов вооружений.
Считаю, что доведение факта столь значительных нарушений американской стороной договора 1987 года в количестве 93 и новых нарушений до Вашингтона и мировой общественности позволит расставить все по своим местам, отделив правду от распространяемой им лжи по поводу «несоблюдения» Договора о ликвидации РСМД российской стороной. Это также поможет снизить накал необоснованных обвинений, которые буквально каждый день предъявляются Российской Федерации американской пропагандистской машиной в связи с этой важной двусторонней договоренностью, не утратившей своей актуальности.
Важно также подчеркивать, что Москва не собирается выходить первой из названного договора. Но если это сделает американская сторона, то ответ России будет незамедлительным и зеркальным. Такое заявление сделал президент Владимир Путин 19 октября 2017 года в Сочи на заседании дискуссионного клуба «Валдай».
Вопрос: И все же хочется верить, что прошедший в июле саммит в Хельсинки, а также планируемый еще один саммит в Вашингтоне может дать определенный импульс для позитивных перемен как по РСМД, так и на других разоруженческих треках…
Ответ: Поживем — увидим. Прошло еще слишком мало времени после встречи президентов в Хельсинки. Намерен тщательно проанализировать поступающую новую информацию по этой проблематике. Обещаю рассказать о своих выводах читателям в следующем выпуске газеты.