Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ВИКТОР ПЕТРОВ


Впервые стихи Виктора Петрова увидели свет в "Комсомольской правде", и он стал одним из победителей поэтического конкурса этой газеты, впоследствии — лауреатом Всероссийской литературной премии имени М. А. Шолохова. Известность принесли публикации на страницах журнала "Юность", отметившего его премией имени Владимира Соколова. За книгу "Лезвие" (М., Юность) был награжден европейской золотой медалью Франца Кафки.
Автор стихотворных сборников "Аркан", "Reserve of Level", "Дотла", "Грань", "Ротонда" и других. В соавторстве с Валерией Салтановой издана книга лирики "Парный стук сердец", а также вместе с ней как композитором выпущены сборники песен и романсов "Одолень-трава" и "Соляной спуск".
Дипломант Международной премии "Писатель ХХ! века" (2015). Осенью прошлого года стал лауреатом Славянского литературного форума и удостоен статуэтки "Золотой Витязь" за книгу стихотворений "Болевой порог" (М., Юность).


МИМОЛЕТНЫЕ ВСТРЕЧИ...


Одна-две мимолетные встречи иной раз удивительным образом длят твою жизнь не во времени, а в ином измерении, где чувства перехватывают горло и чудом спасает связуемая нить.
Но и где узнанная тобой или, может быть, лишь угадываемая судьба осязаема до того, что становится ближе твоей собственной.
Ты готов жертвовать всем, желая охранить открывшуюся тебе душу в этом жестоком мире. И да станет оберегом твое Слово!

Виктор Петров

ЖАВОРОНОК

Письма Татьяне в Донецк

1

Шубку носишь, как мантию,
Свет златится оплечь
Так, что взоры туманит
И срывается речь.
Ты морозом целована —
Тает снег на губах...
И затрону ли словом,
Сам ничтожный, как прах?
Лучше сразу на лобное
Место мне укажи,
Чем замерзнуть в сугроба
У таможни-межи.
Я захлестнут дорогами —
Заказала мой путь.
Губы, может быть, дрогнут,
А снежинок не сдуть.
Королевской ли милостью
Дан московский мне сон?
Если даже примстилось,
Да не кончится он!

2

Я пить не пью — пускай другие пьют,
Но рядом ты, что обожаешь брют.
И голова моя в огне, в дыму...
Куда бокалы делись, не пойму?
И разливаем по стаканам брют
Под ветра плач о тех, кого убьют,
И даже, может быть, сейчас как раз —
И горек ветра мерзлого рассказ.
Пронизывает стены вьюги вой:
И кто живой — уже как неживой.
То адский смерч забил из-под земли,
Обрушивая мир вблизи, вдали...
Зияют хладом шахтные стволы,
И уголь не сгорает до золы.
И злу назло — с тобою визави:
Искрится брют, шампанское любви...
Опять проездом в городе моем —
И крымский брют за нашу встречу пьем,
И ветры на дорогах петли вьют,
И вот уже в глазах искрится брют,
И есть на все про все лишь два часа...
А там прифронтовая полоса —
И сбросит мама эсэмэску: "Жду..."
И тем отводит наперед беду.
Стихийный вой — потусторонний крик,
Не он ли в душу острием проник?
И снежная клубится в окнах взвесь —
И вдруг волчица подвывает здесь.
Я знаю ту волчицу. Как не знать!
Везде мелькает мстительная стать.
Зовут зверюгу северной пургой,
Но здесь другая — быть хочу с другой.
И что мне волчья бешеная пасть,
Когда бы с нежностью к тебе припасть!
Но горек сладкий вкус вина,
И глаз твоих лазурь затенена.
В такую ночь друг другу мы никто...
И тронется попутное авто.
Не знаю горше слова, чем "пора",
А ехать из Ростова до утра.
И снег слепит — не видно ни черта!
Таможенная застрожит черта.
И выстужен метелью мой уют,
Но розовым отсвечивает брют.

3

Когда тебя караулит комендантский час
И ты, срывая дыхание, спешишь домой,
Молю Всевышнего, чтобы сохранил и спас
Расстрельный город, терзаемый осадной тьмой.
Татьяна, прядка твоя — свечение свечи,
Кольцо Сваровски мерцает... Не сама ли свет?!
Отыскиваешь на ощупь в сумочке ключи,
Закрыла двери и открываешь интернет.
И вот уже переходишь в заэкранный мир —
Забыться, не видеть ничего, не знать о тех,
Кому охота превратить в убийственный тир
И город, и полночь, и слово, и сон, и смех.
Напишешь коротко мне в сети: "Переживем..."
А я ищу последнюю сводку о тебе:
Смотрю на карту, испепеленную огнем,
И ненавижу упражняющихся в стрельбе.
Дымится черное с белым — взрывы на снегу,
Но в "Одноклассниках" фото выставишь опять:
Оружие у тебя — презрение к врагу,
Твое сопротивление — выжить, устоять.
Уже никто не сможет заставить быть иной,
Хотя и жилочка проступает на виске,
Когда Валькирия пролетает стороной
И выстрел залповый громыхает вдалеке.
Твои уроки русского — пятый класс, шестой —
Да не прервет шальная осколочная месть!
Идешь по городу, ослепляя красотой,
И что бы там ни было, такая ты — как есть.

4

Было ни холодно ни жарко мне —
Стал просыпаться чуть свет.
Ты адаптированный жаворонок.
Почту открою — да? нет?..
Запад кровавит небо сутками:
Письма с войны — из темна.
Чудишься, птаха, в полусумраке,
Если стою у окна.
Счастье какое ты, несчастье ли,
Знать бы, да знать не хочу:
То, что случилось, пусть случается —
Чиркнет крыло по плечу.
Метка, а может быть, глубокая
Рана, и чтоб — навсегда!
Только посмотришь, волоокая,
Сердце летит в никуда.
Оберегаешься запретами,
И все равно — не избыл,
Следуя за курсором трепетным
По мановению крыл.
Будешь со мной, не будешь рядом ты,
Правое дело в ином:
Правдами всеми и неправдами
Жаворонок — за окном!

5

Блокадный город с псевдонимом Сталина
Своих не сдаст и не уступит силе:
Пускай стальное имя заменили,
Но сущность непреклонная оставлена.
И знаю, есть в тебе черта упрямая:
Взглянуть на мир с отчаянным прищуром...
А все переговоры на смех курам —
Зияют окна выбитыми рамами.
Оплакать ли, да разве плачи русские
И нам с тобою родственная мова
Облегчат душу?.. Нету слов — ни слова,
Когда мертвеет в небе солнце тусклое!

6

Разгадать захочу
Твой фиалковый сон
И уйду за кордон,
Уподобясь лучу.
Что граница? Ничто,
Коль на раз пересечь!
Да об этом ли речь —
Не задержит никто.
Мы с тобой не вдвоем —
Нас как будто бы нет,
Но фиалковый свет
Бьет в оконный проем.
И навстречу лучу,
А быть может, и мне
Тень скользнет по стене,
Как хотел, как хочу...
Тень твоя или сон?
Знать не знаю теперь,
Если столько потерь
С двух родимых сторон.
Адом сделался рай,
Да неужто навек?
Не убий, имярек,
Сам же не умирай!
На окраине сна
И разрывы, и тлен,
И проломами стен
Засквозила весна.
Мой лазоревый склон
Ослезили цветы:
Взор ли бросила ты —
Как фиалковый сон?

7

Так что же это деется,
Какой такой рассвет,
Когда сама — как деревце —
Таишь в себе ответ?
Цветешь, черешня вешняя —
Цветенью нет конца:
Безгрешная ли, грешная,
А только без кольца...
Недаром раскольцована
И тем вольным-вольна,
И пусть ветра свинцовые,
Война пусть — не война.
Останешься незнаемой —
Права? да не права! —
И на закатном знамени
Прочтешь мои слова.
Вспорхнут из темноты,
А мир сойдется в имени,
Какое носишь ты.