Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ЮРИЙ БАРАНОВ


Много шума и ничего


Ксения Букша. Рамка. Роман. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017. 288 с. (Роман поколения) 2500 экз.

Роман захватывающе интересно читать. Ксения Букша мастерски справилась с известной в литературе задачей, когда действие происходит в одной комнате. В данном случае – в комнате, куда силой загнали десять незнакомых между собой мужчин и женщин, отсеянных охраной из числа желающих присутствовать на коронации нового царя России. Почему отсеяли – неизвестно.
Практически весь текст состоит из монологов этих персонажей. В совокупности они создают панораму разнообразнейших судеб наших современников (соотечественников, за исключением двух иностранцев) – разумеется, выбранных волею писательницы. Эти судьбы, каждая по отдельности, интересны и хорошо прописаны. По идее они должны создавать панораму современной российской жизни, но, как сейчас модно выражаться, пазл не складывается. Потому что прихотливый выбор Ксении Букши соединил десять нетипичных фигур из тех, кто не сеет и не пашет, не учит и не лечит, не воюет и не изобретает. Бесспорно, такие встречаются и в нашей жизни, но составляют ничтожное меньшинство.
Ничего хорошего о жизни герои романа не говорят. Вот горячечная речь одной из женщин: "А знаешь наше село?.. Пять одинаковых бетонных коробок, десять улиц бараков, школа и лесопилка. Куры гадят на улицах. Грязища. И водка. Жрать было. Картошка всегда была. Хлеб был. Не мёрли с голоду. Просто никакого вкуса. Воздуха тоже. Да и людей. Всегда, круглый год резиновые сапоги и чёрный старый пуховик до колен. Климат: шесть месяцев темноты и снега, три месяца грязи и три месяца пыли. Я ненавижу это всё". И далее: "Я хочу, чтобы ничего не было…" (цитату обрываю – идёт нецензурщина, которой, к слову, насыщена вся книга).
Но если детали частной жизни героев обрисованы ярко и чётко, то общественно-политическое бытие виртуального государства Ксении Букши описывается скупо и, как представляется, нарочито туманно. Единственное конкретное дело – это давняя история двух героев, случайно столкнувшихся в камере, которые когда-то, в 1973 году, учились в одном институте. Она "подписала письмо Брежневу по еврейской линии", а он "выступил с осуждением", в результате чего её "исключили из комсомола и из института". И теперь он кается в содеянном. Больше ничего "политического" в романе нет.
Как можно понять, граждане выдуманной писательницей России находятся под неусыпным контролем власти, в черепа героев "Рамки" вставлены чипы, регулирующие их поведение. Охранники ("серые"), надзирающие за пребыванием действующих лиц в камере заключения, тоже, судя по всему, роботы или что-то вроде того. Но всё это, повторю, описано крайне смутно. Смутно, но достаточно для того, чтобы понять – плохо жить в этом государстве.
Царь появляется лишь на последних страницах романа, написанных как фантасмагория, когда очень трудно понять, а что, собственно, происходит. Была ли коронация, ради которой собралось множество людей? Да и существует ли царь? Человек он или нечто искусственно созданное, может быть, какой-то набор сигналов на некоем носителе? А если всё так и есть, то кто управляет государством? Вот речь одного из персонажей: "Что вы панику сеете? В порядке ваш царь!.. Хранится давно ваш царь в неприкосновенности, никто его не трогает, только по пятницам пыль тряпочкой для ноутбука протирают. Там заверенная копия, прессухи не было потому, что речь отказала в очередной раз – помните, ещё с прошлой версией случалось. А касательно миропомазания, так это чисто химическая процедура…" и т. д., и т.п.
Вопросов можно задать много. Я далёк от мысли, что Ксения Букша, писатель опытный и искусный, просто не сумела найти ответов. Видимо, затемнённость финала её романа сознательна. Кстати, у того же классика, у Джорджа Оруэлла, тоже нет ответа на вопрос: существует ли Старший Брат, или это лишь символ Партии, которому автор дал внешнее сходство со Сталиным. А в "Рамке" есть намёки, позволяющие соотнести царя с нашим нынешним президентом.
Так или иначе, архитектура романа не представляется удачной. Он как бы меркнет – от чёткого уверенного начала к провисающей развязке. Тем не менее прочесть его стоит.