Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


АННА ВЕРИНА


Анна Верина (псевдоним) родилась в городе Можга. Школу окончила в пос. Балезино. Имеет высшее образование (УдГУ). Живёт в Ижевске. Член Союза писателей России.


СЛУШАТЬ, КАК ПРОБИВАЮТСЯ ВСХОДЫ


Встаю на котурны

Начал, окончаний
И встреч, и разрывов — клубок бестолковый.
Мой Ангел случайный,
Весь хаос звучаний
Ты выровнял словом.
Мой ангел дежурный!
Я знаю и помню, что всё преходяще!..
Но в буднях сумбурных
Встаю на котурны
Душою болящей. —
И вижу, и слышу
Пульсацию тел и летящих мгновений. —
Живёт всё и дышит!
А время колышет
Клубки поколений.
Однажды покинет
Мой Ангел случайный гнездовье печали...
Как пламя в камине,
В нас память остынет
Начал, окончаний.


* * *

Кто разводит мосты.
Кто сжигает.
Долго помнят,
Легко забывают.
Память — в рамочку — белую, чёрную,
Да сквозь лупу,
Трубу ли подзорную.
Возвращаться к потерям бессмысленно. —
Сожжена, обесцвечена, выстлана
Вся палитра калёной золой.
Надо только присыпать землёй.
Всё пройдёт.
Всё сотрёт расстояние.
Встретим Вечности Солнцестояние!
И оранжевый цвет в голубом.
И мосты не горят в мире том.


* * *

Оцифрованные лица.
Оцифрованные души.
Где же Человеки?
Никому никто не нужен
В двадцать первом веке.
Добрым небом, тёплым солнцем
Кто же восхитится?
Только марево червонцев
Освещает лица.
Добродетели не в моде.
И повсюду — маски.
Всё чудесное — в комоде. —
Дотлевают краски.


Хотела б я

Хотела б я влюбиться в Вас
Лет семьдесят назад,
Пить нежность Ваших рук и глаз,
Чтоб "Песня песней" в нас лилась
И в божий мир, и в сад!
Но Вы, увы, чужой король,
Хоть мы почти друзья.
Сыграть в совместной пьесе роль
Хотела б я.
Избранникам Звезды-Полынь
Пить вечно горький сок калин,
Печаль и грусть в себе тая.
Жить в празднике земных услад,
В любви, как высшей из наград,
Хотела б я.


Списала их

Списала их бесплатно медицина!
Есть у Бюджета тайная кручина,
Что зажились на свете старики.
Бесчисленны седые их полки,
И не берёт их тихая кончина.
Есть для всего ведущая причина! —
Чиновничьи решения строги.
И власть давно посулам вопреки
списала их.
Не требуют ни славы и ни чина,
Ведь им уже давно ясна картина:
Стране лечить бюджетно не с руки
"электората" дряхлые полки.
И Родина — лишь нищете святыня! —
списала их.


* * *

Всей глубины чужой тоски
Едва ль кому понять.
И жизни рваные куски
Ни сшить, ни обменять.
Оплакать только и забыть.
И душу не терзать.
Когда луна — сидеть и выть.
Когда гроза — бежать.
Все грёзы сладкие во зло!
Кому они сбылись?..
Едва ль кому-то повезло,
Кто смог освоить высь...
и по земле, боясь взлететь,
С опаскою бредём,
отвыкшие душевно петь,
слух у души крадём.
Не разглядеть чужой тоски, —
Лишь бельма на глазах...
У жизни мощные тиски! —
Так и живём — в слезах.


* * *

Из бездушных бетона и стали
Разрастаются вширь города.
Их питомцам знакома едва ли
Первобытная радость труда.
И людей величайшей породы
Дух Земли призывает весной. —
Слушать, как пробиваются всходы
На взлелеянной грядке родной.
подглядеть, как рождается утро,
Как любимый цветок расцветёт.
И земли подзабытая мудрость
Тихой радостью в сердце врастёт.


Закат в лесу

Благоговейное безмолвие струилось,
Над кронами густели небеса,
В лесу как в Храме Вечность затаилась.
Закат бледнел и кротко угасал.
Вздыхали сосны в сладостном затишье,
Затихло трепетание осин.
А человек — в лесу чужой и лишний —
Всего лишь мира для души просил.
он пробирался трудно и упрямо,
Гонимый жаждой смысла бытия.
В зелёном свете истинного Храма
Искал надежду, горечь затая.


* * *

Что-то порвалось-надорвалось...
И с рябины огненная гроздь
Брызгами просыпалась на снег.
Но в застылом кружеве ветвей
Дрожь утраты не возникла в ней. —
Сон глубок и полон летних нег.
Спи, рябина! — Так устроен год! —
Скоро всё в округе расцветёт!
Станешь мир цветением пленять!
Снег усыпан крапинками грёз —
Их сорвали ветер и мороз,
Но им тайны жаркой не понять.


* * *

очнулось утро, взбитое грозою,
Ещё витает в нём озонный дух.
Седой туман из мрака мезозоя
Языческий настраивает слух.
В густом тумане бродят динозавры,
Невнятный шорох будит дрожь души.
Но вот луч солнца! — И звенят литавры,
И расползлись тумана миражи.


Муза

Какая мука — ждать её прихода.
Какое счастье — выслушать её.
В тиши квартиры или огорода
Она — царица!
подданство моё
лишь ей принадлежит отныне!
Всё остальное — тлен и суета.
Когда она меня, увы, покинет,
Жизнь станет бесполезна и пуста.


На погосте

забытый холмик.
Даже ветерок
под кроны вековые не летит.
Здесь торжество конца любых дорог —
Невыносимой тщетности пути.
Трава, трава. Укроет всю печаль,
В забвение, как в Лету, окунёт.
И массы торжествующих начал
Не избегут её густых тенёт.