Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ГЮЛЮШ АГАМАМЕДОВА


СУБЛИМАЦИЯ В ИСКУССТВЕ И ГРАНИЦЫ ВЫМЫСЛА


Из суеты и быта,
Из пошлости, интриг
Творить высокое искусство –
Вот все, чего достиг поэт,
Чье имя звонко.

Сублимация – процесс, позволяющий превращать нашу несовершенную жизнь в произведение искусства. Волшебный процесс. Он капризен, неуловим. Нельзя сказать заранее, случится ли волшебство, и тогда банальная история, рассказанная соседкой, превратится в пронзительную философскую притчу, случай из криминальной хроники – в роман "Преступление и наказание". Приведу цитату из статьи Галины Микеладзе "Сабир Рустамханлы. "Восхождение на плаху". "… Конечно же, не случайно Сабир Рустамханлы говорит, что художественная литература лучше усваивается и надежнее хранит в человеческом сознании историческую правду, чем малодоступные научные исследования и философские трактаты". В самом деле, если автор убедителен, занимателен, то очень часто созданный им персонаж остается в памяти читателей, даже если это образ конкретной известной личности и далек от реальности. Удивительный феномен. Каждый автор видит историческую правду под своим углом зрения. Это та самая причина, по которой писатель, заинтересованный какой-либо темой, казалось бы, исследованной вдоль и поперек, может найти нечто неизведанное. Предложить свой вариант прочтения известных событий. Безусловно, в случае талантливого художественного произведения читатель рискует безоговорочно принять на веру версию автора, забывая о том, что это беллетристика, и автор сублимирует, превращает реальную жизнь, исторические факты в художественное произведение. Он может прибегнуть к вымыслу. Домыслить темные пятна. Случаются удивительные прозрения, когда гениальный автор угадывает то, что скрыто завесой тайны. Очень сложно говорить о том, насколько тот или иной персонаж художественного произведения, являющийся прототипом реальной личности, похож на него.
Многие из нас помнят с детства персонажи исторических личностей в трактовке писателей. Маленькие трагедии Пушкина. Сальери у Пушкина коварно убивает Моцарта. На самом деле Сальери, и об этом пишут исследователи, являлся самодостаточным музыкантом, очень успешным, прекрасным композитором и педагогом, и ему вряд ли пришла бы в голову такая безумная мысль. Его учениками были Бетховен, Шуберт, Мейербер, Лист. Конечно, Пушкин вдохновлялся не только собственными размышлениями на этот счет. Слухи, появившиеся к концу жизни Сальери, по всей вероятности, поразили воображение впечатлительного поэта. Молва приписала музыканту, больному, с расстроенной психикой, признание в страшном преступлении. Хотя никаких свидетельств тому нет. Уже в ХХ веке фантастический успех завоевал фильм Милоша Формана по сценарию Питера Шеффера "Амадеус", где нет прямого обвинения в убийстве, но представлен демонический образ Сальери, его персонаж – воплощение зла, антитеза светлому, ангельскому образу Моцарта. Фильм 1984 года получил несколько "Оскаров", "Золотой глобус", "Сезар" и т.д. Сальери, злодея, гениально сыграл Ф. Мюррей Абрахам. После этого фильма репутация Сальери как виновника в трагическом исходе гениального Моцарта совершенно утвердилась. И самое обидное: музыка Сальери, эта великолепная музыка, не звучала долгие годы. В мае 1997 года суд, заседавший в миланском Дворце правосудия, рассмотрев дело Антонио Сальери по обвинению в убийстве Моцарта, вынес ему оправдательный приговор. (Salieri assolto "Non avveleno´ il rivale Mozart" // Corriere della Sera, 18 maggio 1997). Надеюсь, что незаслуженно забытая музыка Сальери вновь зазвучит в концертных залах и на сценах оперных театров. Одна из самых интересных его опер называется "Тарар", либретто оперы написал французский поэт Бомарше, взяв за основу свою пьесу. В этой опере, действие которой происходит в Ормузе, народ свергает жестокого монарха и избирает правителем своего героя – Тарара. Опера была поставлена в 1787 году, накануне Французской революции. Музыковед Лариса Кириллина таким образом отзывается об опере: "…Всё вместе – политическая злободневность в аллегорической оболочке, экзотическая зрелищность, отвечавшая моде на турецко-персидский Восток, красочность и выразительность оркестра, яркость мелодических характеристик, мощные контрасты сольных и массовых сцен, живописные звуковые картины и т. д. – создавало неотразимый эффект, способствовавший долгому и массовому успеху этого сочинения в любой аудитории".
Почему чаще всего в качестве персонажа, вызывающего чрезмерный интерес авторов, выступают именно исторические личности? Ответ на поверхности. Интерес подогревается именно тем, что эти люди влияли на ход событий. Их личная жизнь, поступки, окружение – все вызывает интерес, иногда болезненный. Совсем недавно на экраны вышла картина русского режиссера Учителя "Матильда". До выхода картины развернулась настоящая баталия по поводу картины. Вмешалась русская православная церковь. Возведенный в ранг святого Николай II не мог быть, по мнению церкви, подвержен человеческим страстям. О святом нужно говорить либо в превосходных степенях, либо молчать. Мифы и легенды создаются именно таким образом. Одна забавная деталь. Мифы видоизменяются в зависимости от "злобы дня". В американском фильме о благородном разбойнике Робине Гуде "Робин Гуд – принц воров" 1991 года его ближайшим другом стал темнокожий Азим, сыгранный великолепным Морганом Фриманом. Политкорректность налицо.
Напомним, что Николая II называли Кровавым; давка на Ходынке во время его коронации не забыта в фильме. Событие трактуется так, словно царь по неопытности, доверившись недобросовестным придворным, стал невольным виновником гибели большого количества людей. В качестве главной героини фильма выступает балерина Мариинского театра Матильда Кшесинская. Влюбленность, возможно, простую интрижку наследника престола режиссер с помощью сценариста Александра Терехова, используя художественные средства: интригу, красивых главных героев, костюмы, раскадровку, крупные планы, музыку и т.д., сублимировали в роковую страсть, чуть было не изменившую ход истории. Посмотрела фильм с любопытством, при этом ни секунды не сомневалась в вольной трактовке событий. В этом и заключается отличие документа, будь то кино или проза, от беллетристики. Западные киноведы определили несколько жанров, где аутентичные факты сливаются с художественным элементом. В частности, появилось деление на Docudrama – художественное повествование на основе драматических реальных событий, Docufiction– где реальные события дополнены откровенным вымыслом и Mockumentary – это комедийное пародирование актуальных событий, с гротескным использованием приемов документального кино. Подобные феномены можно наблюдать и в литературе, в прозе, в частности, беллетризованные биографии Моруа из их числа. Такое положение вещей естественно. У каждого художника свой взгляд на мир. Он обращает внимание именно на то, что интересно ему, и, на его взгляд, должно быть интересно читателю или зрителю.
У французского журналиста, писателя, ведущего, создателя серии фильмов "Secrets d’histoire" (Секреты истории) Стефана Берна (Stephane Bern) спросили, почему он посвящает большую часть своих фильмов коронованным особам. На что он ответил (передаю своими словами): люди всегда интересуются жизнью королей и королев. В самом деле, совсем как дети, слушающие сказки про принцев и принцесс; людям интересно знать, как живут те, кто вершит судьбы других. Его фильмы очень привлекают еще и тем, что есть возможность посмотреть на архивные документы. Послушать мнения людей – экспертов в данном вопросе, либо тех, кто непосредственно имел дело с героем ленты. Как в фильме о Валлис, герцогине Виндзорской, ставшей невольной виновницей отречения от престола британского монарха Эдуарда VIII – единственный случай в истории британской монархии. В фильме не только документальные кадры из жизни герцога и герцогини Виндзор, но и свидетельства очевидцев и близких людей четы. В чем достоинство подобного рода фильмов для меня, к примеру? В отсутствии морализаторства и готовых к употреблению выводов.
В русском медиа-пространстве есть писатель, ведущий, создавший серию книг и фильмов о российской и мировой истории и исторических личностях – Эдвард Радзинский. Он не только искусный рассказчик, но и харизматичная личность. Он сделал цикл телепередач "Загадки истории". Выступал с концертами, собирая огромные залы, рассказывая об истории и личностях, творящих историю. Радзинский, основываясь на документальных свидетельствах, архивных документах, рисует образ, пытаясь заглянуть в душу героя. Разгадать мотивы поступков. Насколько ему удается угадать личность – тот самый сакраментальный вопрос.
У нашего города есть прекрасный рассказчик – Фуад Ахундов, беззаветно влюбленный в Баку. На канале общественного телевидения с его участием выходила программа "Бакинские тайны". Точкой отсчета являлась архитектура старого Баку, Баку первого нефтяного бума. Каждый дом имеет свою историю, неразрывно связанную с историей ее владельцев, с историей Баку. Об их удивительных, зачастую трагических судьбах повествует Ахундов, подробно останавливаясь на истории каждого здания, любуясь тем, что еще сохранило время. Фуад проделал громадную работу, собрав по крупицам сведения о людях, составлявших цвет азербайджанского общества того времени и живших в этих домах. Мне удалось побывать на одной из его экскурсий по городу. С собой он носит большой альбом со старинными фотографиями, что позволяет сравнить нынешнее состояние дома с тем, каким он был тогда, в свое время, увидеть владельцев дома, его родных. Персонажи Фуада Ахундова – подлинны. Он не использует метод сублимации. Говорит только о том, чему нашел документальное подтверждение, или обращаясь к свидетельствам родных и близких.
Есть еще один очень интересный жанр – мемуары. Послушать участника событий всегда любопытно. Масса деталей, атмосфера времени из первых рук будоражит воображение. Одна из таких книг, написанных главным участником трагических событий, приведших к революции в России, на мой взгляд, – книга Феликса Юсупова. Того, кто убил Распутина. Написана без затей, мелодраматических эффектов. Книга называется просто: "Князь Феликс Юсупов", мемуары. Он пишет о том, что пережил и видел. О Распутине пишет подробно. Описывает один из сеансов гипноза, испытанного на себе. И "программу" всемогущего старца. Причины, толкнувшие его, князя Юсупова, на столь радикальный метод избавления от старца. Юсупов прожил долгую жизнь, наполненную событиями и людьми. Читать книгу занимательно, как будто переносишься в то время. Написана она была на французском языке. В русском переводе книга вышла в 2007 году в издательстве "Богат, Захаров".
Где же граница, позволяющая читателям и зрителям определять, в чем можно не сомневаться, поверить автору, согласиться с тем, что все так и было, как описывает автор. Есть она или нет? Доверчивый читатель, зритель – любимый читатель и зритель художника. А вот те, кто без конца мучается вопросами по любому поводу, – для них, возможно, художественная правда одного автора станет причиной обратиться к другим источникам, чтобы таким образом увидеть персонаж, события с разных ракурсов. И, возможно, тогда откроется истинное лицо персонажа.


А ВЫ ДУМАЕТЕ, НАМ, ЦАРЯМ, ЛЕГКО?



Взгляд обывателя на эпидемию революций в мире


Фраза из культового советского фильма "Иван Васильевич меняет профессию" оказалась актуальной на все царские времена. Кто-то, возможно, представляет себе царскую жизнь похожей на картинку из рекламного ролика, но есть и такие, кто не сомневается в том, как "тяжела шапка Мономаха". И, тем не менее, факт остается фактом: с древних времен до нашего сложного, непредсказуемого, бурлящего событиями, словно живая магма, века, борьба за пост "царя" тяжела, иногда кровава и всегда очень жестока. В моем представлении, эту "должность" можно назвать по-разному: первый консул, генеральный секретарь лидирующей партии, предводитель революции, шейх, президент, премьер-министр, король, наконец.
Разве можно императора, царя, короля, султана – самодержца по определению, сравнить со слугой народа, избранником, представляющим чаяния всей нации – то есть, с президентами, премьер-министрами, генеральными секретарями и т.д.? Почему столь разнообразные занятия кажутся мне вариантами одной "профессии"? Реалии наших дней побуждают меня прийти к такому неоднозначному выводу. События, разворачивающиеся словно в классической трагедии, на фоне величественных пирамид, пустынь, верблюдов, бедуинов потрясают воображение. В определенном контексте мне кажется вполне лояльным такое сравнение. В каком? – спросите вы. На мой взгляд, самым главным в этом случае является именно контекст социума. Прежде всего обратим наше внимание на общество, где "должность" царя невозможна по определению. Любое общество, где в результате долгой и мучительной эволюции, неоднократно прерываемой революционными баталиями, был выработан четкий механизм, позволяющий регламентировать выборы правителя и не терпящий никаких исключений в виде бесконечного срока правления одной личности в силу безусловных превосходных качеств избранника и горячих пожеланий народа; где есть верховенство закона и долгая демократическая традиция, позволяющая гражданам иметь собственное мнение и возможность реализовать свои права, в частности, в ходе выборов правителя, и является настоящим демократическим обществом. В нем возможен прогресс и невозможен "настоящий царь" со всеми вытекающими отсюда последствиями. Только в демократическом обществе, где существует ротация, можно не сомневаться в том, что самая харизматичная личность не сможет, даже если очень того желает, претендовать на Presidence a vie – пожизненное президентство. Само это словосочетание представляется мне оксюмороном. А ведь подобную ситуацию мы имеем возможность наблюдать в имитационном обществе, где важна ничего не значащая вывеска демократического государства, используемая для того, чтобы легче было адаптироваться в сообществе антиподов, то есть истинных демократий. Покойный Туркменбаши с блеском выполнил сложное задание. Казахский президент чуть не пошел по стопам покойного коллеги.
Если вспомнить, через какие перипетии прошли общества, сколько страданий, сколько борьбы и сколько потерь пережили, прежде чем смогли достичь такого положения, когда цари не могут править вечно, то есть до своей смерти, то становится очевидным длинный и тернистый путь, пройденный ими. Те, кто по каким-то причинам перескочили этапы развития или, как выражался Маркс, "формации", как это случилось со многими бывшими республиками СССР, рискуют вернуться обратно в автократическое общество в опереточном варианте – читай в виде "демократического государства", но только с учетом местного колорита. "Очень приятно – царь. Очень приятно".
Если миссия царя столь тяжела, почему те, кто дошел до вершины пирамиды, стал царем и убедился, насколько неблагодарное это занятие, не желает добровольно отказаться от непосильной ноши и заняться чем-то другим? Правители днем и ночью пекутся о благе сограждан, все время размышляют об интригах возможных конкурентов, выступают в качестве удобной мишени на празднествах, парадах, собраниях, митингах, смотрах, соглашаются жить в ледяном дворце, где не только холодно, – там нет места живым эмоциям и все на виду, даже если дворец обнесен высоченным забором; они вынуждены прятаться за выбранным аватаром и стараться ему соответствовать, как это делали когда-то короли – Ричард Львиное Сердце, Людовик XIV – Король-Солнце, Петр Великий, Султан Сулейман Великолепный (Кануни), сегодня можно вспомнить о кавальере Берлускони – мачо и женском угоднике (поразительная фигура, остающаяся долгие годы на плаву в центре Европы) или "отце нации" Фиделе Кастро, предводителе революции Муаммаре Каддафи. А что они получают в награду, кроме материальных благ? К тому же не все мечтают о сокровищах царя Мидаса. Фидель Кастро, к примеру, совсем как его ушедшие товарищи по партии – Сталин и Мао Цзедун, был безразличен к богатству. В награду они получают критику, ропот, недовольство, неблагодарную оппозицию, а в самом тяжелом случае их выгоняют из страны. В самом деле, почему? Почему они всеми силами держатся за власть? В качестве популярного примера добровольного ухода из власти цитируют редкие случаи: римского императора Диоклетиана, отказавшегося от власти и удалившегося в поместье в Иллирии в 315 году. Еще один известный пример. Некоторые русские историки и писатели, среди них Лев Толстой, предполагали, что император Александр  не умер в Таганроге от болезни, а стал отшельником, сибирским старцем Федором Кузьмичом. В 1984 году русская православная церковь канонизировала сибирского старца Федора Кузьмича; возможно, версия о том, что старец являлся бывшим императором Александром I, повлияла на решение церковников причислить его к лику святых.
Любая официальная религия всегда выступала в качестве покровителя верховной власти. Роль очень почетная и важная. Короли христианского мира венчались на престол в храмах. Две стороны власти – духовная и светская – были поделены между двумя ветвями власти. Духовная отходила к религии, а светская монарху. "Богу – богово, кесарю – кесарево". Не обошлось без разногласий. Каждая из сторон тянула одеяло на себя. Английский король Генрих VIII Тюдор основал англиканскую церковь по вполне прозаической причине: Папа Климент VII отлучил короля от церкви за то, что он расторг свой брак с Екатериной Арагонской и женился на Анне Болейн без согласия Папы Римского. В следующем, 1534 году, английский парламент принял "Акт о супремации" (верховенстве), провозгласивший короля главой английской церкви. Отказавшиеся принять сей акт объявлялись государственными изменниками и подлежали соответствующему наказанию – казни. Наполеон, насытившись революционным пафосом и идеалами революции – свобода, равенство, братство – решил стать самим собой, то есть императором. Каким образом заявить о своей легитимности народам Европы? Самым обыкновенным. Заручиться поддержкой духовной власти, поддержкой Папы Римского. Что он и сделал. На коронации Наполеона присутствовал Папа Римский Пий VII. Петр Великий для того, чтобы располагать всей полнотой власти, создал в 1721 году Священный Синод вместо упраздненного им патриаршества. Все прерогативы и полномочия Синод получал от императора и рассматривался как орган, посредством которого император управлял церковными делами. Синод являлся также высшей церковно-судебной инстанцией. При его авторитете и властности, Петр не желал терпеть инакомыслия и не имел надобности в поддержке. Вопрос о восстановлении патриаршества, то есть о восстановлении независимого от светской власти статуса Русской церкви, встал в 1905 году. Царь Николай II был очень заинтересован в восстановлении этого института. Возможно, в момент, когда возникли революционные настроения, и монархия зашаталась, царь решился поделиться властью, а заодно и переложить большую часть ответственности за предполагаемые жесткие меры на хорошо знакомого и, главное, предсказуемого союзника-соперника. Эта идея была ему много ближе идеи конституционной монархии. Из истории мы знаем, чем закончилась правление последнего Романова: патриаршество восстановить он не успел, хотя работы велись ускоренным ходом, потерял и власть, и жизнь.
В реалиях восточной деспотии обе ипостаси власти очень часто сливались в единое целое, и тогда монарх являлся одновременно и высшим духовным лицом. Султаны османской империи являлись одновременно калифами, "потомками пророка" и духовными повелителями правоверных мусульман в своих владениях. Таким образом, в руках восточных деспотов сосредотачивалась неограниченная власть. Восточный монарх не мог даже помыслить о том, чтобы разделить свою власть, пусть даже символическим образом, с кем-то еще.
Принцип религиозной поддержки остается неизменным и в случае с английским королем, французским императором, русским царем и османским султаном, меняется лишь форма. Светская власть нуждалась в духовном содержании, в том, чтобы уверить людей, что власть у них от Бога, а от простых смертных мало что зависит. Неслучайно и в наше время активные самодержцы, те, что находятся или находились у власти долгие десятилетия, правят арабскими странами, где религия не стала пассивной составляющей общества, а реально регламентирует все сферы жизнедеятельности народа.
Сегодня в Европе ситуация иная. Монархов Европы, оживляющих жизнь благополучных стран, в большей степени можно причислить к celebrities, чем к тем, кто реально влияет на судьбы государств. Они получили такую возможность – пользоваться благами привилегированного положения за то, что в свое время оказались гибкими и покладистыми, позволили учредить конституционную монархию. Что это значит, понятно всем. Это когда царь – вроде царь, но не настоящий. Содержание царствующих домов обходится налогоплательщикам недешево. Но, в конце концов, не все измеряется в денежных знаках. Есть ностальгия по старым добрым временам, прекрасные сказки о царях, королях, принцессах. Почему бы не позволить гражданам любоваться на сказку, чьи персонажи стали почти членами их семей.
Вернемся к вопросу, почему же так сложно отказаться от власти и вновь вернуться в прежнее состояние обычного гражданина своей страны? Попробуем посмотреть на ситуацию глазами царя. Представьте, что вас, добродетельного, образованного, озабоченного судьбой вашего народа, избрали премьер-министром либо генеральным секретарем, президентом (названия разные, суть одна), в стране, далекой от демократии в истинном смысле этого слова, где практикуется имитация всех процессов, в том числе и государственного устройства. Вы полны оптимизма, жаждете перемен для своего народа, желаете сделать то, что до вас не смог сделать ни один из прежних властителей, а именно – искренне хотите доказать всему миру, что ваш народ может найти свое место среди самых развитых народов нашего времени. Вы трудитесь денно и нощно, изобретая способы продвинуть отставшее государство вперед. Вам кажется, еще чуть-чуть и чудовищный груз проблем, оставшийся вам в наследство от прежних правителей, начнет облегчаться. Вы видите небольшой прогресс, ставший возможным благодаря вашему титаническому труду. Еще немного – и, подобно рассвету, забрезжит надежда. И тут наступает финал. Вам говорят: "Ваш срок закончился, уважаемый, освободите пост". Дело в том, что, придя к власти, вы самолично настояли на том, чтобы все было как у них – там, куда вы стремитесь, и мандат правителя ограничен совершенно так же, как и в любой цивилизованной стране. И тут вас начинают одолевать сомнения. Вы оглядываетесь вокруг, смотрите трезвыми глазами на ваше окружение, затем на оппозицию, пытаетесь найти хоть одного здравомыслящего человека, способного нести неподъемный груз, который вы взвалили на себя и…. не видите ни одного возможного преемника. Его просто нет. За первые годы власти вы чему-то научились. Вы яснее видите перспективы, ситуацию. Вы понимаете, в отличие от любимого вами народа, подобного малым неразумным детям, что если сейчас прервать, а то и вовсе остановить реформы, то снова начнется регресс, позиции вашей страны, завоеванные в мире с таким трудом, придется оставить недругам. Словом, с вашим уходом ситуация может измениться только в худшую сторону. И как вы поступите в подобном случае? Если вы благородный человек, то будете бороться во благо будущего вашего народа. И останетесь на второй срок, используя подручные средства. Если получится, и вы вновь – законно избранный правитель, то у вас вырастают крылья. Вы сдвигаете горы, строите башни, переносите столицу, меняете климат. Чувствуете, как становитесь мудрее, сильнее, красивее. А ваше окружение, что пришло с вами к власти и, естественно, получило все блага за заслуги, будет петь вам дифирамбы. Вы еще отдаете себе отчет в том, что они могут быть не совсем искренними. Но ведь в них, в похвалах и славословиях, есть доля истины!
Ко времени окончания второго мандата вы с удовлетворением отмечаете (и это признают даже ваши враги), что экономика расцвела, культура жива, дороги благоустроены, молодежь учится и работает, старикам платят пенсию, народ счастлив и весел. Теперь, когда все устроилось наилучшим образом, государство процветает, а это стоило вам бессонных ночей, седых волос, расшатанных нервов, вот теперь взять и отдать плоды вашего труда в руки нового правителя, возможно, из стана ни на что не годной оппозиции? При одной этой мысли вам становится не по себе. Вы видите разруху, упадок, крах ваших надежд. К тому же вы задаете себе непростой вопрос о том, чем же вы займетесь, если оставите дело своей жизни. Ответа нет. Вряд ли вы, подобно римскому императору Диоклетиану, будете выращивать капусту у себя в поместье. И тут в атаку на вас, стремящегося из последних сил быть справедливым и добродетельным, идут ваши соратники. Они начинают убеждать вас в том, что для такого выдающегося, воистину великого человека закон не писан. А дальше все происходит по уже давно и не раз апробированному сценарию. Вы и не заметите, как из романтического, благородного, прекрасного принца в белых одеждах превратитесь в старого кровожадного тирана. Метаморфоза произойдет незаметно для вас. Быстро промчится время: 10, 20, 30, 40 лет. Короля играет свита, та самая ненасытная свита, которая продолжает слагать оды и петь гимны до часа Х. В этот самый страшный для старого царя час он обнаружит рядом с собой всего лишь двух-трех человек, чаще всего – кровных родственников.
Три наглядных иллюстрации к сказанному: тунисец Бен Али, египтянин Хосни Мубарак и ливиец Муаммар Каддафи.

Тунисец Бен Али родился в беднейшей многодетной семье в 1936 году. Революционер, член молодежной организации Социалистической партии. После провозглашения независимости его направили на учебу во Францию. Он заканчивает престижное военное училище в Сен-Сире (к слову сказать, генерал де Голль также являлся выпускником Сен-Сира) и еще ряд учебных заведений. На родине Бен Али сделал стремительную военную карьеру. Президент Бургиба, оценив талант Бен Али, назначает его премьер- министром, а в 1987 году Бен Али достигает вершины успеха – становится президентом…. Правда, после жасминовой революции, совершившейся 7 ноября 1987 года и изгнавшей задержавшегося на посту президента Хабиба Бургибу. В 2002 году Всенародный референдум Туниса отменил положение Конституции, ограничивающее срок правления президента тремя мандатами, а также повысил возраст кандидата на президентский пост до 75 лет. На президентских выборах, прошедших 25 октября 2009 года, Бен Али получил около 90 % голосов избирателей будучи в пятый раз переизбран на пост главы государства.
Египтянин Хосни Мубарак родился в 1928 году в деревне Кафр эль-Мусайлаха, Египет. Его отец владел небольшим участком земли. Мубарак окончил Военную академию в Каире, затем академию ВВС в городе Билбейс. В 1952 году был назначен в эскадрилью истребителей, затем переведен в бомбардировочную авиацию. Мубарак участвовал в Суэцкой войне 1956 года. С 1959 года учился в СССР. В апреле 1975 года назначен вице-президентом Египта президентом Анваром Садатом. 6 октября 1981 года, во время военного парада, президент Садат был убит. Находившийся рядом с ним Мубарак – ранен. 14 октября Хосни Мубарак занял пост президента Египта и сразу ввёл в стране чрезвычайное положение. После своего вступления в должность президента страны стал активно бороться с коррупцией. Были отданы под суд многие родственники и приближённые Садата, некоторые высокопоставленные государственные чиновники. С 1981 года являлся президентом Египта и председателем Национально-демократической партии. Президент Мубарак был переизбран большинством голосов на референдумах в 1987, 1993, 1999 годах. Голосование проходило по единственной кандидатуре, выдвигаемой Народным собранием. Необходимость референдумов обосновывалась сохранением чрезвычайного положения в стране, вызванного обострением исламской проблемы из-за деятельности радикальных организаций.
Ливиец Муаммар Каддафи родился в 1942 году в семье пастуха-бедуина. В 16 лет организовал революционную ячейку, чтобы свергнуть короля Идриса I. Учился в университете, в Военной академии в Ливии, затем в Великобритании, где изучал бронетанковое дело. 1 сентября 1969 года группа повстанцев под командованием капитана Каддафи захватила королевский дворец, правительственные учреждения, радио и телевидение. Было объявлено о низложении режима короля Идриса, и Каддафи провозгласил Ливию республикой или, в интерпретации полковника, Джамахирией. Он занял пост председателя Совета революционного командования и Верховного главнокомандующего. С этого времени Каддафи фактически управлял страной, официально занимая ряд постов: премьер-министра и министра обороны (1970-1972), генерального секретаря Всеобщего народного конгресса (1977-1979). Хотя в январе 1976 года Каддафи был произведен в генерал-майоры, он сохранил за собой звание "полковник". Написал Зеленую книгу, которую перевели на многие языки мира. В книге можно найти ответы почти на все вопросы мироустройства. В последние годы он называет себя Лидером революции. Живет во дворце в окружении иностранцев.
Все три лидера ко времени прихода к власти являлись лучом света, надеждой нации. Плодотворно трудились во славу и процветание народа. Перестав быть гражданами своего народа, забыв о своем земном происхождении, не в силах отказаться от абсолютной власти и наслаждаясь полной безнаказанностью в любых ситуациях, они превратились в диктаторов, с которыми их народ расстается с восторгом и новыми надеждами на обновление.
У каждого из нас есть выбор, в том числе и у правителей. Нужно лишь вовремя сделать его, в противном случае выбирать будут за нас.