Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Контроль над ракетно-ядерными вооружениями


Ветеран дипломатической службы В. Козин представляет заключительный комментарий из серии, посвященной принятой 2 февраля текущего года новой ядерной доктрины США

В ядерной доктрине Трампа в целом признается целесообразность укрепления режима нераспространения и обеспечения контроля над ракетно-ядерными вооружениями. Звучит многообещающе.
Но хорошо известно, что Соединенные Штаты нарушают Договор о нераспространении ядерного оружия, размещая на территории пяти государств‑членов НАТО ядерное оружие и авиационные средства его доставки. Фиксируется перспективный отказ от ратификации американским Сенатом Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, который был ратифицирован Россией еще в 2000 году, а американской Национальной администрации по ядерной безопасности предписано быть готовой к проведению подземных испытаний ядерных взрывных устройств.
Следует также напомнить, что США нарушили Договор по открытому небу, сорвали ратификацию Договора об обычных вооруженных силах в Европе, отказались обсуждать проект Договора о европейской безопасности, а также в одностороннем порядке разорвали Договор по противоракетной обороне и прекратили переговоры по противоспутниковым системам. Вашингтон заблокировал принятие международного Договора о создании зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке. В общей сложности американская сторона блокировала свыше 20 различных международных инициатив о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, включая проект соответствующего российско-китайского договора.
В новой ядерной доктрине прописана возможность продления срока действия Договора СНВ‑3, который завершится в 2021 году, еще на пять лет, то есть до 2026 года. При этом США даже не вспоминают об органической взаимосвязи между стратегическими наступательными ядерными вооружениями и стратегическими оборонительными, то есть противоракетными вооружениями, которые они бесконтрольно накапливают, размещая по всему земному шару, в том числе свои средства передового базирования в виде тактических ядерных и обычных видов вооружений, развернутых в непосредственной близости от российских рубежей. Вашингтон уклоняется от выполнения "президентских инициатив" 1991–1992 годов, которые касаются политических обязательств по выводу из боевого состава и сокращению тактического ядерного оружия.
В обновленной ядерной стратегии США от 2 февраля бездоказательно утверждается, что Россия якобы разработала новую крылатую ракету наземного базирования средней дальности под кодовым названием "SSC‑8", которая, дескать, запрещена бессрочным Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года (Договором о ликвидации РСМД). Но в России такой ракеты нет. Кроме того, в названной ядерной установке нигде не указано, где и когда была испытана или развернута такая ракета. Ранее американская сторона утверждала, что Москва "испытала" три различные баллистические ракеты, якобы, подпадающие под терминологические определения договора 1987 года, но затем сняла свои "обвинения", поскольку все они имели совершенно иную дальность стрельбы, не ограниченную этим договорным актом. Короче говоря, Вашингтон явно оконфузился.
Вполне очевидно, что такие путаные и пустые утверждения, идущие из Пентагона и Государственного департамента, призваны обеспечить информационное прикрытие двух объективных фактов, связанных с реализацией договора 1987 года.
Во‑первых, подобные утверждения вбрасываются американской стороной для маскировки готовности США создать новую мобильно-грунтовую крылатую ракету наземного базирования в ядерном снаряжении средней дальности, которая, в случае ее принятия на вооружение, станет прямым нарушением Договора о ликвидации РСМД.
Во‑вторых, такие утверждения неоднократно повторяются с целью прикрытия реальных и многочисленных нарушений данного Договора именно американской стороной. Специалисты подсчитали, что Соединенные Штаты с 2001 года уже 93 раза нарушили этот договорный акт, поскольку только при проверке, например, эффективности системы ПРО они использовали и продолжают использовать в качестве перехватываемых ракет-мишеней запрещенные им ракеты средней и меньшей дальности.
Таким образом, ядерная доктрина Трампа продолжает милитаристский настрой ранее одобренных его администрацией двух военно-стратегических установок общенационального значения — Стратегию национальной безопасности, принятую в декабре прошлого года, и Стратегию национальной обороны, введенную в действие в январе текущего года.
Новая ядерная доктрина США была подвергнута резкой критике в заявлении Министерства обороны КНР, а также в России. Как было отмечено в последовавшем 3 февраля комментарии Департамента информации и печати российского МИД, введенная в действие ядерная доктрина Соединенных Штатов имеет "конфронтационный заряд и антироссийскую направленность". В этой связи было четко заявлено, что российской стороне придется учитывать подходы в области ядерной политики, введенные в оборот Вашингтоном, и принимать необходимые меры по обеспечению национальной безопасности.
В складывающейся обстановке своевременное решение российского военно-политического руководства о совершенствовании различных видов вооружений России в интересах защиты ее территории, а также территории ее союзников и друзей является логичным, адекватным и обоснованным ответным шагом.
Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России, профессор Академии военных наук Российской Федерации

Владимир Козин