Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Максим КАШЕВАРОВ


О себе

Родился в 1999 году в городе Александрове Владимирской области. Учусь на первом курсе заочного факультета Литературного института имени А. М. Горького. Занялся словом примерно в пятнадцать лет. Никогда не обладал тягой к литературе как таковой, но все равно связался со стихосложением — изначально со стандартными формами. Самые сильные работы, часть из которых представлена здесь, писал под сильным эмоциональным впечатлением, в состоянии физического изнурения и почти что культурного шока. Не знаю, что делать, не знаю, как жить, не знаю, куда себя девать. Но хочу оставить часть себя, и не ради того, чтобы эта часть просто была. Я знаю: то, что я говорю, — это что-то важное.

* * *

По скорости ветра
Можно предугадать
Наступление бури.
По больной голове — изменение высоты
Ртутного столбика.
А по новостям — ничего.
Там почти всегда
Только врут.
А я-то не лгу,
Не ищу ни входа,
Ни легкого выхода
Среди тех путей,
Что протоптаны
Или уже поросли.
Мне иногда — честно —
Уже просто кажется,
Что не вперед иду,
Только копаю под собой
Сквозь грязные камни
И толстые корни деревьев.
Вырезать бы, вырезать
Все эти злосчастные,
Черту не нужные обстоятельства.
Просто вылезь из ямы,
Стань крепко на ноги
И ищи по своей тени юг.
Знаю, что все мы
Из среднесеверной полосы.
Наши зубы — ледяные копья,
Наши руки — снегом обитые ветви,
И глаза у нас, несмотря на часто карий оскал, —
Не что иное, как бездна.
В ней места никогда развернуться не хватит,
Только вниз, только снова сквозь,
Каменно-коренисто-кричащий взгляд.
И как истинный сын
Своего народа и поколения,
Собираю хлебные крошки.
Лишь бы из них,
Промочив слюною с кровью,
Слепить то, что можно назвать счастьем.
Выстроить из кривых рассуждений
Покосившийся дом-разум
И прятаться в нем раз за разом.
От осуждения и обсуждения,
От ярких дам прямиком в храм,
На алтаре его резать руки.
Окропив соком сердца,
Читать тихим голосом молитвы
Или призывы о помощи.
Я объявляю войну себе,
Хоть и помню, что ни в одной из войн
Нет настоящего победителя.


* * *
На моем виске
нарисована
как на белом листке
черно-красная дыра
Смотрю в нее
она смотрит в меня
Вроде простая игр
где бездна
при долгом увязании взгляда
внутри
обретает собственный цвет
роговицы
Хочется узнать
могу ли схватив за ресницы
Захлопнуть ее;
чтобы не мешала спать
чтобы мог есть
чтобы не падал при желании встать
Она щурится
чувствую
разглядывает отдельные части
тут вздулись вены
здесь задрожали пальцы
Вслух
— Стой, Сука
Рву бумагу на счастье
правда поздно
в протоколе
над подписью
надпись
"Обнаружено тело
с огнестрельным ранением
насмерть"


* * *

Замечаю по паутине на обоях
наличие щелей
в стенах хрущевки
По скрипучему полу ступаю
стараясь избежать шума
не разбудив ребенка
Холодно, но прикрываться пледом
не столь действенно
в зимней ломке
Взглядом открываю дверь
Спускаюсь по лестнице
с восемнадцатой до выхода
Во дворе темно, тоскливо
Лавочка рядом с вишней
покрыта снегом и парой капель
Они красные как сок граната
Может местные завсегдатаи
распивали здесь клюквенную настойку
Прохожу дальше к дороге
Всматриваюсь в урну
с заметенной автобусной остановкой
В ней много окурков
Флаеры бедных промоутеров
раздающих их в минус пятнадцать
Но вспоминаю что на мне
нет ни ботинок, ни куртки
Снежинки на фоне делают мысль шаткой
Открываю глаза лежа на раскладушке
с осознанием, что просыпаться — стоит
начать в другом месте хотя бы в двадцать


* * *

Надеть очки
так же просто,
как войти в девушку.
Многие из моих сверстников
будут со мной согласны.
Но надеть очки —
не значит улучшить зрение.
Они должны подходить вам —
точно
иначе вы просто
дурак или хипстер.
Я ищу девушку
что усилит остроту —
восприятия,
позволит лучше
разглядеть мир.
Или просто очки
для приятного времяпрепровождения,
совместных планов на лето — платы съемных квартир.


* * *

Они звали меня Иудой
Собирали камни для расправы
И выискивали хворост
Для костра последнего верующего
Но я не безумная Жанна д’Арк
Их Христос не распят на кресте
У него наголо бритая голова
И промокшая махорка в кисете
Он идет босиком по бензину
Читая наизусть Фридриха Ницше
Я знаком был с этим сыном Бога
Что уверял меня
В смерти собственного отца
Ему доказали
Что если он хочет быть
То так больше жить нельзя
Мы пили с ним темное пиво
Я стрелял ему сигареты
Он рассказывал что на свете
Нет ничего лучше дзен-буддизма
И просил у меня веревку с мылом
Потому что устал видеть людей
Я обратился в психиатрическую клинику
Его забрали
А через неделю
На мой банковский счет
Переслали тридцать тысяч рублей
с припиской — "Спасибо"