Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


КАЙСЫН КУЛИЕВ


Ради жизни на земле


В изнеможении мои глаза

В изнеможении мои глаза!
Закрыв их, коль жить бы в темноте,
Чтоб ощупью идти мне в немоте!
В изнеможении мои глаза…

В изнеможении мои глаза,
Закрытыми хочу их удержать.
Зачем всего поэты в жажде знать?!
В изнеможении мои глаза.

В изнеможении мои глаза,
Но до поры, когда их скроет прах.
Они не перестанут видеть страх!
В изнеможении мои глаза...


Хоть гвозди ржавые вобьют в ладонь

Где нахожусь, не ведаю, подчас.
Иль ночь, иль день – мне невдомёк:
Могильным камнем я застыл сейчас.
Как скол скалы, от Родины далёк...

В сей миг, как будто в самого Иссу,
Хоть гвозди ржавые вобьют в ладонь.
Я – нем! Ни слова не произнесу:
Не чувствую я боль и рук огонь.


Промчались быстро лета дни

Промчались быстро лета дни,
Без зелени, земля гола.
Со снежным утром мы одни:
Округа вся белым-бела.

Пройдут, как лета месяцы,
Все наши годы невзначай.
Седеем мы, хотя юнцы.
"Я жизни рад!" – не прокрича...

"Ушло уж лето!" – молвим мы,
"Ушла и жизнь!" – стремясь сказать.
Как с таяньем – уход зимы,
И наш уход недолго ждать...


Пришлось ли видеть волкодава взгляд

Пришлось ли видеть волкодава взгляд, когда
Исход хозяина настиг?..
А помнишь, в памяти ль, что пёс сей навсегда
Сам одиночество постиг?..

И если более не вымолвлю я слов,
Весь, как родник иссохший вдруг...
Ты боль прочти во взоре – знай, мой день каков...
Как по глазам собак безмолвных, грустных, друг…


Лучше помолчим

Обветшали так слова проклятия,
Обветшала в мире так озлобленность.
Как бы отвести от нас заклятия;
У кого такую взять доверенность?

Что ж сказать? А с этих слов нам есть ли прок?
Лучше помолчим, скале уподобясь.
Под ногами камня немота – урок.
Помолчим, как он, на сколы вдруг дробясь...

Может быть, на свете нет умней его,
Знать, наверно, потому молчит всегда?
Обветшали, обветшали так слова,
Но, а всё же, убежишь от них куда?


Так стара печаль

Стара в подлунном мире так печаль,
Она и виноградных лоз древней.
Небесный свет и тот её встречал,
Дороги все проложены по ней.

Стара в подлунном мире так печаль
Они с любовью, верно, близнецы.
Стара в подлунном мире так печаль,
Все языки с одной с ней кузницы.

Народы гибнут, как от рук врага.
Уходят языки. Печаль жива.
Она бессмертна, старая карга.
Под звёздами, что вечная трава...


Мне б деревом безмолвным быть

В надежде – беды заглушить,
Мне б деревом безмолвным быть,
Как камень, все слова забыть...
Что значит слово для души?

Стук стрел о скаты скал в глуши!
Какой же прок! Не камень я.
Не дерево безмятежное.
Пуста надежда для меня:
Дано мне сердце слишком нежное.

Во времени комок тоски –
Всё слышать, видеть, лицезреть...
Как знать, поленом мне б сгореть,
Чтоб пеплом серым стать в горсти.


А листва нежно шебуршит

Деревья молчаливы как.
О если б мне бы так молчать!..
А листья нежно шебуршат –
С молчаньем спорит, кто мастак,

Зачем всё выспренней слова?
Спокойней дух и голова
Деревья молчаливы так...
Умрёт всяк – нам не жить никак,

Деревья ж будут всё стоять.
За нас им в жизни постоять
Деревья молчаливы так...
Деревья молчаливы так.


Забрали всё и замели

Мне суждено, хоть потерять
Родимый край – отцовский двор, –
А никому ведь не отнять,
Где б ни был, упокойный сбор...

В подлунном мире, знать, судьба
Холмкам могильным подсобит.
Меня забудет голытьба,
Но, знаю, смерти не забыть.

Бездомен в мире, без земли –
Хоромы ж в кладбище ему.
Забрали всё и замели,
А смерть в подарок самому.

В дороге счастье – в западне,
Беду же не спугнёшь тоской.
Завистна жизнь на полотне,
А к смерти ты уже другой.

Мне суждено хоть потерять
Родимый край – отцовский двор, –
А никому ведь не отнять,
Где б ни был, упокойный сбор...


Забуду весь кромешный ад годин

На ранней травке возлежа один,
Тревог своих забуду череду.
Забуду весь кромешный ад годин,
На теле раны все на нет сведу.

Не пожалеет, мягкостью пленя,
Трава не пожалеет аромат.
Она хранит и тайну про меня,
Бесхитростна, добра, почти, как мать...

Умру: траве взойти вновь суждено,
Над холмиком могильным сей весной...
Расти ей в доблести заведено,
Так счастлив скот, пасясь в жару и зной...
Как благодарны все мои слова,
За то, что ты всю боль смогла принять.

Забуду весь кромешный ад годин
На ранней травке возлежа один,
Тревог своих забуду череду.
Забуду весь кромешный ад годин,
На теле раны все на нет сведу.

Я благодарен, мягкая трава,
Что суждено тебе мой холм обнять.
Хвала тебе, кто властен удержать
Твой рост: так быстр, так славен сил поток.
Умру... а жизнь ты будешь продолжать:
Хвала, о неуёмности оплот!..


Рубикон

Где ж начертан судьбою Рубикон?
Крикнуть чтоб: "Победа!" – мог, его пройдя.
Окровавлен сокол мой стрелой вдогон,

Он плутал порой, ко мне не приходя.
Рубикон имеет каждый в мире свой,
Каждому приятно лицезреть светил.
Вдруг Аустерлица солнце над тобой

Засияет, подтверждая, что твердил.
Неустанно в нас, хоть беды целились,
Рубикон – триумфальный – миг алел, когда
Стон травы и клёкот орлиный над тобой,
Не искал побед кровавых никогда,
Крыльев мах Пегаса мне б над головой.

Мне не нужен Рубикон, коль на беде,
Коль горят жнивьё и виноградники…
Той победы чёрный виден след везде,
Едкий дым домов и всюду латники.

С поля брани, бросив знамя, не бежал,
Неустанно шёл порой на бой с судьбой.
Разведённый мной огонь жильё ль сжигал,
Разве я пугал кого своей стрельбой?

Рубикон особый мой, совсем иной,
Мыслей, дум всё шире там бурлит река.
Воссияй же только так и надо мной,
Солнца диск Аустерлица на века!

Перевод Муталипа Беппаева


Весть

Когда зима оповестит о встрече,
От стужи быстро листья опадут.
Так смерть страшит и задувает свечи,
Давно готов найти у ней приют...

Да, я всегда готов к её приходу,
Но кто на свете знает этот час?!
Пока живу, благодарю природу,
Душа, ликуй, не покидая нас.

Предел есть льду, дождю, снегам и ветру, –
Ты знаешь этой истины закон!
Ведь сам пророк, нам даровавший веру,
Ушёл навек, хоть был пророком он.

Я знаю цену данным мне минутам,
И дню, когда мой смертный час пробьёт, –
Приходит смерть и с нею не до шуток,
Ко мне она врасплох не подойдёт.

Живи, Земля! И радуйся бессмертью, –
Цветут луга и небо в синеве,
Живые люди, вы не бойтесь смерти,
Бессмертен мир с любовью в голове.

Пускай вода вращает мельниц крылья,
Чтоб пахарь сеять хлеб не уставал,
А пастухи свой скот водой поили,
И всех влюблённых бог благословлял!


Белый цвет

И мне пришлось дом предков потерять,
И чёрных птиц по чёрным дням считать,
Но звёздам, девушкам, дождю, траве ,
Лучам рассвета в горней синеве,
Летящим птицам радость мог отдать,
Из белых недр песчаных воду взять,
А в чёрный день мне белый снег светил,
И в схватке с белым чёрный отступил!


Женщина

Э. К.

С тобою рядом на Земле прожить, –
Готовить пищу, к роднику ходить, –
Как хорошо! Дорогою одной
Идти по жизни, цвет любя земной.
И в зимний день, входя в наш тёплый дом,
Сказать: "Люблю" – на языке родном.
Встречая вместе зиму и весну,
О, женщина, я каждый миг ценю....
И нет счастливее меня, мой друг,
Когда тебя я окликаю вдруг!

Перевод Валерия Краснопольского