Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ПАВЕЛ КАРТАШЁВ


Рядом с худруком


Завлит: эвфемизм или профессия?

В наше суровое время говорить о театральных завлитах как-то странно. И всё же это сделать необходимо.

Давайте сначала попробуем получить ответы на следующие безусловные вопросы: что есть завлит? Есть ли заведующие литературной частью в театрах сейчас? Если кое-где остались, то какую функцию они выполняют в театрах? Чему, кто, как и где их учат наконец? Что собой представляет "продвинутый" завлит нового поколения?
Итак, начнём с атмосферного исторического экскурса.
Основатель Гильдии драматургов Санкт-Петербурга, драматург и писатель Валентин Красногоров по-своему исчерпывающе высказался на интересующую нас тему: "Фигурой, призванной отразить натиск драматургов на театр и спасти его от затопления потоком пьес, является завлит. Теоретически предполагается, что он (обычно она) тот человек (филолог, театровед или литературовед), который читает принесённые ему пьесы, даёт им оценку, ведёт диалог с авторами, побуждает их к творчеству, следит за всем новым, ищет это новое, формирует и определяет репертуар театра. Такие завлиты встречаются, но в целом реальность далека от теории. Завлит (обычно против его собственной воли) несёт какие угодно обязанности, кроме своих собственных. Он распределяет пригласительные билеты, исполняет роль пресс-секретаря и просто секретаря, является помощником главного режиссёра или директора, подрабатывает статьями в местной газете, пишет инсценировки, устраивает их в другом театре или своём собственном, сидит на репетициях, подготавливает буклеты, готовится к бесчисленным юбилеям и фестивалям, составляет списки приглашённых на премьеру и так далее. Читать пьесы при таком раскладе ему некогда, да и нет смысла, потому что, как правило, от завлита мало что зависит. Пьесы приходят в театр мимо него разнообразными и замысловатыми путями. Поскольку читать множество поступающих пьес некогда и некому, театры копируют репертуар со столичных афиш или у своих соседей: Вологда с Керчи или Керчь с Вологды. Поэтому то вдруг все поголовно заражаются чеховским вирусом и срубают в один сезон сто пятьдесят "Вишнёвых садов" или подстреливают двести "Чаек", то бойкая зарубежная комедия, как пожар, охватывает города и веси нашей необъятной родины. Выбрать самим что-то новое, оценить его, угадать в неизвестном ранее произведении или авторе что-то интересное и значительное театрам не даёт ежедневная суета, которая захлёстывает их выше головы. Поэтому, несмотря на уход в прошлое директив Репертуарного управления Министерства культуры, театральные афиши от Магадана до Казани и от Перми до Краснодара удивительно схожи между собой, и лица необщим выраженьем отличаются лишь немногие театры". (Из статьи "Драматург и театр".)
Давайте заслушаем практиков театра, стоящих сегодня у "завлитного станка".
Екатерина Кретова, заместитель художественного руководителя "Школы современной пьесы" по творческим вопросам, музыкальный и театральный обозреватель "МК"", в ответ на мой вопрос в "Фейсбуке": "Что на самом деле делают завлиты в театрах?", обстоятельно ответила: "Тезисно так:
1. Всё, что связано с текстами (релизы, анонсы, тексты на сайт, на афиши и пр.), то есть копирайт.
2. Всё, что связано с драматургией – чтение и выбор пьес, адаптация текста для постановки с живым автором (у нас в театре они почти все живые).
3. Всё, что связано с прессой и PR, в том числе пресс-конференции, выставки, любовь и дружба с журналистами.
4. Самое главное: умные разговоры в любое время дня и ночи с режиссёрами, работающими в вашем театре. Начиная с худрука и до дебютантов. На это уходит полжизни!
5. И ещё главнее: настоящий завлит – это зам. худрука по идеологии. Это вербальное лицо театра – лексический стиль, манера, подача любой текстовой презентации.
6. Внерепертуарные события – вечера, юбилеи, дни города. Здесь надо быть сценаристом.
И это далеко ещё не всё..."
Людмила Касьяненко, руководитель литературно-драматургической части Крымского академического русского драматического театра им. М. Горького: "Чтобы не повторять написанное Екатериной Кретовой (у меня все пункты повторяются), добавлю своё:
1. Написание творческих портретов актёров, режиссёров для региональной прессы.
2. Исследовательские статьи по истории нашего театра (она за 196 лет вобрала в себя массу увлекательных событий).
3. Тематические выступления перед спектаклями "Классического абонемента".
4. Создание сценических версий классики (но это было актуально при А.Г. Новикове, он доверял сию миссию мне, другие режиссёры верят только своему видению).
5. Работаю над третьей книгой о нашем театре, к слову, две первые издала за свой счёт (у театра на это средств не нашлось).
И конечно, масса писанины за кадровиков, канцелярию и т.д. (творческие характеристики, документы для аттестации актёров, наградные листы). Но главное для меня – всё-таки чтение пьес и подбор репертуара, за 35 лет работы с Новиковым сформировалось убеждение, что именно этим должен заниматься завлит".
Мария Кингисепп, журналист и медиаконсультант, театральный обозреватель в журнале "ИНФОСКОП": "Сегодня завлит в театре – это душеприказчик худрука и местечковый писатель. Пишет вообще всё, что надо писать: от творческих текстов до бюрократических. Часто завлитам приходится совмещать всё это (складывание слов и психологические сеансы) с функциями пресс-службы и пиара. Но это неправильно. Так не должно быть".
"Всё верно, именно так и есть. И это ещё счастье, если у завлита есть толковый помощник, который хотя бы рассылает пресс-релизы, обзванивает журналистов и отмечается в соцсетях! А нередко всё это делает один человек, совмещая всю эту рутину с психотерапевтической практикой", – вторит ей Екатерина Кретова.
В марте нынешнего года в рамках "Золотой маски" в сотрудничестве с СТД РФ был проведён семинар "Стратегии завлита", куратором которого был Павел Руднев.
В аннотации к семинару "для заведующих литературной частью и тех, кто хочет ими стать" сказано:
"Заведующий литературной частью (завлит) в течение долгих лет был непременным действующим лицом российского театрального процесса. В последнее же десятилетие необходимость завлита была поставлена под сомнение самим характером новой театральной реальности. Профессия оказалась в очевидном упадке, её престиж для выпускников театроведческих факультетов потерян.
Между тем в театре сохраняется запрос на образованного, оснащённого не только филологическими, но и другими гуманитарными знаниями профессионала. Такого профессионала в европейской традиции называют драматургом".
И вот тут возникают вопросы. Они возникали и раньше применительно к нашей теме, но тут особенно. Выходит, что "драматурги" в таком контексте это – в дополнение к прочему – писатели инсценировок по классике и пьесам? По пьесам инсценировки теперь, оказывается, вовсю пишут. И это считается делом продвинутым и модным. Так, на сайте госзакупок, который стал всё больше походить на театр абсурда, 15.07.2014 было размещено, например, следующее: в 345 тысяч бюджетных рублей оценивается "Создание режиссёром сценарного произведения искусства (пьесы) к спектаклю "Мученик" по пьесе Мариуса фон Майенбурга (Серебренников К.С.)". Не слабо, не правда ли (и это, заметьте, открыто висело на сайте госзакупок задолго до известных событий)?..
Но главный вопрос: какую современную драматургию эти новые "драматурги" будут продвигать? Ответ в данном конкретном случае можно смело давать, не боясь ошибиться: так называемую новую драму. Остальное будет условно искореняться, выкорчёвываться и выжигаться в угоду безусловной "европейской традиции". Вы думаете это преувеличение? Однако результаты завершившегося осенью прошлого года драматургического конкурса конкурсов "Кульминация", проводимого СТД РФ и ФРСИ, продемонстрировали подобную тенденцию со всей очевидностью.
Говорить о месте завлита в современном российском театральном процессе нужно. И нужно именно сейчас. Лет через пять-семь очередная театральная реформа ("театрально-завлитная") может породить эвфемизм вместо профессии, вместо апгрейда – металлолом.
Хорошо бы всё же, чтобы реформа столь тонкой и важной театральной профессии учитывала всю палитру театральной России, а не только выпуклые, пусть и новомодные, её части. Чтобы Министерство культуры РФ смогло компетентно отделить в столь щекотливом вопросе мух от котлет, то есть давало бы театрам возможность нанимать и завлитов, и пресс-службу, и пиарщиков отдельно, и чтобы денег на личных помощников и грамотных секретарей ещё оставалось, тогда бедным завлитам не придётся делать всё за всех.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Анна Кузнецова, театральный критик:

– Пьес мы, завлиты, читали кучу. В Малом театре, где был не просто завлит, а заведующий литературным отделом, на каждый день приходилось минимум по две пьесы. Занятие драматургией было делом почётным. Арбузов, Розов, Вампилов, Володин, Рощин были так же известны всей стране, как Смоктуновский, Ефремов, Ульянов… И опытные умелые завлиты были уважаемы не только внутри своего профессионального цеха, но и за его пределами: без знаменитой Ляли Котовой был немыслим в своё время успех "Современника", взлёт Центрального детского театра в 60–70-е годы был во многом связан с именем многолетнего завлита Николая Путинцева, усилиями которого делали первые шаги и становились драматургами Сергей Михалков, Виктор Розов, Александр Хмелик, Георгий Полонский и многие, многие другие, через руки которого прошли и режиссёры А. Эфрос, О. Ефремов, П. Фоменко. Это всегда взаимосвязано, пьесы и режиссёры, одно без другого невозможно.