Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


СЕРГЕЙ НОСОВ



УЛИЦА СЧАСТЬЯ



Сергей Носов — историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. Родился в Ленинграде (Санкт-Петербурге) в 1956 году. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009. Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах — «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Дети Ра», «Зинзивер», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые были опубликованы в русском самиздате  — в ленинградском самиздатском журнале «Часы» в 1980-е годы. В годы горбачёвской Перестройки был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда», журнале «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале» и многих др. изданиях.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт — в журналах «Нева», «Семь искусств», «Российский Колокол», «Перископ», в изданиях «Антология Евразии» и «Антология литературы ХХI века» и др. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий — премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.



* * *

Клок синего неба
кто-то бережно вырвал с утра
за распахнутым настежь окном
и нарезал лучи
ослепительно яркого солнца
на старом столе
и стало светлее
просто жить
как и птицы живут
на земле
вот они уже снова
запели
и часы на стене
так спокойно идут
каблуками стуча в тишине
будто знают куда
и когда-то вернутся обратно.



* * *

Хочешь
отдам тебе лес
очень темный
но там хорошо
и приятно и страшно
все сразу
хочешь
отдам тебе поле
уж там
место есть
где тебе разгуляться
а хочешь
оставлю и реку
где ты можешь
и плыть и тонуть
на свой выбор
тебе нравится небо
конечно оно голубое
но в нем нет ничего
и стремительно падать
с него
очень страшно.

 



* * *

Ты как кукла
с большими глазами
та которую
девочка нежно уносит
в кроватку
где она будет спать
и по прежнему
видеть свой кукольный сон
из обычных
и старых чудес
они снова
с тобой происходят
превращая тебя
то в пылинку
то в чудесный цветок
то в несчастную каплю воды
неизменно летящую вниз
на холодную землю
то в красивую бабочку
на одинокой поляне
в лесу
над которой
так важно
плывут облака.



* * *

Вся улица счастья
в цветах
а на улице боли
дома без дверей
и без окон
и в квартале любви
удивительно сладко поют
но ведь ты-то живешь
здесь на крыше
единственной башни покоя
а отсюда увы
далеко до земли.

 



* * *

Это остров любви
и ночами он полон
и стонов и вздохов
как кувшин
переполненный нежной водой
ее плеск доходил
и до синего неба
превращался
в замерзшие слезы
седых облаков
и они уплывали
над островом этим
на край
нашей старой земли
унося с собой
словно во льду
поцелуи и ласки.



* * *

Как все это
было давно
и странно
таким и осталось
и тени
качаются те же
и руки
все так же нежны
и ночь
так походит на чудо
которое там
за окном
где звезды
грустят как и раньше
и мрачное облако
снова
закроет луну
до рассвета
чтоб нас наказать
за любовь.

 



* * *

А истина
как дикий зверь
она кусается
и часто
очень злая
намордник на нее
надеть
не удается никогда
но кто-то
все же водит
ее на поводке
по жизни
и смеется
когда прохожие
шарахаются прочь.



* * *

Все поклоняются
солнцу
а я — тишине
мне она заменяет
всю жизнь
ей кончается все
что когда-нибудь было
и будет
и на ней
платье вечности
с множеством звезд
я люблю ее очень
за то
что она молчалива
и не верит
в пустые слова.



* * *

Тебе осталось
только утро
в сером платье
его нельзя обнять
и не о чем с ним
даже говорить
дождешься дня
он пасмурный холодный
и будет так похож
на злого пса
который вечно лает
на прохожих
неведомо зачем
и почему
а вечер будет
виноватый тихий
побитый
словно мальчик
во дворе

и ночь за ним придет
сердитой мамой
и спать уложит
в жесткую кровать.



* * *

Здесь утренний туман
размешан в чашке богом
и за ним
выглядывает солнце
из-за шторы
красивых белых облаков
они
в картинных позах
раскинулись на небе
загорают
а мы живем
внизу
в обычном мире
с зелеными кустами
воробьями
и серыми воронами
на крышах
плющом заросших
маленьких домов.



* * *

Ночь тяжелее всего
она будто бы
камень на шее
дни — очень легкие
словно пушинки
утро
обычно чужое
а вечер
похож на ребенка
долго он
в сумерках плачет
и долго
стоит за окном.

Иллюстрации: Чайльд Гассам