Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


СЕРГЕЙ АРУТЮНОВ



В ЛУННЫХ БЛИКАХ



Сергей Арутюнов — поэт, прозаик, критик, публицист. Родился в 1972 году в Москве. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького (семинар Т. А. Бек и С. И. Чупринина). Печатался в журналах "Дружба народов", "Дети Ра", "Зинзивер", "Футурум АРТ", "Знамя", "Вопросы литературы", газете "Вечерняя Москва" и других изданиях. Автор многих книг. Живет и работает в Москве.



ЕВРОПЕЙСКАЯ НОЧЬ

Мало знал таких я комнат,
Где любые звуки глохнут
В зарослях венка.
В комнате, где спал едва я,
Медленно устаревая,
Кашляли века.

Будто некие зачины,
В лунных бликах различимы,
Стул стоял и шкаф.
Позабыв свое названье,
Еле-еле рдели ставни,
Казни избежав.

На стенных панелях тщетно
Бушевало кватроченто
С ликами тайги.
То ленивы, то проворны,
Под фундамент бились волны,
Стлались мотыльки.

Спрашивал себя тогда я,
Есть ли мне судьба другая,
Чем крушенье волн?
Прихотью лишен подобья,
Господи, зачем я, кто я?
Скоро ль выйду вон?

Упираясь локтем в стену,
Сам себя от пут раздену,
Встану вдоль былья —
Сухости походных фляжек,
Духоте цветов увядших
Выжму тополя.

Поутру, слетев с катушек,
Собиратель душ заблудших
Посох навострит
Созывать любимых пташек,
От забот его отпавших,
На сценарный скрипт.

Мне же, черному от солнца,
Эта ночь на Вилле Сфорца
В дне отражена
Точно так же, как любая —
Маятника колебанья,
Пыль и тишина.



БОКСЕР

Что сгрудились, пасти раззявив?
Пробившийся в полуфинал,
Сменил я десятки хозяев,
А вольной еще не видал.
Какие ж вам шансы, дешевкам?
Ни в рожу, ни в спину плевка.
И в среднем, и полутяжелом
Цена мне еще велика.

Припомнив сноровку былую,
Обутый с правши на левшу,
Я верой обязан подлунью
И в зеркало редко гляжу.
Но, веря в себя, как в Россию,
Реку, становясь под удар —
Медвежьему русскому стилю
Я лучшие годы отдал.

Гуди ж, мировая Капотня,
Пускай за каскадом каскад,
Чей лик из Великого Полдня,
А дым клочковато космат.
Сучи нитяные волокна,
Затачивай нож поострей,
Звериную суть Вавилона
Сплетая из рваных ноздрей.

Пусть воздух еще не прогрелся,
Канава промерзла до дна,
Меж взорванных глыб Днепрогэса
Мне воля святая дана,
Когда, ни хрена не воздвигнув,
Горючей судьбой полупьян,
Иду, избегая извивов,
И хлеб свой крошу голубям.

 



* * *

Базарят в счет говна чурбанного —
Мол, где застанешь, гвоздани.
Не знаю, как у вас… в Чертаново
Чужие звери, как свои.

Вот при совках — чуть что, и на тебе,
Не Ада створка отперта —
Трещит кора, и ноет мантия,
Тычком пробита до ядра.

Такое было беззаконие —
Могли и цепью по башке.
Район теперь куда спокойнее,
Как леденец на петушке.

Случаются, конечно, трения.
Иной подпустит супруна,
Врубается порука древняя.
…Менты, конечно, сторона.

Закон такой — ножа внезапнее,
Напился, врезал — без ментов.
Не дружба, а одно название —
Черта, и цвет ее медов.

Ища себе на пропитание,
Кто б распускался под стопарь?
Не искушай дороги дальние,
Черты людской не преступай.



* * *

Я нипочем бы не ушел,
Заслышав мерное камланье
И звук, что звуком приглушен,
И пар, взошедший над котлами.

Я понял бы, что вот он, слом,
На этих флешах и редутах,
И век, завязанный узлом,
Стоит над ними, как придурок,

И я б увидел — это знак
Не завываний о регрессе,
Но та помета в небесах,
Что вряд ли крест, но перекрестье.

Скребя обойный лепесток,
Я б исповедался обоям,
И никуда б уйти не смог,
И не рыдал перед убоем.

 



* * *

От генезиса гекатомбы
До люлей по-охотнорядски,
Вседержителю, где мы, кто мы?
Не понять, при такой-то тряске.

Промытаренные в подщипах,
Обнуленных счетов остаток,
Четвериком сухих песчинок
Перетрясываемся в плацкартах.

При заносах почти рекордных
Обездолены и бездетны,
На мелькающих перегонах
Колготимся горохом в стены,

Наподобие тех букашек,
Что, чуть взблещет над степью сполох,
Так и сыплются с мест багажных,
Так и сыплются с верхних полок…

И, едва ротком яйцеглотным
Выкликая непобедимых,
Государство ревет циклопом,
Будто гвоздь ему влез в ботинок.

Улыбаемся — закозлило,
И, повзводно бритоголовы,
Умираем по стойке смирно,
Ко всему и всегда готовы,

И капелью звенит каплеям
Наше чаянье колдовское,
Поколенье за поколеньем
Обрывая на полуслове.



* * *

Как попаданцы с подлизанцами
Блатуют в плазменных экранах,
И корчится цивилизация,
Чей век и так прискорбно краток.

Лютует вольница казацкая,
И может призанять силенок
На героические цацканья
Коричневеющих зеленых.

Но уголька-то — слышишь? — хочется,
Донбасского, составов триста,
Во славу хипстерского скопчества,
Бомжового саксофониста.


Куда ж ты прешь, герой-стахановец,
Когда дружки твои струхнули,
Заслышав грохотанье гаубиц
При развитой инфраструктуре?

Поной-поной, как ноет ссадина,
Сиди по эглеты в попкорне,
Улавливая подсознательно
Простые признаки погони.



* * *

Что бы секстант ни шептал астролябии,
Мол, что ты мелешь, воровка, лазутчица,
В этих широтах лишь солнцестояние
Сущностно.

Как бы теперь ни глумились над истиной,
Длится она, как прибытие поезда,
И возрожденному к жизни таинственной
Боязно

Голос услышать, молитвы келейнее, —
Развоплощению радуйся, да не сгинь.
Летние сумерки, сумерки летние!
Анненский!

Кто б ни блуждал здесь, измазанным в сурике,
Музы бездомные, эльфы ли, гоблины,
Только единые летние сумерки
Подлинны.



* * *

Наирокезившись команчами
И по дешевке сбыв святыни,
Еще блажим, что только начали,
А глядь, виски уже седые.
Ярится память-подкаблучница,
И скрыться б от нее, да где там.
Уже, наверно, не получится
Предстать живым и многодетным.

А если в плане энтелехии,
Достигнут миг в качанье шатком:
Дружки пятидесятилетние
Не выглядят ходячим шлаком.
Уже ровесниками кажутся,
Капелью встречных зодиаков,
От вдрызг проношенного гаджетца
До снов, чей пепел одинаков.

Как ни застанешь, озабочены
И опасаются всечасно
За дисочки межпозвоночные,
Куда давно уже стучатся
И клювы зим, и троллей карканье,
И телефонов обрубанье,
И та пора, по жизни краткая,
Когда нас делали рабами.

Иллюстрации: М. Верёвкина