Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


АЛЕКСАНДР АЛЕШИН


Александр Николаевич Алешин родился в 1962 году в деревне Малая Драгунская Кромского района Орловской области. Окончил факультет журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Работал в ряде печатных СМИ Москвы. Публиковался в столичных и региональных изданиях. Автор сборника стихов "Четвёртое дыхание". В журнале "Подъём" печатается впервые. Живёт в Москве.


ЛЕДЯНАЯ КУПЕЛЬ


В ОЖИДАНИИ БОЛИ

Без счастья. Без страсти. Без воли.
В грехи превращая дела,
Живем в ожидании боли,
Не делая вроде бы зла.
Прессует нещадно эпоха
Стальные, упрямые лбы.
К чему мы готовы? К подвохам.
Чего мы боимся? Борьбы.
Разорваны струны и страны —
Не жизнь, а кошмарные сны!
Нам тридцать. А мы ветераны
Большой, незаметной войны.
С трудом отражаем атаки,
Ломая как прутья штыки.
Тот — красный.
Тот — белый.
Тот — всякий.
А эти уже далеки.
Ну что за такая эпоха?!
Ну что за такая страна?!
Нам плохо.
Им плохо.
Мне плохо.
Во всем виновата война?
Что делать, скажите, ребята?
Ответьте на русский вопрос.
А может быть, лучше не надо?
Продолжим свой гибельный кросс.
Продолжим… Как прежде, бесстрастно.
Пусть крутится это кино!
Ждем боль ежечасно… Напрасно.
Она уже в сердце давно.


* * *

За работою некогда слушать,
Как отчаянно сердце стучит.
Алкоголем рабочие глушат
То, что лечат микстурой врачи.
Не до ропота тем, кто в забое
Надрывает пупки и сердца,
Кто берется за дело любое
И доводит его до конца.
Поднимается солнышко выше,
Приглашает с собой в огород.
Истопник мемуаров не пишет,
Он их вместе с золой выдает.
Что болит? Только плечи и руки.
"Как дела?" — "Как дела? Хорошо!"
Тот, кто с сошкой, парадные брюки
Надевает на праздник большой.
Как он празднует? Глухо и дико.
Перепьет и — кувырк на матрац.
Только лег — уже кличут: "Иди-ка,
Выручай и Россию, и нас!"
Выручали. Спасали немало.
За спасибо. За кров. За харчи.
Ну, а если лошадка упала,
То ее и не рвались лечить.
Так и жили до смертного хрипа.
До крови. До слюней на узде.
…Написали, что умер от гриппа,
А он просто уснул в борозде.


МОНОЛОГ В ПОЕЗДЕ "МОСКВА—ОРЕЛ"

"Упустили Россию, — сказал
Седовласый попутчик в сердцах. —
— Был оркестр. В летнем парке играл,
А теперь — запустение, прах.
Разорили церквушку, пожгли.
Порубили старинные рощи.
Оторвались. Ушли от земли.
Проклинаем друг друга. Полощем.
Распродали буренок давно.
Деревенские избы забили.
А спроси, что такое гумно
Или прялка… Забыли, забыли!
Водку, правда, по-прежнему жрут —
Здесь традиции все соблюдают.
Несуразные песни орут,
Подерутся и вместе рыдают.
Вот такие, парниша, дела,
Возмущаюсь не просто, а ради…"
…Он шумел, а в окошке плыла
Наша Родина в зимнем наряде.


* * *

А. Кононову

В этот праздник — Крещенье Господне —
Не до песен и не до стихов.
Все, кто могут, ныряют в исподнем:
Окунулся — и нету грехов!
Все мечтают очиститься сразу,
Даже те, кто с трудом дотерпел,
Подключают и душу, и разум,
Чтоб нырнуть в ледяную купель.
Очищение плоти и духа.
Избавленье от скверны и лжи.
Кто-то рядом горланит на ухо:
"Ради этого следует жить!"
В волосах заиграли сосульки —
Тихий гимн уходящей Руси,
А у берега шепчут бабульки:
"Помоги нам, Господь, и спаси!"
Люди заняты, люди не слышат,
Что прошамкал старушечий рот.
Драгоценными камнями вышит
Этот вечер. И этот народ.
Свои тайны не всем доверяют.
Но сегодня, как будто в бреду,
Люди яростно в прорубь ныряют,
Чтобы было что вспомнить в аду.


* * *

Под прессом убогого "я",
Дерьмо у домов убирая,
Мы ищем такие края,
Где нету ни ада, ни рая.
Где нет ни врачей, ни калек.
Где счастлив последний рабочий.
Где просто живет человек,
Как хочет, с кем хочет, где хочет.
Мы ищем такую страну
Упорно, как воду в пустыне,
Как чью-то большую вину,
Как прошлых мгновений святыни.
Упорно, без пищи и сна,
Под ветром, метелью и градом.
Нам кажется, где-то она
Поблизости. Туточки. Рядом.
За лесом, за бурной рекой
Искать мы ее не устали.
Вот-вот прикоснемся рукой
К воротам из танковой стали.
Найдем мы ее. А пока
Мечтаем о ней ненароком.
Нам очень мешает река,
Которая рядом, под боком.
Нам очень мешают ветра,
Морозы и знойное лето.
Скрипят над трубой флюгера.
Ржавеет в канаве монета.
Та самая, что на проезд
Нам дали, а мы потеряли.
Поднимет ее и проест
Тот парень, с которым киряли.
С ним завтра пойдем по горам,
Пойдем, если не заругают…
Мы ищем намоленный храм,
А нам колбасу предлагают.


* * *

Счастье — дышать ветрами
Час или сто минут,
Солнцу в оконной раме
Зеркальце протянуть.
Ездить по дальним странам,
зная одно "уи"
В горнице, под диваном
Прятать стихи свои.
Счастье — не зная броду,
Плыть по реке весной.
Счастье — любить свободу
И не бояться снов.
Верить в друзей, как в Бога,
Так, чтобы бил озноб.
Счастье — одна дорога,
А не сто тысяч троп.
…Зябко. Роса как пудра —
Сразу видать следы.
Счастье — проснуться утром,
встать и попить воды.