Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Алексей ГОЛЯКОВ


Егор Серов родился в 1960 году. Окончил Московскую текстильную академию. Кандидат технических наук. Работал инженером-математиком, преподавателем вуза; коммерческим, финансовым, генеральным директором ряда предприятий. Был программным директором радио "Спорт FM", начальником службы планирования и выпуска программ радио "Культура" (ВГТРК), директором радио "Сити", главным редактором "Детского радио". Имеет множество профессиональных наград.


Слушай!.. Чтобы читать!


Заменить общение с книгой нельзя

Исполнился год, как в FM-диапазоне в Москве (105,0) начала работу новая радиостанция "Радио "Книга", к появлению которой прямое отношение имеет народный артист России Николай Расторгуев.
О том, что предшествовало рождению радиостанции, а также о самой среде, которая иной раз благоприятствует, но нередко и вредит столь значимым медийным проектам, нашему корреспонденту рассказал главный редактор новой радиостанции Егор Серов.


– Когда я писал концепцию этого радио, честно говоря, сам не верил в успех. На отечественном радийном рынке подобные попытки предпринимались не раз, но заканчивались довольно быстро с предсказуемым результатом: "игрушка" дорогая, монетизируется плохо, рождает одни только досужие вопросы: "Кому это надо?", "Кто эти сумасшедшие люди, готовые эту обузу на себя взять?" и т.д. А такие люди есть. Наш идейный вдохновитель – Николай Расторгуев. Генеральный директор – Игорь Николенко.
Более трёх лет вещания в Волгограде и год вещания в Москве подтвердили жизнеспособность концепции. Я до этого трудился генеральным продюсером на радио "Звезда". Так что опыт, накопленный на площадке литературных чтений на этой радиостанции, стал для меня и моих коллег некой отправной точкой. Что касается "Звезды", то её концепцию я прорабатывал с моим коллегой Михаилом Эйдельманом. Он в основном занимался музыкой, я – редакцией в целом и, так сказать, "буквами". Я придумал на "Звезде" немалое количество познавательных программ, и мы тогда начали много записывать того, что сегодня в жанровом плане стало устойчиво именоваться аудиокнигой.
Вообще, эта очень непростая задача – приобщение людей к большой литературе посредством красиво и грамотно звучащего слова – решалась в несвойственном формате: на информационной радиостанции. Литература – это как бы "непрофильный актив" для "Звезды". К тому же мысли "о добром и вечном", которые нам так хотелось продвигать в нашем эфире, надо было уметь сочетать с теми задачами, которые ставил перед нами учредитель – Министерство обороны РФ. Ну вроде получилось, – какого-либо противоречия тут, как мне кажется, не было. Наоборот, удалось решить многие деликатные задачи не прямо, не в лоб.

– Вы сами не первый год работаете актёром озвучивания, нет ли усталости от этого? Не трудно ли совмещать в себе функции руководителя, менеджера и чисто творческого человека?

– Это надоесть не может. И потому, что мне нравится эта работа, и потому, что я чувствую ответственность за то, что делаю, кроме озвучивания. Это же довольно обычная история: иногда проще и быстрее сделать самому, чем объяснить и научить другого. Когда ты долго не работаешь в студии, начинаешь буквально болеть: это сродни, я бы сказал, труду писателя, которому не дают возможности писать. Но вместе с тем надо понимать и сверхзадачу: делать литературную радиостанцию взамен чтения как такового – вещь не то что абсурдная, но не совсем честная.
Пришло и ещё одно важное понимание того, что (как это ни странно может прозвучать) чтения вслух не существует. Дело в том, что оно существует тогда, когда читаешь ребёнку на ночь. Или когда делаешь это опять же в кругу своей семьи. Тогда люди, которых ты хорошо знаешь, воспринимают текст особым образом. Вот это – чтение вслух.
А когда актёр берет чьё-то произведение, то, как правило, – если это сделано хорошо, – он отодвигает автора немножко в сторону. Потому что это уже не чтение, а прочтение. То есть между читателем (он же слушатель) и автором возникает дополнительное поле, дополнительное видение. И актёр (или чтец – неважно, как назвать этого человека) это видение предлагает. Мы можем с ним соглашаться или не соглашаться, но перед нами – его видение текста, его прочтение.
Тут есть две стороны: читать, совершенно не используя актёрской игры, без интонационного обозначения драматургических поворотов нельзя, а с другой – чрезмерный акцент на драматургии мешает слушать, вдумываться в текст. Поэтому какой-то длинный фрагмент лучше исполнять более нейтрально, без "слишком широкого" драматического диапазона; но опять-таки надо учитывать, что когда это происходит на радио (не забывайте, что человек на слух воспринимает не более 10% информации), просто необходимо отыскивать золотую середину. Нужно, чтобы, с одной стороны, было интересно, а с другой – чтобы слушатель знал, что всё равно перед ним – прочтение, и заменить общение с книгой ничем нельзя. Мы это важнейшее наблюдение вынесли просто "в лоб", в наш основной девиз: "СЛУШАЙ!..ЧТОБЫ ЧИТАТЬ!".

– Николай Расторгуев – человек очень известный. Как он вышел на вас?

– У радио "Книга" два учредителя – Николай Расторгуев и Игорь Николенко. Каким образом меня нашли?.. Ну знаете, я же не был сантехником (улыбается), а работал до этого не один год на радио, кое-чего удалось добиться, стать профессионалом, получить некоторую известность. Расторгуев и Николенко были в курсе, что я создаю концепцию вещания новой радиостанции. Обратились ко мне не напрямую, – через посредников; но это не важно, тем более что вскоре мы познакомились. Позже, когда радиостанция выиграла конкурс на вещание, сначала в Волгограде, встал вопрос, кто же этим непосредственно будет заниматься, и они организовали конкурс. Николай, кстати, ранее в буквальном смысле слышал меня как ведущего и чтеца на радио "Звезда", – в общем, имел представление, что я делаю, и ему направление моей работы было созвучно.

– Понятно, что станция не коммерческая. Как же с деньгами на радио "Книга"?

– Ответ очень простой: затея наша дорогая. Мы платим гонорары артистам, которые читают. Мы снимаем офис недалеко от центра Москвы, у нас стоят передатчики, которые нужно оплачивать. Кроме этого, мы периодически участвуем в конкурсах, – а чтобы на них быть допущенными, нужно оплачивать конкурсные взносы. Чтобы представить объём финансовых нагрузок, приведу одну цифру: набор частот для вещания в 47 городах, который мы выиграли в июне прошлого года, стоил без малого 85 миллионов рублей. Причём, учтите, – мы выиграли не сами частоты, а право на разработку этих частот. Это означает, что вслед за этим нужно вложить деньги ещё в каждом городе, где будет вестись трансляция. Закупить технику, получить согласование от заинтересованных инстанций, – например, чтобы диспетчеры в аэропортах слышали пилотов, а не радио "Книга", чтобы мы не помешали своим сигналом МЧС и всем другим оперативным службам. В общем, на все эти согласования ушло много времени, понадобилось море бумаг и т.д. И это всё, заметьте, опять-таки стоит денег, – так что инвестиции в проект весьма ощутимые. Но я спокойно говорю про цифру "85 миллионов", потому что она открытая.

– Для вас "Детское радио" – просто этап в биографии? Или нечто большее?

– Признаюсь, ничего сложнее я не делал никогда. Я очень люблю радио, давно на нём работаю, много в нём, без ложной скромности, знаю и понимаю… Но когда я как-то вечерком включил компьютер и пальцами взмахнул над клавиатурой, пытаясь быстро сформулировать, каким сегодня должно быть детское радио, то обнаружил, что знаю мало. Тогда я эту работу отложил и в течение четырёх с лишним месяцев занимался тем, что, набравшись терпения, встречался с психологами, педагогами, педиатрами – то есть с теми, кого называют странным словосочетанием "специалисты детства". И весь этот срок мои наставники реферировали книги, делали в них закладки, присылали мне сканы публикаций; и только потом у меня сложилась более-менее стройная концепция. Тогда я многое понял, в том числе и про то, кто такие дети.
Я понял, в чём взрослые, в том числе работники радио, часто ошибаются. Они относятся к ребёнку как к ещё не выросшему взрослому. А это ой-ой-ой, как далеко от истины. На самом деле дети – это просто другие люди. Вообще другие. С другой психологией, с другим восприятием мира. Мы, взрослые, очень часто забываем (а некоторые просто и не знают толком), что существует периодизация детских возрастов. Для меня же эти представления имели огромное значение, чтобы чётко, до деталей, представлять свою адресную аудиторию. И кто этого не понимает, тот сразу потеряется в целях и задачах, не уловив, каким образом твой контент нужно будет доносить как минимум до трёх возрастных категорий.
Сейчас там начала работать профессиональная команда, я многих сотрудников знаю лично. Можно сказать, с радио "Книга", по своей миссии, – мы в одной упряжке.