Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


СЕРГЕЙ МНАЦАКАНЯН


Бесконечный поиск


Вениамин Голубицкий. Поиск адресата. Стихи. М. Издательство О.Г.И. Екатеринбург Издательский дом «Автограф» 2017, 624 с. 500 экз.

Книга стихотворений Вениамина Голубицкого – это в каком-то смысле загадка. Я впервые прочитал это имя на переплёте хорошо изданной книги. Естественно, заглянул в интернет, где, как оказалось, автору посвящено немало статей, но не как поэту, а как предпринимателю, выходцу из властных структур и т.д. и т.п. Можете поинтересоваться сами.
Но вот книга с характерным названием. Вроде бы и не надо заморачиваться, а только без адресата никуда, да и незачем. Адресат – это ещё неведомый собеседник.
Попробуем разобраться в лирическом «багаже» незнакомого мне автора, который, очевидно, понимая непростую задачу читателя войти в его лирический мир, разбил книгу на главы, на отдельные, как бы тематические, разделы.
Не останавливаясь надолго на первом вступительном стихотворении книги, всё же отметим некую попытку автора отстраниться от созданного им «объекта», взглянуть на себя со стороны:

Читаю книгу, словно не свою.
Не я пою. Не я и в дудку дую.
Чуть-чуть ещё у бездны постою.
Что ей слова… Да и дела впустую.
Какая книга эта не моя!
Вся про меня, в ней все мои аккорды.
Но только вот чужая колея
И автор, слишком сочиненьем гордый.

Надо сказать, что в этом стихотворении многое характеризует дальнейшие страницы книги. Речь от первого лица, во многом бесхитростная и откровенная. Это не придуманные стихи – здесь всё по-серьёзному.
Перед читателем очень «вещная» книга – здесь много стихов, посвящённых вещам как хранителям памяти о прожитом. Не зря первый раздел книги так и именуется «Предметы и сюжеты». Вот они, предметы Вениамина Голубицкого: «То, чем я был, – всего набор вещей / И может, слов, промолвленных вдогонку, / – Моллюск, засохший в ракушке своей, / Монах, хранивший тусклую иконку. / Набор вниманья, ореол тепла / Распределил неровно, не по чину…»
Далее стихотворение, посвящённое обычному табурету. Ну а где табурет, там не обойтись без чаепития и старых часов:

Еврейское счастье – часы,
снабжённые праведным боем.
В них всё, чего ныне мы стоим:
Молитвы, грехи и посты.
На цепочке сторож живой
Минут неизбывной печали,
Они при конце и вначале –
Кивает мудрец головой.

И снова «Вещи», на коих держится жизнь человека, его маленькое житейское счастье. Старая потерянная игрушка – простой солдатик. Старуха, которая в горах мусора пытается заново отыскать свою жизнь. Вещи в начале книги обступают, завораживают, они глубоко укоренены в память автора. Даже сортир, построенный поэтом, очевидно, на участке друга, и тот возникает из прошлого неким лирическим волнением («для друга построил в деревне роскошный сортир…»). Проще говоря (словами автора): «Невозможно прожить в бессюжетных стихах, потому что в них время сокрыто в строфах…»
Поиск адресата – это практически письмо в бутылке, брошенное в бурные житейские волны. Вдруг выплывет и попадёт в дружественные руки… А если нет? Пройдём дальше по страницам книги Вениамина Голубицкого «Маршрутом сквозняков», как называется следующая глава. Здесь «Я вижу предметы сквозь кожу предметов иных, / Я слышу слова мне знакомой исчезнувшей речи. / В пространствах безмолвных, набитых словами, не стих / Мотив этот странный, он паром над чашкой, он вечен. / Я тенью останусь, теперь знаю наверняка, / Бродить между книг, между рифм и вещей неуюта / Маршрутами слов…»
Отдельно отметим следующие авторские разделы, на которые разбита книга. В них отражаются житейские «маршруты» поэта. Это главы «Учитесь жить без меня», «Фотография рядом была», «Перемещенье лиц» – стихи о путешествиях автора по дальним странам, «В копилке жизни сонной», «Приснившийся роман», «Заданные темы» – здесь привлекает внимание триптих, посвящённый Борису Рыжему, уральскому поэту, трагично ушедшему из жизни, «КОМПРОС и ВТОРЧЕМЕТ». Всего девять разделов, а могло быть девять отдельных лирических книг. Почему так подробно останавливаюсь на структуре этой книги, почему пытаюсь облегчить возможному читателю прохождение по ней? Потому что сегодня более чем шестисотстраничная книга стихов – это и вызов, и одновременно рискованная заявка. Названия разделов – это своеобразный путеводитель по большой книге. И в каждом разделе есть стихи, которые способны заинтересовать, задеть, затронуть чувства читателя. Проще говоря, не оставить равнодушным. Это и есть одна из задач поэтического слова.
Вспомним Серебряный век – прошло уже сто лет! – время тоненьких авторских книжек, когда читатель понемногу привыкал к именам и стихам. Сегодня другое время – привыкать просто некогда, да и тираж не предполагает большого круга читателей. Что такое в огромной и пока ещё грамотной стране пять сотен томов тиража. Родственники, знакомые, коллеги по работе, может быть, давние товарищи по учёбе, соседи по даче или другим жизненным маршрутам. Ну, и конечно, возможная презентация, возможные рецензии. Брошено письмо в океан, пошли круги и снова замерла водная гладь…
Поэт всегда ищет адресата. В сегодняшнем дне. В будущем времени. Этим бесконечным поиском занят и Вениамин Голубицкий.
Завершает книгу отзыв известной поэтессы и барда Вероники Долиной – на четвёртой странице переплёта: «Пристальный и неравнодушный перед нами человек. Пишет стихи в простоте, как дышит, как и положено. Хочу, чтобы таким стихам нашёлся читатель. И найдётся. Мы не одни на этой планете».
Мне остаётся только присоединиться к этим словам.