Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Дмитрий Филиппенко
«На побережье пульса»



М.: «Вест-Консалтинг», 2017

В 2017 году издательство «Вест-Консалтинг» выпустило книгу стихов Дмитрия Филиппенко «На побережье пульса», оформленную Сергеем Ивкиным. Над заголовком склонился к микрофону мужчина с гитарой, заднюю обложку украшает фигура скрипачки. Дизайн выполнен в теплых, бежевых тонах, что располагает к доверительному общению. И действительно, автор говорит с нами на простом и понятном языке. Тематика его стихотворений  довольно разнообразна. Стихи о любви, о дочери, о Родине, даже о штрафе за переход дороги в неположенном месте и горькие строки, осуждающие распущенное поведение футбольных фанатов…
Ориентация языка на лиризм выражается в интересных и простых образах: «Рыжий тополь за окном / c конопатою листвою», «На колпаке старого фонаря / звезды сидят — сутулятся». Природа — отклик и отражение эмоций автора. Компанейский и дружелюбный, Филиппенко открывается перед нами, как перед своими друзьями. О наболевшем он говорит непритворно, по большей части — серьезно, а местами — иронично и простодушно:

Грамотна, талантлива, умна —
Я ж простой и в меру не упитан…
Понял, почему ты влюблена —
Я гораздо лучше Брэда Пита!

Если отбросить реминисценции, становится понятно: автор от скромности не заболеет. Хотя, безусловно, это шутливое заявление имеет место быть. Герой Дмитрия Филиппенко — серьезный и надежный человек, не лишенный благородства. Он нелицемерен, а потому — убедителен. Большая и широкая душа переживает о многом, а за Россию — особенно. Например, в стихотворениях о футболе — короткие строки, в которых сильные эмоции передаются разговорной лексикой:

Опять футбол? Налей и говори…
Трехзвездочный коньяк
               Вполне приличен.
А футболист с фамилией Насри —
Для русского народа символичен.

Читателя, далекого от игры, помимо проблем с эвфонией, в этих строках смущает некоторая логическая нестройность: символичная все-таки фамилия (точнее, ее неблагозвучие), а не человек. Но все фанаты сборной России по футболу понимают, о чем речь. В другом стихотворении автор с болью описывает неприглядную ситуацию, сложившуюся в российском спорте:

Не требуйте от футболистов
Больших и великих высот,
Когда за Уралом убийство
Футбола впрямую идет.

Этот герой труженик. Работает самоотверженно, а радость находит в любви. Все, что он ни делает, он выполняет основательно. Работает с полной отдачей, в любви — честен. Те же качества  — верность и добродушие  — он счастлив увидеть в своей возлюбленной. И беседует с ней без обиняков:

Как хорошо, что яркая душа
Дана тебе за любящее сердце!
Ты не боишься сделать первый шаг.
Ты женщина, в глазах которой — детство.

И все же, надо подчеркнуть, что рифма нуждается в дальнейшей проработке. Вот примеры неудачной рифмовки однокоренных слов: «завтра—завтрак», «скучаю—переключаю», «легкие–легкая». Однако встречаются и свежие, неожиданные рифмы: «капли–раб я», «снег–покраснел». В основном, Филиппенко пользуется часто употребляемыми созвучиями: «сердце–детство», «сосен–осень», «флаг–кулак».

Прямолинейность некоторых высказываний (к примеру, тяжеловато звучат строки «Мне остается вспоминать / Любви смертельные уколы») в лирических стихотворениях несколько снижает их художественную ценность. В то же время резкость выручает автора, когда он смеется над собой и предельно искренен:

Ну, вот мы подъезжаем на вокзал.
Куплю билет домой, к жене поеду
И поменяю жизненное кредо —
Не буду больше заливать глаза!

О трудовых буднях Филиппенко предпочитает не упоминать, ибо работа и так занимает огромное место в его жизни. В сборнике почти нет текстов про шахтерский быт, за исключением одного, посвященного самой опасной из «мирных» профессий:

Я погребенный заживо лежу,
Меня глотают аритмично легкие.
Я ощущаю каменную жуть:
Ведь я не знал —
                  земля такая легкая!

Дмитрий Филиппенко пишет легко и много. Достаточно подробно автором описаны родной город — Ленинск-Кузнецкий, смена времен года, чередование настроений лирического героя: «проспекты, ливни, фонари»… Порой чувствуется некоторая торопливость изложения, стремление объять необъятное. Но энергичное, оптимистическое мироощущение автора не может не радовать. Замечу в заключение, что подобное мировоззрение в наше время — редкость. Хочется пожелать автору как можно дольше сохранять это светлое настроение, помогающее жить, любить и творить.

Ольга ЕФИМОВА