Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Чингиз АБДУЛЛАЕВ


ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО – ЧЕЛОВЕК-ЭПОХА


Умер Евгений Евтушенко... Уходит целая эпоха. И ты понимаешь, что действительно уходит время. Время невероятных свершений и надежд. Время, которое он обессмертил. Это был великий поэт, со всеми недостатками и достоинствами своего времени и своей эпохи. Я начинаю чувствовать себя Мафусаилом... Какие люди ушли! Великий циник и блестящий собеседник Сергей Михалков, с которым я так дружил... Великий мудрец Камило Хосе Села, дома у которого я был... Изумительный и парадоксальный Жозе Саррамаго, с которым я познакомился в Португалии... И, конечно, Евгений Евтушенко, которого я хорошо знал и который даже посвятил стихи моему герою Дронго. Сейчас не время писать о себе, время вспоминать великого СОВЕТСКОГО и РУССКОГО поэта, который так и не получил Нобелевскую премию. Хочу сказать, что его стихотворение было как награда. Незатейливая шутка Мастера! Копию стихотворения я еще два года назад передал послу России в Азербайджане.

Кто изо всех бакинских уроженцев
тех,кто по-русски пишет, знаменит?
Маэстро наших триллеров неженских,
где Ницше, Борхес, яды, динамит,
и вздохи ветеранов совспецслужб
об СССР и о распаде дружб
народов стольких, прежде братских, стран,
включая и родной Азербайджан.
О чем скорбит разведки ветеран,
наш Конан Дойль бакинский Абдуллаев,
ветрами всей планеты обдуваем
и шерлокхолмсит в Турции и Конго
под псевдонимом странной птицы
– "Дронго"
И книг его бестселлерных мильоны
мильоны и читают умиленно,,,
И вот Чингиз Акифыч Абдуллаев
культурой мировой не обделяет
себя от Будды до Эжена Сю
и в триллерах эпиграфит вовсю.
Эпиграфы его шипят как в пене

там рядом Шопенгауэр и Шпенглер,
и рядышком, пристроясь, как свои,
Джеймс Джойс, Акутагава, Бо Цзю И.
Хочу просить всеславного Чингиза,
чтоб средь вселенской немоты
он сам со скрупулезностью
"чекиста"
эпиграфил и русские стихи.
О, если б мы стихи подговорили,
милльонного добившись тиража,
тишком вползать эпиграфами в триллер
с изящной нелегальностью ужа.

Евтушенко написал тогда продолжение – про бакинскую поэтессу Лиснянскую, назвав ее "Бакиня". Мы были хорошо знакомы до этого, встречались в Международном союзе писателей, и он несколько раз звонил мне из Америки и говорил, что его жена читает мои книги...
Все равно получается про себя... Я уже говорил, что это шутливое стихотворение поэта я воспринял как награду, ведь он был одним из самых моих любимых поэтов! Совсем недавно я прочел его поэму в музее, где было много послов и гостей. В гостях у российского посла я тоже читал Евтушенко! Он читал мне Пастернака! Уходит эпоха! А каких азербайджанцев я знал! Исмаил Шихлы, Мирза Ибрагимов, Сулейман Рустам, Джабир Новруз... Перечислять можно долго. Они не уходят навсегда. Они навсегда остаются с нами. Навечно! Мир вашему праху, Евгений Александрович. Вы любили жизнь! И жизнь любила вас. Самые умные и красивые женщины восторгались вашим талантом! Пятеро сыновей – мечта любого отца! Восемьдесят пять лет жизни! Всемирная слава! Миллионы почитателей! И тысячи недоброжелателей (это тоже закономерно). Конфликт с Бродским, который остался незаживающей раной, ваша неоднозначная реакция на все события, происходящие в мире... Все уходит! А строчки, слова, стихи, книги – остаются! Завидуйте, завистники! Вам его уже не достать! Он теперь в вечности. И там останется навсегда.