Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


ЕВГЕНИЙ СЕМИЧЕВ


СЕМИЧЕВ Евгений Николаевич — выдающийся современный поэт, секретарь Союза писателей России, автор 10 поэтических книг, лауреат всероссийских литературных премий. Живёт в городе Новокуйбышевск Самарской области.


В ДУШЕ У МЕНЯ ТИШИНА


* * *

В небе вольные птахи
Рассекают простор.
В белой Божьей рубахе
Софийский собор.
С покаянною дрожью
На молитву встаю.
Мне за пазухой Божьей
Хорошо, как в раю.
В жизни бренной и тяжкой
До скончания лет
Всем нам служит рубашкой
Божий праведный свет.
На пиру и на плахе
Русский зла не таит,
В белой отчей рубахе
Перед Богом стоит.
И в Господней вселенной
Осеняют простор
Крест нательный нетленный
И Софийский собор.


* * *

Листобоем напролом
В дом вломившись спозаранку,
Осень за моим столом
Стелет скатерть-самобранку.
Ломит тучный каравай
И поводит томно бровью.
Говорит: “Отец, давай
Выпьем за твоё здоровье!”
— За здоровье! — Я не прочь,
Хоть глаза твои — туманы,
Но к здоровью приторочь
Спирта полные стаканы.
Коли ты — родная мать,
Невзирая на погоду, —
Гулевать так гулевать! —
Разбавлять не будем воду.
На двоих с тобой вдвоём
Каравай судьбы разделим
И отчаянно споём
Колыбельную метелям.
Неспроста, не задарма
Нынче праздник в доме нашем.
А сварливая зима
За окошком пусть попляшет.


ЮГРА

Проделав путь томительный неблизкий,
Приветствую тебя, моя сестра,
В Самарове (читай, в Ханты-Мансийске)
Вогульская остяцкая Югра.
Сорвавшийся с лихого крутояра,
Твой волжский брат, растроганный до слёз,
Земной поклон от города Самара
И жигулёвской вольницы привёз.
Готов поклясться нашей общей мамой,
Что не один я нынче с толку сбит.
Раскопанный в степи заволжской мамонт
Своим югорским родичам трубит.
Когда бурлит над Волгой вешний ливень,
Тараня грозовые облака.
Над степью выгибается, как бивень,
Гудящая Самарская Лука.
Когда клубятся волжские туманы,
Вздымаясь до небесной высоты,
Толпятся жигулёвские курганы,
Как первобытных мамонтов хребты.
Самарово — и я самарский, то бишь! —
В любви моё признание прими.
Ведь все мы — дети мамонтовых стойбищ,
По Божьей воле ставшие людьми.


* * *

Душа у меня молода —
Из хрупкого, тонкого льда.
Когда лёд оттает,
В душе расцветает
Подснежников нежных гряда.
В душе у меня бирюза
Прозрачная, словно слеза.
Звенящее лето.
И сполохи света
Мои застилают глаза.
В душе у меня тишина.
Душа несказанно пьяна.
Небесная просинь.
Бездонная осень.
Во всём виновата она.
В душе моей снежная тьма.
Наполнены всклень закрома.
Сварливая печка.
Замёрзшая речка.
Горбатая ведьма — зима.