Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Максим ВАСЮНОВ


Максим Васюнов — родился в Нижнем Тагиле. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета. Занимается телевизионной журналистикой и документальным кино. В последние годы живет и работает в Москве.


Там, где белеет снег...


Гостья-луна

1

Смуглая луна в зелёном чае
Плещется, дурная, — не усну,
Я луну в стакане раскачаю —
выплесну.

2

Смуглая луна разбудит тени,
Забалуется, оденется в зарю,
Посажу шалунью на колени —
выпорю.

Смуглая луна, как понарошку,
Раскраснеется, шмыгнёт к окну —
Я луну в окно, как кошку,
вышвырну.

3

Смуглая луна в зелёном чае
Плещется — пришла опять,
Я луну тихонько покачаю —
будем спать.


***

Там, где белеет снег
И саднеет пар у рта,
Там, где начало рек —
За пазухой у Христа
Выдохнешь лёд и ног
Не чуя — дождём домой
или снегом, как Бог
…зимой.


Памяти Владимира Высоцкого

Внутрь, в нутро иголка —
Нужная книжная полка
Берёт своё.
Рифмы, слова и точки
Колют — краснеют мочки,
ё-моё.

Голос в душе и в душу
Рвётся, хрипит и наружу —
Из тьмы —
Света ему напророчили
Кони, козлы и прочие
Мы.

Чтоб по полям, по обрывам
Словом — да не надрывом
Одним
Бежать, погонять, споткнуться
И, глядя туда, улыбнуться
Ему
с Ним.


***

От стрекозы до луны — нить,
Рыболовная леска,
Забытая, может быть,
В ожидании плеска —
Удара волны о волну
Или о время. В отместку
Тому, кто бросил луну
В стрекозу...


***

Из всех занятий в этом городе я предпочитаю растягивать ресницами
светофоров кресты.
Когда со всеми аборигенами на ты,
то лучше уходить в пространство,
от пустоты —
извините за моё упрямство —
нужно нырять в кусты.

Из всех кустов в этом городе я предпочитаю шиповника дикую розу,
Похожую на круги
Под глазами любимой, с которой враги
И которой нет дела до этого города.
Отче, нам помоги
или хотя бы яви Свою бороду.
Но не видать не зги.

Только кусты, кусты…


***

Дождь рождается на земле
Каплей, шаром земным
Обнаруживает на стекле
Себя и переходит в дым.

Дым достигает дна лужи
В глазу, он опадет к утру
Окунем рыжим в Туру,
Что сеткою кружит
Вдоль одичалых скал...

Так я Тебя узнавал.


***

Напиши мне, как сильно — бабочка режет стекло
левым крылом, напиши мне — много воды и луны стекло
по календарю, циферблату, стакану, будет поздно...

Напиши мне, как больно — прилетают чижи и молчат —
смотрят Богом, напиши мне, пока не узнал этот взгляд,
напиши, напиши, напиши, лучше поздно...


***

Почему мы не встретились раньше
В городе, где за дымом не видно заката
И где небо — это только заплата,
Только часть моего окна.

Почему мы не встретились в мире,
Где встречались мне ангелы в юбках
И куда на пыльных попутках
Никогда не доедет весна.

Почему мы не встретились даже
В городе векового леса,
Где не жить, если нет интереса
Стать свободнее.

Почему мы не встретились раньше
Здесь, где ломаются тени,
Где влюбляются только от лени —
В дни новогодние.

Почему мы не встретились раньше
Там, где летали в мечтании,
И в этих мечтах заранее
Я видел тебя не раз.
Почему мы не встретились позже,
В этом, верно, Его уловка,
Или ангелам стало неловко
Петь без нас?


***

Нежностью благослови — на улыбку луны
Своею улыбкой ответь, руки сомкни —
Так удобнее греть, чай завари — этот чай
Ночь поможет допить, ночь привечай —
Этой девушке шить твои сны до шести,
темноту обрамлять крепким чаем,
на рассвете плести. Твои косы плести —
словно мир перевенчивать с Раем.

Нежностью благослови — просто моргни,
ты просто моргни, мир замкни, обесточь...

Тем, кто признаньем скривил твои дни,
куплен билет в твою ночь...


***

На краю Пархоменко,
где шумнее Смычка,
повстречались Оленька
и Максимочка…

Хата на хрущевский лад —
двадцать метров двушечка.
Отбивало сердце в такт
Поездам-теплушечкам,
Панцирь лопался и в пыл…
Дальше опыт личный…
Где-то здесь Рязанов жил,
режиссер столичный, —

на краю Пархмоменко,
где шумнее Смычка.
Закурили Оленька
и Максимочка.

Мыши в душе терли нос,
в окна зона лезла,
сонный первый паровоз
потянул железо…
Только было до луны
двум в малосемейке —
счастья полные штаны,
панцирь — на фанерке.

На краю Пархоменко,
где шумнее Смычка,
засыпали Оленька
и Максимочка.


***

Жанне Коробейниковой

От немоты спасешь —
Ангелом заговоришь
В девять — озноба дрожь,
Будто увидел Париж

Или зажал капель —
Пальцами. Или слезу.
Или прогнал метель,
Или замкнул грозу.

Девять, опять знобит,
Но не услышу слов —
С Ангелом говорит
Город немых дымов.


***

Сад содрогается понемногу —
Это подарок Богу,
Или на откуп луне
Ангелы высыпали на дорогу,
Их не узнали, к порогу
Вернулись, выплакались в стороне
бабушки, дети, собаки, вороны —
Это осенние стоны.
От четырех ветров
Сад содрогается, звоны,
в белом выносят иконы
ангелы. Русский покров.


***

Ногти ломаешь — покой
Даже не снится Москве.
Лягу у церкви — укрой,
Переночую в листве.

Тихо и немо, на вдох
Небо ответит дождем.

— Кто это, папа? Бог?
— Не разбуди. Идем...


***

Знаю, дома на Невском топят сердцами любимых,
так источается нежность от белых каменных труб,
так пролетают зимы, мои пролетают зимы,
мне остаётся влажность твоих недосоленных губ,
мне остается вьюга где-то в конце Фонтанки,
брошусь в неё и встречу — нет, не тебя, не тебя —
девушку в красном платье: ведьму или русалку,
она меня завлекает в хоровод мартобря.

И вот на мосту, на канале, где захлебнулась речка,
где мусор на льду не портит сумерки красоты,
меня затолкают в печку, я сам затолкаюсь в печку —
нежностью чтобы дышала, чтобы дышала ты.


***

Смерть обману, обману
друга, подругу, луну,
девочку — ей ни к чему
прыгать во тьму,

ад обойду, обойду —
холодно ныне в аду.
Данте, ворота закрой,
на сегодня отбой.