Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Впервые Юлию Попову я услышал в одном из ярославских ресторанов. Чистый, даже чуткий, вокал. Неравнодушие — и в образе, и в голосе. Я бы и не подошел к этой юной, но уже оформившейся певчески девушке, если бы не интонация — та, что не оставляет места для фальши и трогает за живое. Можно петь сильнее и ярче, можно удивлять гроулингом и шипением, одно нельзя подделать: искренность. Юлия лично переживает каждое слово, каждую ноту, — она живет песней. И уже это стало поводом для беседы.



Юлия Попова:
«В песню нужно влюбиться с первого взгляда!»

— Юлия, как и когда музыка пришла в Вашу жизнь?
— Очень рано! Спасибо большое родителям: у нас дома хранится большое собрание записей — от рока до классики. Ну а когда я училась в первом классе, то попросила маму отдать меня в музыкальную школу — на фортепиано. Вскоре заявила, что хочу петь. А потом начались занятия в вокальных коллективах, где я точно поняла, что пение — мое призвание.
— Расскажите о коллективах, с которым Вы сотрудничаете.
— Профессионально я начала выступать с «Энерго-брасс-оркестром» (дир. А. Зубарев). Также сотрудничаю с духовым эстрадным оркестром и военным оркестром ракетного училища под управлением Сергея Болдырева. Пела с оркестром русских народных инструментов «Струны Руси» (дир. Е. Агеев) и ансамблем русских народных инструментов «Серпантин». Тот коллектив, с которым Вы меня видели, называется «Бирюзовые колечки», его руководитель — Сергей Игнатьев. В его репертуаре — старинные русские, цыганские романсы, русские народные и бардовские песни.
— Получается, Вы любите экспериментировать?
— Да. А сейчас я буквально влюбилась в джаз. Этот жанр привлек загадочностью, красотой и раскованностью. Только в джазе певица имеет полную свободу, может попробовать себя в роли и дирижера, и руководителя ансамбля. К тому же, я учусь в Московском институте культуры и искусства — как раз эстрадно-джазовому пению.
— Исполнение песни — это ведь не просто пропевание, но и — проживание. Как входите в песенный образ?
— В одном человеке может жить очень много характеров и образов. Нужно суметь отыскать тот уголок души, из которого черпаешь эмоции для конкретной песни. Работа певца —  не только голосовая, но и душевная. К тому же, я никогда не пою абстрактно. Всегда — о себе. Добавляю реальную жизненную ситуацию в контекст песни. И хотя не всегда способна прочувствовать тот или иной текст в силу возраста, переношу в музыку эмоциональный опыт из книг и фильмов.
— Получается, работа певца и актера во многом схожи?
— Именно. Разница лишь в том, что певцу нужно донести главную мысль своего «маленького спектакля» всего за 3–4 минуты. Но такой подход применим только к песням со смыслом, чего так не хватает в наше время.
— Какой должна быть Ваша идеальная песня?
— Успех песни зависит от многих составляющих: запоминающаяся и удобная для исполнения мелодия, хороший текст, аранжировка. Но самое главное, чтобы песня была обо мне. Если влюбляешься в песню с первого взгляда, то успех обеспечен!

Беседу вел Владимир Коркунов