Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы


Павел Жагун: «Кто считает меня своим другом, тот и есть мои друг»


Павел Жагун — личность отчасти легендарная. Будущий поэт (а еще: прозаик, музыкант, продюсер и художник) вырос на Украине, окончил Киевское высшее музыкальное училище имени Глиэра по классу трубы. Начиная с 1970-х годов работал в симфонических и джазовых коллективах, затем (обращаемся к биографии) «занимался сольными индустриальными шумовыми проектами и продюсированием независимых групп». Наш герой — создатель ряда музыкальных групп, включая повсеместно известный «Моральный кодекс». Песни на его стихи исполняют лучшие артисты отечественной эстрады: Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, Игорь Николаев, Ирина Аллегрова, Михаил Боярский и др.
Но самое необычное в литературном творчестве Павла Жагуна то, что он — единственный (во всяком случае, другие мне не известны), кто сумел совместить две ипостаси — поэта-песенника и поэта — без потери качества в последней. Более того, оригинальные стихотворения получаются у Павла Николаевича диаметрально противоположными — взращенные на нивах авангарда и поставангарда. Как поэт он публикуется в толстожурнальной периодике: «НЛО», «Воздух», «Урал», «Новый берег», «Волга» и др.; входит в премиальный процесс (шортлист Премии Андрея Белого, 2009); выпускает сборники стихотворений в издательствах «Эксмо», «Пушкинский фонд», «АРГО-РИСК», «НЛО»…

В нашей беседе мы поговорим об особенностях написания стихотворений и текстов, о количественно и качественно разной аудитории и, конечно, заглянем в творческую лабораторию мастера.

— Павел Николаевич, в поэтической среде Вы известны как поэт, пишущий ярко и современно. Вместе с тем, Вы — один из востребованных и любимых в народе поэтов-песенников. Как удается совмещать ипостаси?
— Для меня песенный текст не является поэзией в полном смысле слова, это - скорее, драматургия, использующая стихотворные приемы и формы. Песенный текст изначально предназначен для определенного персонажа со своим мировоззрением, со своим, обусловленным сценическим образом, уже существующим внутренним миром. Песенная поэтика, как и развлекательная музыка, во многом состоит из общих клише, я называю это «внешние языки», - поэтический же, стихотворный текст требует «внутреннего языка» - индивидуального, аутентичного высказывания.
В этом для меня состоит основное отличие стихотворения от песни.
— Вам не обидно, что Ваша оригинальная поэзия интересна лишь небольшой группе профессионалов, что две аудитории, с которыми Вы работаете, различаются разительно? Есть ли шанс, что интерес к поэзии (именно к поэзии, а не к текстам) вернется?
— Меня мало интересует количество людей, больше волнует их качество. Это касается любой моей деятельности. Интерес к поэзии в последние годы только повышается, в связи с наличием Интернета, где любой пользователь приобщен к письму и чтению. Сегодня вряд ли можно пожаловаться на малое количество рифмующих в Интернете, здесь, как и всегда, проблема в качестве этих многочисленных текстов. А поэтические тексты сегодня, как и любое современное искусство, требуют определенных знаний и подготовки для восприятия и интерпретаций, и я абсолютно не уверен, что какие-нибудь качественные филологические стихи должны звучать из каждого утюга и собирать стадионы слушателей. Элитарная культура никогда не станет массовой. Это одна из марксистских утопий.
— Как случилось, что Вы ступили на стезю поэта-песенника?
— Когда в начале 80-х одна из наиболее профессиональных московских групп новой волны «Карнавал» распалась на две части, и все тексты перекочевали с Владимиром Кузьминым в «Динамик», Александр Барыкин, зная мое увлечение поэзией, предложил написать для обновленного состава «Карнавала» новую программу текстов на музыку. Тексты из винилового альбома «Ступени» были положительно отмечены в центральной прессе.
— Работа над песней — что это для Вас? Попытка простыми словами поведать о сложном? Возможность общения с «широким читателем» — зрителем? Или вид досуга и средство заработка?
— Песня - весьма емкий и интересный жанр. Самое уникальное его качество -вездесущность. Все народы имеют свои «большие» песни. Мне интересна любая работа со словом и звуком.
— Однако, в любом случае, это работа. Как Вы подходите к процессу написания песни? Александр Шаганов рассказывал, что в течение дня прокручивает в голове присланную мелодию, а вечером садится и пишет текст. Что таится в Вашей творческой лаборатории?
— Я решаю разные творческие задачи и они требуют различных творческих подходов: в основном я ищу главный фоносемантический образ произведения, от которого потом расходятся круги смыслов.
— В новой книге песенной лирики Игорь Николаев поместил среди прочих «звезд» и Вашу фотографию. Мне кажется, это дорогого стоит. Кого из артистов эстрады Вы можете назвать друзьями (или отношения исключительно рабочие?) и с кем сотрудничество наиболее дорого?
— Я давно следую мудрому совету одного древнего суфия, который на вопрос о дружбе ответил так: «не трать свое время на тех, кто тобой не интересуется». Кто считает меня своим другом, тот и есть мой друг.
— Можете поведать необычную историю, с которой сталкивались в Вашей практике поэта-песенника?
— Один добродушный подвыпивший известный поэт признался мне, что по случайности на его имя записали одну из моих довольно известных в начале 80-х песен. «Мне она нравится, и я даже гордился ей несколько лет. обещаю переоформить». Фамилию автора по известным причинам называть не буду.
— И, наконец, вопрос, который многократно повторяется на всевозможных форумах. Что Вы можете посоветовать человеку, который только мечтает стать поэтом-песенником?
— Если бы песенные тексты были поэзией, все русские хиты были бы на стихи Пушкина или Лермонтова. Песня это - драматургия. Монолог с точно выверенной фонетикой и ритмикой. Самое главное в песенном тексте - звук.

Беседу вел Владимир КОРКУНОВ